Заместитель министра экономического развития РФ Олег Фомичев: «Инновационное развитие России — это вопрос веры»

31 октября в Москве открывается второй форум «Открытые инновации», куда со всего мира приедут люди, задающие очертания современной цивилизации.

27 октября 2013 в 16:46, просмотров: 4269

 Среди них — инвестор биотехнологической отрасли Стивен Барилл, учредитель первого в мире предприятия по космическому туризму Питер Диамандис, главный технический директор Европейского аэрокосмического и оборонного концерна Жан Ботти, директор по новым продуктам и решениям Google Enterprise Шайлеш Рао, президент по международному производству Sony Pictures Television Андреа Вонг и многие другие. Накануне «МК» обсудил перспективы «технологического рывка» России с членом оргкомитета форума, заместителем министра экономического развития РФ Олегом ФОМИЧЕВЫМ.

Заместитель министра экономического развития РФ Олег Фомичев: «Инновационное развитие России — это вопрос веры»

ЦИФРА

Более 500 000 тыс. рублей составляет бюджет форума «Открытые инновации» на 2013 г. Сюда входят средства организаторов (институтов развития и Правительства Москвы), взносы участников и экспонентов выставки, спонсорские пожертвования.

— Олег Владиславович, какие значимые итоги первого форума вы бы отметили спустя год?

— Я немного напомню историю. Прародителем нашего мероприятия был форум «Роснанотех», проводимый «Роснано», — один из самых крупных нанотехнологических съездов в мире. Затем появилась идея объединить усилия разных институтов развития, в том числе РВК, ВЭБа, Правительства Москвы, и вместо нескольких узкотематических встреч сделать одну универсальную — по всем инновациям. Это позволило бы привлечь интерес более широкого круга, одновременно статус оргкомитета повышался до уровня премьер-министра.

Окончательное решение о форуме приняли в феврале 2012-го, но пока создали все программные комиссии, определили список ключевых международных спикеров, которых надо пригласить, до события осталось всего несколько месяцев. А у людей такого уровня (руководители Shell, Microsoft, Google, Nokia) графики расписаны на год вперед. То есть мы работали в очень сжатые сроки, задействовали все ресурсы — посольства, торгпредства, знакомых. Поэтому главное достижение — то, что в итоге первый инновационный форум в России состоялся и внимание мирового инновационного сообщества было привлечено не только к глобальным технологическим трендам и развитию глобальной инновационной системы, но и к роли и участию в этих процессах нашей страны.

…В советское время у нас была практически замкнутая, автаркичная экономика: мы старались собственными силами создавать и продукты, и технологии по всем направлениям. В современном мире это невозможно: инновации появляются во всех точках мира — и кто быстрее их использует в другой точке, тот и выигрывает. Без международной кооперации, вовлечения в мировую систему нельзя. К сожалению, последние 15–20 лет мы выступали в этой системе в качестве донора инноваций — фактически проедали старое советское наследие всем миром: разработки из отечественных институтов сравнительно за небольшие деньги утекали за рубеж, все ценное, что можно было коммерциализировать, коммерциализировалось там. Теперь наша задача — войти в «клуб» мировых инновационных держав как полноценный партнер, встроиться со своими разработками в глобальную цепочку стоимости и получать свою часть прибыли, дополнительные технологические возможности из других стран.

Еще один результат первого форума — очень высокий интерес российских участников. Были представлены все ключевые органы власти, ответственные за инновации в стране. Более половины регионов участвовали на уровне минимум вице-губернаторов, приехали около 20 губернаторов. Практически весь малый и средний инновационный бизнес так или иначе (как посетители, зрители онлайн-трансляций) следил за дискуссиями.

— Иностранцы иной раз снисходительно относятся к нашим попыткам устраивать «мировые акции». Во всяком случае, приходилось такое слышать от жителей Милана о неделях моды в Москве. Насколько активен интерес стран к российской инновационной площадке?

— У нас очень много конкурентов и в Европе, и в Азии, которые борются за то, чтобы венчурные капиталисты и ведущие компании инвестировали, размещали производство, кооперировались с разработчиками именно у них. Поэтому надо продвигать свою страну усиленно.

С другой стороны, нельзя сказать, чтобы мы кого-то упрашивали: «Ну приедьте!» Возможно, Высокой модой Советский Союз не мог похвастаться (у нас только Слава Зайцев пытался шить для первых леди государства), но в плане технологического развития СССР всегда был одним из глобальных лидеров: со своим атомным, космическим проектом, физикой, мощными биотехнологиями. В этом плане у нас имидж страны с очень высоким технологическим уровнем, у РФ большой потенциал, которым мы пока недостаточно эффективно смогли воспользоваться.

— Потенциал или прошлое?

— Я скорее склонен говорить про потенциал. Да, многие технологии, техника морально устарели или утеряны, но основное хранилище информации — в людях, а люди хуже не стали. Значительная часть уехала в 90-е, но и сегодня в наших кластерах в Новосибирске, в Томске, в Москве происходит много чего интересного. Последние три года объем венчурных инвестиций каждый год удваивается — по скорости роста мы занимаем второе место в Европе. Крупный бизнес размещает у нас свои R&D-подразделения (от англ. research and development — отдел исследований и разработок. — «МК»). В рамках Постановления правительства РФ№220 ведущим мировым ученым платятся большие гранты, чтобы они приезжали в Россию организовывать научные школы, лаборатории, проводить исследования.

Кстати, еще в прошлом году родилась идея, чтобы ежегодно партнерами форума становились одна-две страны с высоким уровнем инновационного развития — и в этот раз дали согласие сразу и Финляндия, и Франция.

— Недавно на «Ночных дебатах» — дискуссия с участием московских и федеральных министерств, владельцев бизнеса, венчурных инвесторов — обсуждался вопрос: «Может ли Россия стать лидером высокотехнологичного производства». По итогам голосования зала более 70% ответили «нет». Аргументы — отсутствие у власти четких планов, сопоставимых с первыми советскими пятилетками, утечка мозгов, низкий уровень инвестиций... Прокомментируете?

— Это не вопрос знания, это — вопрос веры. Доводы у всех свои. Насчет отсутствия масштабных проектов замечу: большинство стран, ставших сейчас инновационными лидерами, стали ими без каких бы то ни было крупных госпрограмм, подобных космическому проекту. Сегодня речь идет об инновациях в потребительском секторе, в электронике, в медицине — все они делаются или на уровне частных компаний в R&D-подразделениях или в огромном количестве малых компаний, которые отпочковываются от университетов. Ключевое значение имеет не государственное определение каких-то программ (хотя у России есть и стратегия инновационного развития, и финансируемые приоритеты по космосу, по атому, по IT и пр.), а создание среды для того, чтобы малый инновационный бизнес мог развиваться, а крупному было выгодно вкладываться в инновации, чтобы была так называемая экосистема. Основной упор — на поддержку инициатив, общий режим предпринимательской деятельности (инвестклимат, налоги, проверки). К сожалению, в плане социальных платежей и налога на прибыль ничего в ближайшее время нам сделать не удастся, но мы активно ведем работу по «дорожным картам»: есть предложения практически по всем блокам, связанным с жизнью любого юрлица, начиная от регистрации и заканчивая таможенным оформлением. Сейчас для каждого инноватора можно найти программу финансовой господдержки (сайт innovation.gov.ru).

По поводу внутренней «утечки мозгов» (так иногда называют работу наших специалистов в российских представительствах зарубежных корпораций) тоже категорически не согласен, что это плохо: если люди здесь живут, у них здесь семьи, им комфортно, то место их текущей работы — фактор временный. Это не утечка, а развитие. Скажем, традиционно в России не хватает навыков коммерциализации, как можно из идеи сделать что-то интересное для рынка, и если наши люди получат эти компетенции в западных компаниях — отлично. Кстати, авторы отечественных космических, атомных и прочих проектов на определенной стадии своей биографии тоже учились и работали за рубежом (в Англии, в Дании) и были близко знакомы со своими западными коллегами (с Эрнестом Резерфордом, Нильсом Бором). Это взаимное обогащение идеями, обмен мнениями…

— Возвращаясь к форуму, какие рабочие площадки хотите посетить вы лично?

— Программа очень насыщенная. Мне интересны все пленарки с участием премьеров и лидеров технологического бизнеса, одно заседание будет целиком посвящено Game changers — людям и технологиям, которые в состоянии «перевернуть» отдельные рынки или жизнь стран. Я веду «круглый стол» об инновационном развитии регионов... Одно из самых перспективных направлений форума — молодежная программа «100 инноваторов». 18–25-летние разработчики могут встретиться с корифеями инновационного бизнеса, ключевыми венчурными финансистами, послушать, что происходит в соседних направлениях. Это способно подтолкнуть развитие их собственных проектов. Как и в прошлый раз, много любопытного жду от выставки Open Innovations Expo.

— Можете назвать несколько инновационных проектов России, известных в мире так же, как айфоны или хотя бы как «Газпром»?

— …Автомат Калашникова, зенитно-ракетный комплекс С-300 — еще советские бренды. Честно говоря, пока, кроме IT, ничего свежего в голову не приходит. Есть несколько компьютерных программ, которыми очень активно пользуются и у нас, и за рубежом, даже не зная, что они российские. Самая известная и уже «немолодая» — «Антивирус Касперского», лидер по продажам в Европе и в Азии. Повсеместно распространена программа «Параллелс», которая позволяет на компьютерах Mac загружать Windows, продукты АВВY по переводу и распознаванию текстов.

Много нишевых вещей, которые являются лучшими в своем классе, но потребитель про них не знает. Например, одна российская компания выпускает радиационно стойкую оптику, и американцы даже для такой чувствительной сферы, как атомная энергетика, закупают наши видеокамеры, которые позволяют выявлять дефекты в реакторах. Питерская компания держит до 40% мирового рынка навигационных карт для судов…

— Есть какие-то российские инновации, которыми вы пользуетесь в своем быту?

— Миксер дома русский. Но это не к инновациям скорее, а к вопросу — осталось ли еще что-то российского производства из бытовой техники. А вообще у меня висит лампа «Оптоган» светодиодная — мне ее подарили в свое время в «Роснано» на Новый год.

— Значит, будущее нам может освещать российская лампочка…

СПРАВКА "МК"

Аудиторию форума «Открытые инновации» можно разделить на пять блоков. Первый — лица, принимающие решения на уровне правительства, и те, кто отвечает за инновационную деятельность: профильные министры сферы IT, промышленных инноваций, ключевые регуляторы науки и технологий. Второй — руководители, занимающиеся инновационным развитием в крупных компаниях: технические директора, вице-президенты по инновационному развитию. Третий — самые яркие стартапы, малый бизнес, в среде которого и происходит все самое интересное, рождаются инновации. Четвертый блок связан с деньгами — венчурный бизнес, институты развития (государственные или полугосударственные структуры). И, наконец, пятый — ученые и эксперты.



Партнеры