Оман не похож на обман

На родине ковра-самолета и Синдбада-морехода побывал корреспондент «МК»

20 января 2012 в 15:33, просмотров: 9342

Мечтаете увидеть настоящий восток — не убитый системой «все включено», не прячущийся за ширмой зеркальных небоскребов и не тронутый революционными эпидемиями? Тогда вам в султанат Оман. Здесь деревья плачут «слезами богов», женщины скрывают лица за устрашающими масками-бурками, а в портах качаются на волнах «доу» — лодки, на одной из которых, согласно преданию, отплыл к острову-киту Синдбад-мореход.

Еще сорок лет назад попасть в Оман было практически невозможно — разрешение на въезд иностранцам выдавал лично султан. Теперь здесь ждут туристов.

Оман не похож на обман
фото: Анастасия Гнединская
Ковер для мечети султана Кабуса ткали 600 женщин на протяжении четырех лет.

Первое, что поражает в Омане — это количество женщин за рулем. Едва ли не каждым пятым автомобилем здесь управляет дама. Но еще больше мы были шокированы, когда, потерявшись, обратились за помощью к женщине-полицейскому.

— В отличие от соседних Эмиратов или Саудовской Аравии, здесь у слабого пола больше свобод. Не случайно же первой страной Ближнего Востока, пропустившей слабый пол в кабинет министров, стал именно Оман, — объясняет директор турфирмы Наталья Мартышкина. — Вообще же в султанате, что нехарактерно для мусульманских стран, большинство женщин работают: даже многодетные мамы оставляют малышей с нянями, сами же отправляются трудиться в школу или больницу.

Свободнее нравы оманок и в плане одежды. Хотя на улицах встречается довольно много женщин в черных хиджабах с закрытыми никабами лицами, большинство из них, уверяет гид, приехали в Оман из соседних государств.

— В городах женщины в основном не закрывают лицо, ограничившись цветастыми платками на голове, — объясняет гид. — Конечно, есть разные семьи. Но в большинстве случаев решение, закрывать или не закрывать лицо, женщина принимает сама — муж заставить ее не может.

Мужская национальная одежда — дишташ — отличается разнообразием расцветок: большинство оманцев предпочитают белый офисно-торжественный вариант, но на базаре нам предлагали дишташи экзотично лилового или даже нежно-розового колора. Кстати, не вздумайте сказать оманцам, что их облачение — точная копия мужского платья из других государств Персидского залива. Обидятся мгновенно. «Что вы, а как же кисточка на вороте!» Этот «фирменный знак» оманцы ароматизируют розовой водой или одеколоном и «прикладываются» к нему всякий раз, когда, например, в салоне автомобиля запахнет бензином.

Смотрите фоторепортаж по теме: Оман не похож на обман
33 фото

Попасть из Москвы в столицу Омана — город Маскат — без пересадок пока не получится. Прямое авиасообщение должны открыть со дня на день. Пока же можно выбрать стыковочный рейс из Дубая или Абу-Даби. Впрочем, многие туристы предпочитают добираться в Оман «по суше» — ведь именно взяв старт из Дубая с его небоскребами-сталагмитами, можно понять всю прелесть Омана, будто застывшего между прошлым и будущим.

«Слезы богов» на вес золота

С арабского Маскат переводится как «якорная стоянка». Именно здесь, в бухте старого города, еще до нашей эры причаливали корабли, груженные фарфором и специями. Торговые ряды сохранились здесь и поныне.

...Дурманящий аромат ладана и крепкого оманского кофе с кардамоном чувствуется еще за несколько метров от входа на главный базар Маската — Матра Сук. Часами можно бродить по лабиринту узких торговых улочек, с лавками, полными масел и тканей. Но «двигатель торговли» здесь — это изделия из серебра. В ювелирных магазинчиках можно купить все, начиная от дешевенького колечка-кулончика за пять долларов и заканчивая серебряным клатчем за несколько сотен. Руки сами тянутся к огромным чанам, доверху наполненным раритетными безделушками. Но лучше посоветоваться с гидом, чтобы не приобрести вместо браслета из черненого серебра алюминиевую подделку.

Ладан — еще одна гордость Омана. Помимо султаната эту ароматическую смолу добывают всего в двух странах — Йемене и Сомали. Но именно оманский ладан издревле считается самым чистым и, соответственно, дорогим. Не случайно еще задолго до открытия «черного золота» ладан был главной статьей дохода местных жителей. Если у вас есть пара лишних деньков, отправляйтесь в провинцию Дафар, что на юге султаната. Ведь только здесь можно побродить по ладанным аллеям и увидеть, как собирают «слезы богов» — так издревле называли эту ароматическую смолу. В конце марта, перед началом сезона дождей, на стволе дерева оставляют надрезы, через которые вытекает сок. Несколько недель, пока рана не затянулась, овеянное легендами дерево «плачет», покрывая ствол мутно-желтыми «слезами». Как только ладан высыхает, его соскабливают и сортируют.

фото: Анастасия Гнединская
На главном базаре Маската невозможно пройти мимо чанов с серебряными украшениями.

Даже если вы не фанат восточных базаров, не поленитесь встать пораньше и отправиться на один из рыбных рынков Омана. На кафельных прилавках, будто экспонаты в музее, разложен товар: сребробрюхие сардины, веретенообразные тунцы и туши королевской макрели величиной в человеческий рост. Пока редкие покупатели дотошно присматриваются к товару, более опытные уже толпятся у входа. Через несколько минут здесь начнется рыбный аукцион — действо, сохранившееся, кажется, со времен Синдбада-морехода. Аукционист с морщинистым лицом посохом вытягивает в центр круга связку отборных тунцов. В воздух как по команде взметаются десятки рук, толпа гудит, выкрикивая цены. И так же внезапно замирает, усмиренная дробными ударами посоха о кафель. Рыбины «уходят» к пожилому оманцу. Но мужчина не спешит доставать кошелек. Вместо этого снимает кумму — головной убор наподобие тюбетейки — и выуживает из ее недр пару банкнот. Что ж, каждый сам решает проблему отсутствия карманов в дишдаше.

На рыбном рынке можно попробовать и национальное блюдо из акульих плавников. Сперва их сушат, предварительно обваляв в приправах, потом же размачивают кипятком и жарят, добавив репчатый лук. Правда, по заверениям наших гидов, в последнее время царица морей все реже попадается на крючок рыболовов. Всему виной неконтролируемое истребление хищников: плавники, которые потом экспортируют в Китай, вырезают у маленьких акулят. Тушки же выбрасывают или сбывают за бесценок.

Страна холостяков

Еще сорок лет назад во времена правления султана Саида — отца нынешнего монарха — Оман был закрытым государством: иностранец мог попасть сюда только с личного разрешения султана. «Ворота Маската — тогда еще крошечного городка — закрывали в семь вечера, не было ни больниц, ни учебных заведений, а купить автомобиль или даже радиоприемник можно было только с разрешения султана», — рассказывает наш гид.

С приходом к власти султана Кабуса Оман, как выражаются местные, проснулся: началась разработка нефтяных месторождений, жители получили доступ к благам цивилизации. Поэтому оманцы обожают своего султана и даже называют его папой. В пути водитель то и дело показывал нам на мобильном телефоне фотографии правителя. Но окончательно убедиться в народной любви нас заставил портрет султана, висевший в тростниковой хижине бедуинов.

Впрочем, представление о султанате как о стране нефтяных олигархов скорее миф. По-настоящему богатых людей здесь немного. Достаточно сказать, что оманцы не гнушаются работать водителями такси или продавцами в магазинах, что для соседних Эмиратов кажется фантастикой. Поэтому когда на один из своих юбилеев султан Кабус списал местным жителям все банковские кредиты, оманцы запомнили этот широкий жест.

Огромный процент многоженцев в этой стране — еще один растиражированный миф. На самом деле достаточно много оманцев чуть ли не до седин остаются холостыми. А все потому, что перед свадьбой жених должен заплатить невесте махр — денежный эквивалент приданого.

— Сейчас в стране эта сумма составляет минимум 5 тысяч реалов, то есть 10 тысяч евро, — объясняет гид. — А такие деньги есть не у многих молодых людей.

На махр невеста полностью обновляет гардероб, покупает подарки маме, золото, которое она заберет с собой в случае развода. Современные же невесты и вовсе пошли с коммерческой жилкой — кто вкладывает махр в бизнес, кто кладет в банк под проценты.

Место, которое облюбовали джинны

Отдыхая в Омане, обязательно выкроите один день, чтобы съездить в город Низва — древнюю столицу султаната. Несколько часов автомобиль петляет меж горных ущелий и изумрудных оазисов, пока наконец не останавливается перед стенами форта. Вообще по территории страны разбросаны более 500 крепостей. Но именно замок в Низве является одним из самых грандиозных.

В каждой из крохотных комнаток воссоздан аскетичный быт 200-летней давности. При этом любой экспонат — будь то огромный половник, в котором жарили кофе, или же древняя кофемолка — можно потрогать, не опасаясь визга сигнализации. А очередной поворот галереи обязательно приведет вас к потайному ходу, коих здесь больше двадцати. Например, в спальне имама достаточно разобрать несколько кирпичиков, чтобы уже через десять минут очутиться по ту строну крепостной стены.

Центр города пересекает высохшее русло реки — вади. Наполняется оно только после ливней, которые за год можно пересчитать по пальцам. Ясное дело — возводить мосты в этом случае смысла нет. Правда, каждый такой ливень превращает засушливую Низву в Венецию.

«Эх, зря они здесь машины припарковали, смоет...» — едва завидев на лобовом стекле первые дождевые «кляксы», водитель неодобрительно качает головой. А через полчаса проезжая часть действительно исчезает под бурным, спускающимся с гор потоком, унося с собой беспечно оставленные без присмотра плетеные кресла придорожных кафе. Мальчишки высыпают на улицы, вылавливая из мутной воды артефакты размеренной жизни, а владельцы машин без особой надежды пытаются выплыть на своих авто за пределы превратившейся в озеро центральной площади.

Побродив по древним улицам Низвы, не поленитесь проехать еще 40 километров, чтобы побывать в древней Бахле — городе, овеянном легендами о джиннах и волшебниках. Оказавшись же на рыночной площади, не удивляйтесь, наткнувшись на дерево, прикованное цепями к земле. Пленили его не просто так — местные жители верили, что на ветвях именно этого тенистого дерева любили собираться джинны. Чтобы волшебники не украли чудо-куст, решено было надеть на него кандалы.

Женщина с профилем сокола

Вообще в Омане едва ли не каждый уголок можно принять за декорации к сказкам 1001 ночи. А где, как не среди уходящих до горизонта барханов, лучше вспоминать знакомые с детства сюжеты?

На территории султаната есть две песчаные пустыни. Но наиболее живописной местные жители считают Вахиба. Если на рассвете присмотреться к барханам, можно заметить, что их цвет меняется. Говорят, это зависит от возраста песчинок. Чтобы полюбоваться барханами-хамелеонами на рассвете, лучше всего на ночевку остановиться в одном из кемпингов, представляющих собой небольшие глиняные домики, с душем, туалетом, а иногда и кондиционером. В некоторых лагерях даже есть бассейн.

...Вынырнув из-за очередного бархана, замечаем бедуинскую деревню — тростниковые хижины возведены прямо под кронами неизвестно как выживших здесь деревьев. Но внешняя убогость жилища обманчива. За тростниковыми стенами обстановка, будто в шатре визиря, остановившего свой караван на полуденный отдых: на полу расстелены узорчатые ковры, витые ножки кресел утопают в песке. Гиды объясняют: большинство бедуинов — довольно зажиточные люди, у которых есть дом в поселке. Хижину же среди песков они используют как дачу, только переезжают сюда не летом, а зимой.

Зарабатывают кочевники на торговле верблюдами — хороший корабль пустыни для скачек можно продать дороже «мерседеса». Тренируют скакунов здесь же: привязывают животное к пикапу и давят на «газ». Лишь недавно в султанате сняли мальчиков-жокеев, заменив их роботами, управляемыми дистанционно. Одно нажатие на кнопку — и «двугорбый скакун» получает удар током, заставляющий его еще быстрее стремиться к финишу.

фото: Анастасия Гнединская
Устрашающую маску можно увидеть на бедуинской женщине только в Омане и эмирате Фуджейра.

В хижине гостей угощает хозяйка дома: лицо скрыто за черной маской, напоминающей гордый профиль сокола. Лишь белки насурьмленных глаз и расплывшиеся в улыбке алые губы выдают в «чернокнижной» женщине гостеприимство. «Фотографировать можно только женщину в маске, — наставляет гид и поясняет: — Эта маска, сохранившаяся всего в двух местах — в Омане и эмирате Фуджейра — называется бурка. Женщина надевает эту „личину“ после замужества и не показывает лицо никому, кроме супруга». Впрочем, бурка лишь отчасти дань традициям — маска защищает кожу от палящего солнца и обжигающих лицо песчинок.

Поныряв на джипе по песчаным «волнам», отправляйтесь к побережью — покорять морские. В Омане это можно сделать на лодке «доу», построенной без единого гвоздя из малабарского тика. Согласно местной легенде, именно на такой ладье отправился в страну крылатых людей Синдбад-мореход. Но несмотря на разнообразную экскурсионную программу, главное богатство Омана — это песчаные пляжи Индийского океана, протянувшиеся на сотни километров. Почти в каждом городе можно подобрать отель на любой вкус и кошелек — от недорогих для автостопщиков до «закрытых» вип-апартаментов. Кстати, подводный мир в некоторых районах по красоте не уступает красноморскому.

Бронирование авиабилетов

Пассажиры (не более 6)



детей до 2-х лет



Cервис предоставлен Агент.ру




Партнеры