Марат Гельман: “Единственный способ добиться реальных изменений – менять власть изнутри“

Актуальное интервью с известным галеристом

12 октября 2011 в 19:13, просмотров: 4032
Марат Гельман: “Единственный способ добиться реальных изменений – менять власть изнутри“

Марат Гельман — известный российский галерист, основатель «Галереи Марата Гельмана», коллекционер произведений современного искусства, директор «Центра современного искусства», директор Пермского музея современного искусства «PERMM», директор Пермского центра развития дизайна коллекционировать произведения современного искусства начал в 1988 году. А уже в 1990 году основал одну из первых частных галерей в России — «Галерею Марата Гельмана». В ней, в частности, проходили выставки таких художников XX века, как Йозеф Бойс и Энди Уорхол, а также широкомасштабные некоммерческие проекты.

В 2009 году Гельман продал 50 % своей галереи известному коллекционеру в связи с назначением на должность директора Пермского музея современного искусства.

Считается, что Марат Гельман «самоудалился» из столицы из-за принципиальных несогласий с мэром Юрием Лужковым. Также известного галериста зачастую называют политтехнологом — среди его несомненных успехов на этом поприще, например, кампания Сергея Кириенко в конце 90-х, в результате которой «малыми силами» Гельману удалось создать ощущение того, что тогдашнему мэру все же есть альтернатива.

Создание альтернативы — вообще главная специализация Марата Александровича — как в искусстве, так и в политике. Тем интереснее нам было узнать его мнение о нынешней политической конфигурации, сложившейся после того, как Дмитрий Медведев согласился возглавить список «Единой России».

— Итак, Марат, как вы восприняли новость о том, что Медведев не идет в президенты на второй срок?

— Во-первых, я благодарен Путину и Медведеву, что они не стали тянуть (все думали, что в декабре), и что не будет трехмесячного периода неопределенности, который предполагался, было бы много бессмысленных движений. Это первое мое ощущение. Я подумал, как хорошо, что они заранее сказали, что не тянули театральную паузу, не держали интригу. Три месяца подарили реальной содержательной работе. А то у нас же на время выборов жизнь будто останавливается. Вопросы не решаются, все только и делают, что решают, на кого поставить: на одного, на второго или на третьего.

Вторая мысль, что классический американский сюжет о хромой утке, когда еще действующий президент не является кандидатом, в России может принять какие-то фантасмагорические формы.

После объявления о том, что Дмитрий Медведев не пойдет на второй президентский срок, а планирует сформировать правительство, у многих возникло ощущение обманутых надежд. Статья «Россия, вперед!», опубликованная 2 года назад, воспринималась как стратегическое и программное заявление — и многие посчитали его заявкой не на один, а как минимум на два президентских срока.

Учитывая извечную российскую централизацию и персонификацию власти, было сформулировано противопоставление условного модернизатора Медведева условному консерватору Путину, рождены фантазии о системных противоречиях внутри тандема «Путин-Медведев». То есть люди злились на самих себя, по большому счету, но в форме язвительных замечаний в адрес Медведева. И надо признаться, я тоже пару раз не удержался.

— То есть вы тоже верили, что Медведев пойдет в президенты на второй срок?

— Не исключал. И уверен, сами Путин и Медведев этого не исключали. И даже «болел» за Медведева. Тут следует пояснить, в каком смысле я «медведевец». Дело не в том, что он моложе, что ему интересно то же, что и мне: современное искусство, Интернет, постиндустриальная экономика. И не в том даже, что он пригласил меня в совет Сколково и в Общественную палату. Тот проект, который мы осуществляем в Перми, — по сути своей модернизационный. Он стал возможен при Медведеве. У нас было огромное число скептиков. Были и есть противники. И если бы не курс на модернизацию — ничего бы не случилось. Мы сломали вековое предубеждение, что насыщенная культурная жизнь невозможна вне столицы. Мы поменяли место художника и вообще культурного деятеля. Из профессионального нищего, стоящего в очередь за благотворительностью, он стал социальным лидером. Создавая насыщенную культурную жизнь вне Москвы, мы убеждаем все большее количество молодых людей оставаться в родном городе. Пермский проект важен всей России как модельный. В определенном смысле это и есть «гуманитарное «Сколково». И хоть, в отличие от «Сколковского», проект был инициирован из Перми, он стилистически медведевский. И так же как «Сколковский проект» сегодня стимулирует научные центры в Новосибирске и Дубне, Пермский проект стал базой для «Культурного альянса».

— И что же теперь, когда Медведев перестанет быть президентом?

— Я бы сформулировал по-другому, «теперь, когда Медведев станет премьером». Для нас фигура премьера важнее. Нам ведь не столько две фразы в президентском послании важны, а решения конкретных ведомств: минкульта, минрегионразвития... И теперь в качестве премьера Медведев будет реализовывать то, что заложил в качестве президента.

— Вы думаете, что он будет самостоятельным? Вот Глеб Павловский считает, что это будет технический премьер типа Зубкова.

— Ну что вы. Вспомните ситуацию с Лужковым. Неравнодушные к городу москвичи, кстати, до сих пор благодарны Медведеву за отмену «лужковского» генплана. Так вот, Путин колебался. Медведев довел ситуацию до логического конца сам. Фактически спас исторический центр города от разрушения. И таких ситуаций было немало. Получив за 4 года такую инъекцию самостоятельности, Медведев никогда не будет техническим главой правительства. Это невозможно. И потом, зачем это Путину? Неужели вы думаете, если бы Путин видел в Медведеве технического премьера, он предложил бы ему возглавить список ЕдРа — чисто политическую позицию.

— Согласен, но, кстати, о ЕдРе: вам не кажется, что они разные — Медведев и «Единая Россия»?

— Кажется. Только я считаю, это очень хорошо. Всем очевидна необходимость модернизации правящей партии. Первый шаг — это игра с ОНФ. Может быть, в Москве или в Петербурге это обновление, которое произошло с помощью Народного фронта, выглядит таким благостным. Но в регионах это была реальная борьба. По крайней мере, на треть обновление состава депутатов от ЕдРа произошло. Теперь, во главе с Медведевым партию ждет еще одна встряска. С моей точки зрения, полезная.

— То есть, по вашему, все замечательно и беспокоиться не о чем?

— Ну, если единороссы с Медведевым во главе провалятся на выборах, то не видать нам ни модернизации правящей партии, ни Медведева- премьера. Точнее, он, может, и будет премьером, Путин слово сдержит, но поменять правительство на молодое, инновационное он уже не сможет.

Знаете, я политикой с 2004 года не занимаюсь, но она мной занялась в Перми. Во-первых, роль искусства стала более значимой, а значит, культурная политика становится частью большой политики. Во-вторых, я понял, насколько губительна одна из самых застарелых в России болезней — сверхцентрализация. Причем это касается всего, не только культуры. Я из Перми в Ульяновск должен лететь через Москву. Из Перми в Нижний — через Москву. Посмотрите на карту. Если бы, например, Медведев сейчас, во время выборов, взял на себя обещание провести программу децентрализации — я бы не только сам за него проголосовал бы, но и обошел всех своих, объясняя, зачем это нужно.

— То есть вы думаете, они проголосуют за Медведева и, значит, за «Единую Россию»?

— Не знаю. Тяжелый вопрос. Я думаю, многое зависит от того, как пойдет кампания. Сумеет ли Медведев убедить, что начнет модернизацию ЕдРа. Вот у нас в Перми список возглавил беспартийный Чиркунов. Он чувствует ответственность за наш проект и принимает решения исходя из интересов проекта, а не личных симпатий. Но возглавив, он сразу включил в список ректора университета, президента фестиваля документального кино. То есть начал менять саму партию. Еще раз скажу, единственный способ добиться реальных изменений — менять власть изнутри.
В конце концов, «Культурный альянс» создавался с самого начала под эгидой «Единой России».




Партнеры