Кэмерон опустился на самое дно

Культовый режиссер в одиночку исследовал Марианскую впадину

26 марта 2012 в 19:06, просмотров: 9744

Джеймс Кэмерон стал первым человеком, совершившим в одиночку погружение, как в знаменитом кинотосте, «на самое дно самого глубокого ущелья». Точнее, Марианской впадины, глубина которой тем не менее — без малого 11 км. Что больше высоты Эвереста.

Кэмерон опустился на самое дно
Джеймс Кэмерон.

— Никогда не чувствовал себя так хорошо, оказавшись на дне, — написал режиссер в своем твиттере, обыграв расхожее выражение.

Интерес к глубинам океана обнаружился не только у режиссера. Желание погрузиться на дно впадины выразил миллиардер Ричард Брэнсон. Впрочем, в отличие от Кэмерона (который, погружаясь, исполнял детскую мечту, попутно собирая данные для исследователей и, возможно, нового фильма) планы Брэнсона были более прагматичные. Миллиардер намеревался в перспективе развивать подводный туризм. Для его погружения была изготовлена специальная мини-субмарина. Кроме того, компания Triton, занимающаяся производством глубоководных аппаратов, представила модель Triton 36000/3, которая, как сообщается, позволит совершить погружение экипажу из трех человек. Обошел проворный Кэмерон и председателя совета директоров корпорации Google Эрика Шмидта, который собирался погрузиться на аппарате Deepsearch.

Столь жесткая конкуренция была обусловлена соответствующей ставкой — неправительственный фонд X-Prize, учрежденный в 1995 году, пообещал приз в $10 млн. тому, кто первым опустится на дно Марианской впадины. Кэмерон, впрочем, отметил, что им движет прежде всего интерес исследователя.

Для Джеймса Кэмерона нынешнее исторического масштаба погружение стало далеко не первым — на его счету их 72. Полсотни погружений он осуществил на российском батискафе «Мир-1» (исследуя, в числе прочего, Байкал), из которых больше половины — к месту воспетой им гибели «Титаника».

Однако на сей раз Кэмерон стал первым, кто в одиночку побывал на дне Марианской впадины. До него погружаться на такую глубину доводилось лишь экипажу из двух человек — и было это полвека назад. Лейтенант ВМС США Дон Уолш и швейцарский исследователь Жак Пикар 23 января 1960 года в ходе 8-часового погружения опустились на глубину в 10,9 км.

Иван Скрипалев.

А пока Кэмерон героически исследовал дно морское, на суше снова послышалась критика в его адрес. Сценарист Джулиан Феллоуз раскритиковал Кэмерона за неверное изображение одного из офицеров «Титаника» в его одноименном фильме. Речь идет об Уильяме Мэрдоке, который в кэмероновской версии убивает человека, после чего совершает самоубийство. По словам Феллоуза, в действительности Мэрдок стрелял в воздух, и со стороны Кэмерона было несправедливо искажать образ офицера, представляя его трусом. Стоит отметить, что в 1998 году компания 20th Century Fox уже перевела $8000 в фонд памяти офицера, после того как его близкие выразили неудовольствие его образом в картине.

«Джим — человек увлекающийся»

«МК» удалось связаться с давним другом Джеймса Кэмерона — руководителем лаборатории глубоководных обитаемых аппаратов Института океанологии РАН, единственным в России обладателем «подводного «Оскара», Анатолием САГАЛЕВИЧЕМ, который как раз возвращался с тихоокеанского острова Гуам.

— В сообщениях говорится, что Джеймс Кэмерон погрузился на батискафе...

— Последний батискаф «Триест» был передан в музей ВМФ Соединенных Штатов в 1984 году. На этом век батискафов закончился. Для Джима Кэмерона в Австралии построили 12-тонный глубоководный обитаемый аппарат. Я присутствовал на тренировочных погружениях, когда ярко-зеленый DeepSea Challenger ходил на 7200, на 8300 метров. Потом сгоняли аппарат без пилота на максимальную глубину. Аппарат был сделан с одной определенной целью — погрузиться на 11 тыс. метров. В нем все процессы компьютеризированы. На борту — 7 мониторов, 5 джойстиков. В настоящее время управлять аппаратом может только Джим Кэмерон.

— А чем DeepSea Challenger принципиально отличается от наших «Миров»?

— Там внутри — только метр жизненного пространства. Каюта напичкана аппаратурой. Сидеть пилоту приходится в жуткой тесноте. «Мир» — в два раза просторнее. В нем свободно могут разместиться три человека. Вот Кэмерон сходил в самую глубоководную точку планеты. А дальше что с этим аппаратом делать? Использовать его, как мы используем «Миры» — для решения широкого круга задач в океане, от сбора образцов и проведения измерений до работ по ликвидации последствий подводных аварий и прокладки технологических узлов, — невозможно. Наши «Мир-1» и «Мир-2» могут погружаться до 6,5 тысячи метров, что позволяет изучить 98% мирового океана.

— Режиссер делился впечатлениями после погружения?

— Он признался, что на дне чувствовал давление буквально «задней частью мозга». Ведь если на глубине 11 тысяч метров в корпусе аппарата появится хоть малейшая протечка, он будет смят в считанные секунды, как консервная банка. Но Кэмерон был уверен в надежной системе безопасности аппарата.

— С Джеймсом Кэмероном вас связывают давние отношения, возникшие в ходе съемок фильма «Титаник». Что запомнилось тогда больше всего?

— Съемки начались в сентябре 1995 года. Была создана особая кинокамера, а к ней — металлический цилиндр с иллюминатором, рассчитанный на работу под высоким давлением — более 400 атмосфер. За три недели мы осуществили 12 двойных спусков «Миров», каждый по 15–20 часов. Удивительно было видеть турецкую баню, потрясающей красоты витражи, запечатанные бутылки с коньяком и шампанским. Все было целехонькое, как будто не было страшной катастрофы. Джим — человек увлекающийся. Глубина 3800 метров, а он требовал, чтобы мы ходили быстро, но под водой все происходит медленно. Кэмерон же всякий раз пытался снять по нескольку дублей. Не учитывая сильнейшего течения, он иногда требовал от меня невозможного, кричал: «Я режиссер!». Я ему в ответ: «А я пилот и командир!». Планировалось снять лишь восемь подводных сюжетов, а в результате мы отсняли больше тридцати эпизодов.

01:59



Партнеры