В «Справедливой России» появились крылья и хвост

Пятеро смелых

9 мая 2012 в 19:29, просмотров: 2316

Несмотря на жесткую установку лидера эсеров в Госудуме Сергея Миронова голосовать только против утверждения кандидатуры Дмитрия Медведева в должности премьер-министра «либо консолидированно голосуем против, либо не приходите в зал»), часть фракции лидера ослушалась. Гнев главного справоросса был страшен: заговорили об исключении пятерых «оппортунистов» из партии, в которой, как выяснилось, четверо из них не состояло, а потом — из фракции, что оказалось невозможным из-за думского регламента. Тогда Миронов назвал поддержавших Медведева депутатов-эсеров «отрезанным ломтем». Эксперты уверены, что события вторника явно указывают на кризис в «Справедливой России», который может привести к распаду этого политического объединения.

В «Справедливой России» появились крылья и хвост
фото: Михаил Ковалев

За утверждение Дмитрия Медведева на посту премьер-министра от фракции «Справедливая Россия» проголосовали лишь пять депутатов: Джамаладин Гасанов, Николай Лакутин, Леонид Левин, Игорь Зотов и Алексей Митрофанов. Остальные члены фракции заняли противоположную позицию. Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов заявил, что всех проголосовавших за Медведева эсеров отстранят от фракционной работы, а Митрофанова еще и исключат из партии.

Последний, кстати, объяснил, что поддержал Медведева, так как считает, что на пути конфронтации эсеры обречены на бессмысленное пребывание в нижней палате парламента. Депутат заметил, что, имея 15% в Госдуме, «нельзя ни один закон пробить, ни одну поправку в бюджет принять без диалога с правительством».

Эксперты сходятся во мнении, что события вторника в Госдуме свидетельствуют о явном расколе внутри фракции. Президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов отмечает: «Логика решения партийного руководства „Справедливой России“, в общем-то, понятна. Эсеры занимают позицию антагонистов „Единой России“, которую готовится возглавить Дмитрий Медведев. Поэтому голосование против назначения его на пост премьер-министра было для партии Миронова предпочтительнее». На взгляд эксперта, «тот факт, что несколько депутатов от „Справедливой России“ проголосовали в поддержку Медведева, говорит о симптоме дезинтеграции внутри этой политической силы»: «В „Справедливой России“ достаточно много лидеров и групп, которые ставят под сомнение авторитет руководства партии и фракции в Госдуме. К примеру, группа Гудковых—Пономарева оспаривает позиции партийного руководства с точки зрения радикализации „Справедливой России“, а Митрофанов выступает за более тесное взаимодействие с Кремлем. Но общий знаменатель у всех один — не готовность принимать правила игры внутри партии».

Ремизов напомнил, что, согласно уставу «Справедливой России», принципы принятия решений в этой политической структуре далеки от идеалов демократии: «Общим требованием разных группировок внутри „Справедливой России“ является демократизация внутрипартийной жизни и устава. Если бы это произошло, часть напряжения была бы снята». Другой вопрос, на взгляд эксперта, перспективы «Справедливой России» в следующем электоральном цикле: «Есть риск, что группа эсеров, объединившаяся в левый альянс, уйдет в самостоятельное плавание, если Миронову не удастся перетянуть на свою сторону электорат КПРФ, скажем, посредством объединения с компартией. Еще одна неприятность — желание Зотова вновь создать партию пенсионеров. Партийному руководству нужны масштабные инициативы, чтобы избежать расползания партии».

Другой вопрос, отмечает Ремизов, процедура утверждения премьера — это дорога с двусторонним движением: «У Миронова была возможность договориться с Медведевым о тех или иных вещах. Поэтому факт отсутствия успеха на консультациях с будущим премьером остается на совести лидера эсеров».

Руководитель Научного совета Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков замечает, что «единственная возможность для личного политического выживания Миронова — демонстрировать всяческую оппозиционность»: «Ему нужно попытаться каким-то образом перехватить часть электората КПРФ. Пока у него это не очень получается, потому что на самом деле он и стилистически, и содержательно проигрывает Зюганову». На его взгляд, вопрос в том, «хватит ли у „Справедливой России“ сил, технологических и интеллектуальных способностей», чтобы прийти на смену КПРФ в социал-демократической нишу: «Дело в том, что у Миронова нет серьезной команды и серьезных ресурсов. Поэтому и сегодняшняя демонстрация оппозиционности выглядит скорее как технологический, а не стратегический ход. Однако пока мы видим, что дезинтеграция продолжается».

А по мнению Ремизова, Миронову сложно совладать с партией еще и потому, что он отчасти лишился для нее своей эксклюзивности: «В бытность спикером верхней палаты парламента, будучи третьим лицом в государстве, он совмещал два важных фактора, имел определенные рычаги влияния на власть и при этом демонстрировал свою оппозиционность. Это сочетание делало его эксклюзивной фигурой для политической партии, которая претендует на то, чтобы, с одной стороны, быть оппозицией „Единой России“, а с другой — консолидировать часть региональной элиты. Сейчас этого сочетания нет. А просто в лице трибуна Миронов не имеет преимущества перед другими партийцами, которые в оппозиционности могут дать ему фору».

Профессор Высшей школы экономики Олег Матвейчев убежден, что этим список проблем внутри «Справедливой России» не исчерпывается: «Не исключено, что Миронов затаил обиду на власть и, возможно, на Дмитрия Медведева, лишившись поста спикера Совфеда. Но какие вопросы есть к Путину? Не стоит забывать, что именно высшему руководству страны Миронов обязан появлением партии „Справедливая Россия“. Эсеры изначально считались проектом Кремля по созданию второй системообразующей партии. Во всей этой ситуации очевидно, что Миронов стал заложником напряженной внутрипартийной ситуации, играя на стороне группировки, выступающей за радикализацию партии». Эксперт полагает, что процесс раскола в «Справедливой России» практически запущен и именно пятеро проголосовавших за кандидатуру Медведева станут центром притяжения для умеренных эсеров и тех справоросов, которые хотят оставаться в парадигме второй парии власти и конструктивной оппозиции.





Партнеры