ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ РОХЛИНА

4 июля 1998 в 00:00, просмотров: 194

Получилось так, что корреспондент "МК" стал одним из тех, кто видел Льва Рохлина перед трагедией. И — последним журналистом, с которым общался генерал. В четверг Рохлин последний раз в жизни надел военную форму (вообще в последнее время генерал крайне редко в ней появлялся): он встречался с шахтерами на Горбатом мосту. Целью выхода в массы было заручиться поддержкой горняков накануне 23 июля. На этот день Движение в поддержку армии наметило в Москве массовое выступление действующих и отставных военных. Для этой цели ДПА даже разослало по армейским гарнизонам прокламации. Вместе с личной охраной Лев Яковлевич шагнул в толпу горняков. Внешне он выглядел спокойным, общался охотно. Маленькая, но весьма интересная деталь. Найдя общий язык с шахтерами, Рохлин почему-то позабыл сказать им о главном — о конкретной дате совместного выступления шахтеров и военных. Волновался? Думал о чем-то другом? О проколе генералу дипломатично напомнила его свита — Рохлин был вынужден вернуться к толпе. А возвращаться, как известно, плохая примета... Мы успели задать куда-то спешащему генералу всего два вопроса о событиях на Северном Кавказе. Более обстоятельно договорились побеседовать на следующей неделе... — По некоторым данным, генералы МВД, Минобороны и Генштаба готовятся к новой войне на Кавказе. Не получится ли новая кампания такой же бездарной и бессмысленной, как чеченская? — Боеготовыми с большой натяжкой можно назвать только две мотострелковые дивизии Северо-Кавказского военного округа — 20-ю и 19-ю. Одна находится во Владикавказе, другая — в Волгограде. Я знаю их состояние: боевой подготовки там практически не было, младших офицеров нет — вместо них студенты, которые не хотят служить. Почему? Если армию угробили, если кадровые офицеры бегут, то с какой стати студентам держаться за такую армию? Сразу после того, как мы вышли из Чечни, я на военных советах неоднократно предупреждал: на Кавказе все вернется на круги своя, надо готовиться. Так и получилось. И сейчас в России нет силы, у которой был бы керосин, была бы техника и было бы, наконец, умение воевать — силы, способной решить проблему на Северном Кавказе хотя бы в течение месяца. — Правда ли, что 8-й армейский корпус в Волгограде, которым вы в свое время командовали, расформируют как политически неблагонадежный? — Здесь нет никакой политической подоплеки — о таком решении Генштаба мы знали еще полтора года назад. Корпус расформировывают по той причине, что сейчас повсеместно сокращают войска. В Волгограде останется всего одна дивизия... Судя по тому, что еще день назад генерал Рохлин строил обширные планы на будущее, он вряд ли подозревал о том, что завтра его ожидает смертельная опасность...



Партнеры