“НИКАКОГО ДОВЕРИЯ ВРЕМЕННОМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУ!”

27 августа 1998 в 00:00, просмотров: 290

— Слышь, Вань, доллар, говорят, падаетѕ — Чтоб у тебя всю жизнь так стоял, как он падает! "Я все, что полагается, оформил, подписал", — сказал наш президент при возобновлении своих любовных свиданий с Черномырдиным. И добавил многозначительно: "Вот". Всего лишь одно коротенькое словечкоѕ А что тут началось! Перво-наперво заговорили о коалиции. Коалиция (не путать с амбицией, петицией, коалой и клоакой) — это такая штука, когда несколько человек делают вид, что объединяются для решения некой глобальной проблемы, в которой каждый из них ежели что и соображает, то с трудом. И, как минимум, с грамматическими ошибками. В результате возникает этакий прелюбопытнейший симбиоз: сантехник ближайшего РЭУ Степан Викторович вместе с гинекологом из 2-го подъезда Абрамом Борисовичем пытаются выработать совместный план решительных мер для отмены второго начала термодинамики и противодействия энтропии вселенной. На другой день заговорили уже не о коалиции, а о "правительстве согласия". Согласие — дело хорошее. Однако вопрос имеется: кого и с кем? Вообразите себе, скажем, согласие товарища Жириновского с госпожой Старовойтовой. Вообразили? Вот и я говорю. Впрочем, все это пока что теория. Практика — она же, извините, жизнь (извините, потому что собачья) — от этого дела сильно отличается. "Яблочники", так те сразу заявили, что ни в какие коалиции они не войдут и не собираются. Потому как им желательно самим правительство формировать. А поскольку такой поворот событий все еще не предвидится, то, по мнению лидеров "Яблока", новое правительство не сможет вывести страну из кризиса. И торг, как говорится, здесь неуместен: утром ли стулья (министерские), вечером ли, а деньги все равно вперед. А иначе и мараться незачем. Вообще-то еще год назад позицию "Яблока" я называл принципиальной. Нынче другого слова, кроме "упертость", в голову не приходит. Между тем, новый старый и.о. премьер-министра особого аукциона пока не обещает. Будем, говорит, брать в правительство только профессионалов. Владимир Вольфович ловко отбил подачу, заявив: "Мы сами решаем, кто у нас профессионалы". Опять же — представьте себе этих "профессионалов" от Жириновского. С пальца'ми. Кстати, коалиционное правительство у нас уже было. С марта по октябрь 17-го. Потом необходимость в коалициях и согласии отпала. Надолго. Тогда, в 17-м, большевики в согласительное правительство не вошли. Оно и понятно: зачем же по кусочку и медленно, когда можно сразу и все. Зато нынче они, судя по всему, хотят поучаствовать. Тов. Илюхин быстро объявил: левая оппозиция желает получить в правительстве 10 портфелей. В том числе — портфель министра внутренних дел. Вряд ли, конечно. Но губа не дура. С другой стороны, одно кресло у них вроде бы уже есть. Так ведь и того много. Им ведь палец дай — глядишь, руку до плеча отгрызут. На собственном опыте, как мы теперь и сами знаем, мы не учимся. Не хотим. Так, может, чужой пригодится? Во Франции, к примеру, в 81-м Миттеран собрал правительство левых сил. Тут же началась (и успешно осуществилась) национализация крупных банков, раздача социальных льгот и прочие "отнять и поделить"ѕ Очень скоро в стране была объявлена политика "экономии", потом — "строгой экономии". В результате за три года цены выросли на 35%, а франк девальвировался четырежды. Французские коммунисты имели в том правительстве четыре министерства: транспорта, здравоохранения, профобразования и некую странную канцелярию под названием "министерство общественных служб и административных реформ". Не бог весть какие влиятельные посты, но все-таки. Но как только крах правительства стал очевидным, французская компартия своих товарищей быстро отозвала. Чтобы не отвечать за последствия. Это и есть коммунистическое кредо: всегда. А если что — сразу бежать. В связи с переходом на другую работу. Возвращаясь к нашему "барану", то есть к коалиционному правительству, отмечу любопытное обстоятельство. Президент, вновь призвав Черномырдина на государеву службу, заявил: "Сейчас нужны те, кого принято называть тяжеловесом". В том смысле, что основательность требуется и вид солидный. Ну, как у членов политбюро. Но как только сей "тяжеловес" встал у правительственного руля, рубль опять вниз сиганул. Во вторничную черноту. Ему бы задержаться следовало, поддержать Виктора Степановича. А он — рухнул. А все из-за доллара. Если бы не эта зловредная американская денежка, мы бы про свой рубль по сей день ничего плохого не знали. Одно остается: заменить наш страдающий падучей "деревянный" долларом. Но — с изображением нашего президента. У них, правда, на бумажках разного достоинства — разные президенты. А у нас один будет. Больше пока нету. Тем более что долларов у нас с вами, как считают некоторые, больше, по-видимому, чем рублей. Во всяком случае, одна влиятельная дама из Центробанка (ее в последние дни по телевизору частенько показывают) прямо так и сказала: "Наши граждане уже затарились валютой под завязку". Покажите мне, граждане, этих "затаренных". И давайте их сосчитаем. Как в том мультфильме. Оно конечно: все мы теперь немножко циники. Жизнь заставила. Но не настолько же!



Партнеры