ГОРЕ БЕЗ УМА

1 сентября 1998 в 00:00, просмотров: 232

Накануне Дня знаний столичные власти как всегда радостно отрапортовали, сколько детей сядут за парты, сколько новых школ примут своих маленьких клиентов и как хорошо теперь будут их кормить. Только один момент не вошел в официальные сводки: сколько детей учиться в этом году не пойдет. И не по причине болезни или каких-то, что называется, "обстоятельств непреодолимой силы"... В жизни 12-летнего москвича Славы в прошлом году случилось эпохальное событие. Он пошел в школу. Первый раз в первый класс. По идее, он должен был сделать это, как все нормальные дети, — в семь лет. Но заботы были другие: Слава торговал на вещевом рынке в компании ранее судимого старшего братца. Родители в это время, понятное дело, не в шахматы играли, а занимались банальным беспробудным пьянством. Компетентным органам понадобилось пять лет, чтобы осознать, что ребенку пора учиться. Алкашей-предков лишили родительских прав, а малолетнего бизнесмена отправили в приют. Он довольно бойко считал — профессионализм не пропьешь, — но читать не умел вообще. "А зачем? — удивлялся он. — Мне и так неплохо". Сотрудники марьинского приюта для детей и подростков уже давно не удивляются, если к ним доставляют двенадцатилетнего переростка, ни разу не побывавшего в школе. Как ни печально, это уже почти норма. Здесь дети со всего Юго-Восточного округа столицы пребывают в ожидании, пока их непутевых пап-мам лишат родительских прав. Из 180 мальчиков и девочек, прошедших через приют за 1,5 года его существования, 90% отстают в психическом развитии на 2—3 года и, соответственно, отстают в школьной программе. Но даже попав в приют, большинство детей практически не имеет шанса получить хоть минимальное образование. "У нас нет собственной школы при интернате, — печально разводит руками зам. директора приюта Татьяна Клыкова. — Приходится водить детей в обычную, близлежащую. Вы представляете себе "восторг" преподавателей и родителей первоклассников, когда мы сажаем за парту рядом с семилетками 12-летнего подростка? Да и самому ему это, прямо скажем, не очень приятно. Вот и бегут из школы постоянно". Школа работает в две смены. Каждого ребенка надо проводить и встретить. Воспитателей — всего 16 человек. Понятно, что проследить за всеми они просто не в состоянии. Олигофренам же вообще не светит учеба. Ближайшая школа для умственно отсталых находится в Текстильщиках, а возить туда-обратно детей нет никакой возможности. К тому же постоянные претензии от школы: книжки испортили, горох на урок ботаники не принесли, формы спортивной нетѕ Но этим единицам, которых силком тащат в классы, крупно повезло. Их менее удачливые сверстники обречены в лучшем случае работать мальчиками на побегушках у торговцев арбузами, в худшем — слоняться по улицам в обнимку с флаконом клея "Момент". С января по июль за употребление наркотиков и токсических веществ на милицейский учет в Москве было поставлено 1740 подростков (это на 20% больше, чем в прошлом году). И что тут делать? В каждом микрорайоне существует только один штатный специалист по защите прав ребенка. А в крупном районе — до 30 тысяч детей. Попробуй проконтролируй, кто ходит в школу, а кто — нет. Если раньше хоть классные руководители должны были периодически обходить приписанных к классу детей, то нынче этими обязанностями никто особо себя не утруждает. По оценкам специалистов, тенденция к росту "лишних детей" в ближайшее время себе не изменит. Если за семь месяцев прошлого года правоохранительными органами было подготовлено 638 постановлений на лишение родительских прав, то за тот же период 1998 года — уже 786. Основная же причина, по которой подростки оказываются на улице, — продажа пьющими родителями собственных квартир. Вместе с отцом или матерью начинают пить и дети: хронический алкоголизм в 11 лет уже не воспринимается как нечто ужасное. Привыкли. Как в том анекдоте: "Пап, а почему мои друзья учатся в десятом классе, а я в третьем?" — "Да фиг ли думать, сынок, наливай!" Официальных данных о количестве детей, которые никогда не пойдут в школу, разумеется, не существует. Практически всех детей в возрасте семи лет в обязательном порядке записывают в первые классы. А уж что они будут делать дальше — это никого особо не интересует. Формально мы и сейчас в области бесплатного образования — впереди планеты всей.



    Партнеры