РАДИК ПОМЕНЯЛ ОКРАСКУ

28 января 1999 в 00:00, просмотров: 235

Ликуй, торсида динамовская, — трепещите, соперники! Радик, а в миру Владислав Радимов, в новом сезоне будет защищать футбольную честь бело-голубых. Лишь на денек он заскочил в первопрестольную: утрясти кое-какие оргвопросы в клубе. А сегодня впервые примерит динамовскую майку. На Кипре, где команда Ярцева продолжает готовиться к сезону-99. Вчера, буквально через минуту после того, как контракт Радика с "Динамо" был подписан, корреспонденту "МК" удалось выискать в плотном графике звезды лазейку для своих вопросов. — Влад, в каком настроении вернулись в Москву? — В прекрасном! Возвращение на родину — это праздник души! — Но в "Сарагосе"-то праздника не получилось? — Я не считаю время, проведенное в этом клубе, потерянным. Два чемпионата отыграл "от звонка до звонка" и выходил на поле практически в каждом матче. А за сезон-то выходило поболе сорока игр. У прежнего тренера ко мне не было претензий. — А тут "новую метлу" позвали порулить... — Да, пришел другой коуч, а с ним, конечно, и его "люди". Меня он отправил на лавочку отдыхать. Но это нормально. В прошлом году мы не выполнили установку на сезон — попасть в зону УЕФА, и руководство клуба тут же освободило главного. Новый же сделал ставку на привезенных футболистов, знающих его систему игры. Это законное право тренера, и никакой обиды у меня нет. — Вы в 20 лет уехали за бугор, не рановато ли было? — Нет, потому что с возрастом адаптироваться к новому футболу, другому укладу жизни еще сложнее. Вот с Димой Аленичевым общались недавно, так очень, говорит, тяжело ему. Он ведь в 26, по-моему, уехал, а два года минимум уходит на адаптацию. Через это проходит каждый легионер. Единицы выдерживают смену образа жизни и не ломаются психологически. — А у вас нет надлома этого? — Абсолютно никакого. Я уверен в своих силах и знаю свои возможности. И, кстати, "Сарагоса" меня отпустила до конца сезона только после того, как продлил свой контракт до 2002 года. — В Москве вы живете у тети, почему не в своей квартире? — Потому что я ей как сын. Она в один год потеряла мать и своего сына, а ему всего-то 21 был... — После ухода Кобелева, видимо, вам выпадет стать плеймейкером "Динамо"? — Я не знаю, что такое "плеймейкер". Сейчас такой футбол, что в команде не может быть человека с привилегиями. Играть на одной половине поля или только на "чистых" мячах — слишком жирно для одного. В Европе люди бьются за каждый метр поляны и в атаке, и в обороне. Я уже столько позиций поменял, что даже не могу назвать свою любимую. Куда Ярцев поставит — там и сыграю. — Какой результат в чемпионате будет успешным для вас лично? — Только самый высокий. Так настраиваюсь. — Значит, биться за "Динамо" намерены так же, как в свое время за ЦСКА? — А как же! Конечно, из сердца армейский клуб никогда не уйдет — ведь здесь я по-настоящему заиграл, вырос до уровня сборной, но теперь моя команда — "Динамо". — А не боитесь гнева или обвинения в предательстве со стороны буйных фэнов ЦСКА? — Нет. Думаю, армейские болельщики меня поймут. Как-никак шесть лет выступал под флагом ЦСКА, а то, что сейчас в "Динамо", — не моя вина. Красно-синей команде я оказался не нужен...





Партнеры