ПОЛЕТ ОМЕРЗИТЕЛЬНЫХ БАБОЧЕК

26 февраля 1999 в 00:00, просмотров: 479

По большому счету, сейчас у нас всего две главные проблемы, требующие безотлагательного решения. Во-первых, нужно отдать внешний долг — по примерным подсчетам, порядка ста восьмидесяти миллиардов долларов. Во-вторых, нужно вернуть в страну деньги, разворованные за годы реформ чиновниками и не чиновниками, — по примерным подсчетам, порядка трехсот миллиардов долларов. Сравнительно скромная часть этих денег превратилась в коттеджи, машины и евроремонты, но украдено (либо заработано криминальными способами) так много, что всего не истратишь. Несметные сокровища лежат до лучших времен, запрятанные в матрасы и подушки, но гораздо больше их утекло и продолжает утекать за границу на всякие Каймановы острова, где в банках прячутся наши доллары. То есть они уже, конечно, не наши и, давайте смотреть правде в глаза, никогда не будут нашими... Обе проблемы выглядят неразрешимыми. Отдавать долги нечем, потому что денег таких у нас нет и не предвидится. Возвращать в казну украденное тоже нечем — для этого нет инструментов, ни правовых, ни силовых. Выходит — тупик? Обречены вечно умолять МВФ подать нам на бедность? Нет, выход всегда есть. Он и здесь есть, и его видят. По крайней мере те, кто участвовал в вывозе из России трехсот миллиардов. У них ведь отличные головы, светлые, изобретательные, они умеют мыслить оригинально, красиво и весело. Представляете, сколько ума надо, чтоб столько денег украсть, спрятать и не попасться... Выход очень простой: разрушить Россию и создать совсем новое государство. Новое государство не отвечает за долги старого. Нет, можно и не отказываться, мол, когда-нибудь в далекой перспективе мы начнем отдавать, но делать это сейчас же, срочно, новое государство не обязано, и никакими международными правилами его к тому не принудишь. Хотя, в принципе, долги можно будет и отдать, потому что деньги в новом государстве появятся. Откуда? Вернутся вот эти украденные триста миллиардов. Тоскующий Савва Положение вещей таково, что вывезенные за границу деньги могут вернуться только добровольно. И в большинстве своем владельцы хотят вернуть их. Нет, конечно, не вернуть в государственную казну — не надо так плохо о них думать, — а вернуться с ними в родное государство. Легализовать их, вложить, заставить работать, начать свое дело, развивать его, стать настоящим "белым" бизнесменом. Саввой Морозовым или Биллом Гейтсом. Завещать созданную собственными руками компанию с уже мировой известностью сыну и на старости лет построить себе памятник в родном Урюпинске — культурный центр или школу, а рядом поставить скромную такую бронзовую фигуру. И многие поколения урюпинцев будут гордиться тем, что они земляки Саввы, как Колмогоры гордятся Михайло Ломоносовым. На Западе осуществить свою мечту им крайне сложно. Отмывать такие бешеные деньги, переводить их крошечными порциями в легальное состояние, потом пытаться строить свой бизнес, втискиваясь в поделенный до последнего дюйма рынок. И это без знания языка, местных правил и обычаев ведения дел, без западного образования, без карьеры. И еще все будут коситься с подозрением: он с неба, что ли, свалился с такими деньгами? И надо считаться с тем, что в любой момент Генпрокуратура может издать ордер на твой арест, а Интерпол — объявить тебя в розыск, и бегай потом по миру, как какой-нибудь Артем Тарасов или Павел Лазаренко... Нет, делать серьезный бизнес надо в России, но только на легальной основе. Условия идеальные. Устаревшие производства разрушены до основания, нового ничего не создано, ноль над уровнем моря, берись и производи что угодно. И люди вокруг свои, родные, понятные и говорят по-русски. И потенциал у страны — огромный. На ближайшие десять лет государственные активы (разведанные месторождения, лес под вырубку и т.п.) оцениваются в семь триллионов долларов. Интеллектуальный потенциал (изобретения, нереализованные патенты, научные и технологические разработки) — в одиннадцать триллионов. Здесь лежат сказочные богатства. Вложи деньги — получишь обратно в десять раз больше. Единственное, чего здесь нет, — это нормальной бизнес-среды. А пока ее нет — соваться сюда с деньгами нельзя. Все опять разворуют. Точно так же, как сами владельцы каймановых счетов в свое время разворовали все, к чему имели доступ. Значит, для того, чтоб их деньги, лежащие сейчас мертвым грузом, начали полноценно работать, им нужно создать на месте России новое государство с законодательно обеспеченной бизнес-средой. Государство для себя. Такое, чтоб они могли вернуться сюда хозяевами жизни. Власть предержащие должны быть их ставленниками, а Конституция нового государства должна быть написана так, чтоб к ним никто никогда не предъявлял претензий по поводу украденного. Чтоб новое государство не могло выступать истцом по отношению к их прошлым подвигам. Чтоб больше не было истцов и не было ответчиков. Кто за ширмочкой стоит? Каким образом может появиться на свет новое государство, не отвечающее за долги старого? Два варианта. Можно объединиться с Беларусью. Можно развалить Россию на государства-регионы. Что лучше? По идее, объединиться с Беларусью, конечно, спокойнее. Времена сейчас такие, что развал на региональные государства непременно будет сопровождаться "национальными рознями". Кого-то откуда-то будут без конца изгонять, начнутся локальные конфликты, появятся беженцы, которых надо будет где-то пристраивать... Но, с другой стороны, по части отказа от долгов такой вариант надежнее. Дальневосточную республику уж точно не заставишь платить по долгам России... Судя по косвенным признакам, работа идет одновременно в обоих направлениях. Премьер Примаков обсуждает с премьером Беларуси будущее Союза и в то же время высказывается в том смысле, что "регионы должны быть сильными". Исполнительный секретарь СНГ Березовский усиленно работает с Лукашенко, несмотря на взаимную неприязнь, и готовит документальную базу объединения, но в то же время условия — Беларусь входит в Союз на паритетных правах с Россией — вызывают возмущение у региональных лидеров. Шаймиев, к примеру, заявил о своем несогласии с условиями, дающими Беларуси одностороннее преимущество по сравнению с субъектами Федерации. В таком случае некоторые субъекты типа Татарстана, Чечни или Тувы наверняка откажутся войти в Союз. Сам Лукашенко тоже высказывается крайне противоречиво. То он допускает возможность вхождения Беларуси в Россию на правах субъекта, то уверяет, что не поступится суверенитетом своей страны. Видите, как стрелка гуляет между первым и вторым вариантом? То ли они сами еще до конца не понимают, что делают, то ли пока не пришли к согласию в плане выбора варианта, то ли это собственные сиюминутные интриги и амбиции застилают им глаза. А кто, собственно, толкает паровоз? Где они, эти герои, придумавшие рецепт спасения России от национального дефолта? Возможно, кого-то из них мы и видим по телевизору в образе члена кабинета министров или иного руководителя государства. Хотя, если говорить откровенно, наши публичные деятели в большинстве своем не дают оснований надеяться, что в головах у них может родиться что-то путное. Гораздо более вероятно, что, глядя на них, мы видим не головы, а руки. Они — пальцы, сбрасывающие на стол карты. А где головы? Наверно, где-то здесь, неподалеку. Им не нужно светиться. У них иное жизненное предназначение. ...С точки зрения морали и нравственности, все эти пальце-головы, конечно, далеко не образец. Почему же в новом Российском государстве они вдруг станут заниматься цивилизованным бизнесом вместо того, чтоб продолжать нас обкрадывать? Пальце-головы придут туда не чиновниками, а собственниками, и государство уже будет не государством чиновников, а государством собственников. А собственник сам у себя не ворует и никому не позволяет у себя воровать. У него природа совсем другая. Другое мировоззрение, цели, задачи и образ мышления. Собственники — бабочки, вылупившиеся из гусениц-чиновников. Они уже знают, как летать, поэтому ползать им невыносимо скучно и унизительно. Дом с привидениями Почему все только им? Где справедливость? Ворье, обобрали нас до нитки, а теперь вместо того, чтоб понести заслуженное наказание, еще вернутся сюда победителями — правителями, спасителями и строителями. Противно, конечно, а что делать? Вариантов-то других нет. Ну, можно, скажем, проголосовать через год за коммунистов, но ведь ничего нового они не создадут. Все то же царство всепожирающего чиновничества — может, только чуть менее бесстыдное, по сравнению с нынешним, но легче-то от этого все равно не станет. Наша система государственного управления — раз и навсегда построенный дом. Кого туда ни запускай, они все равно займут те же кабинетики, полочки, ящички, будут пользоваться теми же секретаршами и телефонами, смотреть в те же окошки, подниматься по тем же лестницам и соблюдать те же правила. Поэтому, пока дом стоит, за кого ни голосуй, ты все равно голосуешь только за то, кому доверить почетное право себя доить — тем или этим. А доить-то они все равно все будут одинаково... Надо ломать дом и строить новый — иначе с места не сдвинемся. У чиновников ломать интереса нет — наоборот, им надо хранить дом в его нынешнем виде, идеально приспособленном для их нужд. Чужакам ломать и строить тоже неинтересно. Лучше дом захватить, сесть в старые кресла и доить, выжимая до капельки то, что еще осталось. Теоретически можно допустить, что мы вдруг проголосуем за каких-то "хороших" чужаков, которые, заняв дом, начнут его ломать и радикально перестраивать, вытаскивая из-под самих себя полы и перекрытия. Но вероятность того, что мы их выберем и они действительно станут ломать и строить, настолько низка, что такой вариант следует отнести, скорее, к области фантастики. Единственная сила, у которой есть и огромные деньги, и огромный интерес в строительстве принципиально нового дома, — это выродившиеся из чиновничьего племени бабочки-собственники, мечтающие стать гигантскими бизнес-махаонами заоблачной красоты. Разумеется, ломать и строить они будут исключительно для себя. Во имя собственного процветания, а вовсе не ради спасения многострадального российского народа. Но сейчас уже все равно, кто и зачем будет ломать. Лишь бы сломали. Иначе через несколько лет эмиграция из России превысит и рождаемость, и смертность вместе взятые, а наименее подвижной части населения действительно ничего не останется, кроме как кушать друг друга.



    Партнеры