ИСТОРИЧЕСКОЕ ПРЕВРАЩЕНИЕ ЕВГЕНИЯ КИСЕЛЕВА

18 марта 1999 в 00:00, просмотров: 198

— Идея о том, что зрителю сегодня будет интересна наша история в разных проявлениях, оказалась удачной. Начали в сентябре парфеновским фильмом "Семнадцать мгновений весны. 25 лет спустя". Сразу поняли, что мы на правильном пути. Всем было интересно — кто был прототип Штирлица, кто был Мюллер, как подбирали актеров, где снимали. Потом было "Сердце Ельцина" Сорокиной на двухлетие операции Ельцина и "Чисто российское убийство" на 40 дней смерти Галины Старовойтовой. В отличие от репортажа это долгий и кропотливый труд. Потребовалась операторская работа совсем иного качества, выстроенность кадров, тщательность монтажа. Это все-таки кино — стыки, воздух, музыка. В последнем фильме "Место встречи изменить нельзя. 20 лет спустя" мне немалых усилий стоило убедить Лужкова показать, как надо было раньше носить кепочку, рассказать про московские дворы тех лет. Он обещал-обещал, но снять его удалось только за 2—3 дня до выхода фильма. И это не раскрутка Лужкова — для меня это прежде всего классный штрих для фильма. Делать фильм про Афганистан нам было безумно интересно. Ведь я был в 79-м году там и все видел своими глазами. Мне было 23 года. Там были свои слухи, сплетни, шепотом рассказывали про политические интриги в Москве. Какую линию проводили военные, какую КГБ, какие разногласия были в Кремле. Как убили Тараки, поставили Амина, потом Кармаля. Спустя 20 лет мне было интересно в этом разобраться. Про Афганистан много рассказывал Калугин, который живет в Америке. Разоблачитель той системы. Вечный оппозиционер. Для многих сотрудников органов он предатель. Многие другие бывшие руководители КГБ не захотели делиться воспоминаниями. Мы собираемся делать продолжение этого фильма. Теперь в декабре расскажем о выводе войск 10 лет назад. Повторим первую серию, может быть, доработаем ее (издание второе, исправленное и дополненное). Для "Афганского капкана" мы записали большое интервью с Ахмад Шахом Масудом, самым известным нашим противником. С ним воевали, заключили перемирие, опять воевали. В Тегеран мы поехали, чтобы записать интервью с другим афганским деятелем Хекматияром — лидером исламской партии Афганистана, имевшей самые многочисленные отряды. В Тегеране он много лет добивался саудовской визы, чтобы заручиться там поддержкой в борьбе с талибами. Буквально накануне нашего приезда он получил визу и улетел, а мы остались без интервью. Так получился "Тегеран-99" как побочный продукт. Снимать в Иране непросто. Страна эта закрытая. Чтобы поставить камеры и снимать на улице просто автомобили и прохожих, нужно получить разрешение соответствующих органов. В "Тегеране" много кинохроники. Когда в начале 80-х я преподавал персидский, то видел фильм о событиях исламской революции в Иране. Фильм использовался на кафедре как учебное пособие. Он был снят иранскими кинодокументалистами в процессе событий. Мы использовали его для общего развития – там были слышны разговоры на улице, лозунги, шум толпы. Я обратился в архив – фильм пропал. Через ЦОС ФСБ мы вышли на академию ФСБ. У них сохранилась черно-белая копия. "Тегеран", я думаю, мы еще выпустим на экраны в более полном варианте. Чтобы снимать фильм об истории, нужно, чтобы событие стало историей. О Чечне, например, фильм снять сейчас нельзя. Чечня сиюминутна и злободневна. Один из ключевых свидетелей Масхадов по-прежнему у дел — он президент. В оппозиции Басаев. События 94-го года продолжаются до сих пор. Зато Афганистан — это уже точно история, эпизод истории СССР. Есть, конечно, о той войне до сих пор оперативные документы ГБ и внешней разведки с грифом "Совершенно секретно". Но то, о чем умалчивали по негласным законам номенклатурной аппаратной жизни, — больше не тайна. Бывший первый зам Громыко Георгий Корниенко. Он в прекрасной форме, твердой памяти и уже сам рассказывает. Василий Сафрончук был советником Амина. Наступает момент, когда заканчивается заговор молчания. Мне кажется, что август 91-го года вот-вот станет историей и мы узнаем много интересного. Может быть, в этом году, но в следующем точно. Очень скользкая тема, и я не жду, что все будут говорить чистую правду. К тому же правд, как известно, всегда много. 25 марта ближайший фильм из серии "Новейшая история". Это о Николае Романове — главе объединения потомков Дома Романовых. Тот самый высокий красивый старик, который приветствовал Ельцина на похоронах царской семьи в прошлом году в Питере. Потрясающе интересная судьба. История гибели "К-129" — это в принципе совместный проект. Фильм снимался очень давно. Одна американская продюсерская фирма предложила нам сотрудничество. Значительная часть фильма состоит из компьютерной мультипликации. От нас требовалось найти очевидцев, свидетелей тех событий, хронику. Далеко не все из того, что мы нашли, их заинтересовало. Так же, как и нас не все заинтересовало в их наработках. Их привлек посол Анатолий Добрынин, который знал об этой истории. Переводчик Брежнева Виктор Суходрев подтвердил, что ни на одной встрече с Никсоном, Киссинджером, Фордом в 70-х годах никогда наши не затрагивали вопросы о "К-129", хотя значительно меньшие события часто становились предметом переговоров. Наши, в отличие от американцев, знали только приблизительно район гибели лодки — он назывался "точкой К", но имел радиус в десятки миль. Я думаю, что лодку американцы все же подняли целиком. Наши заокеанские партнеры натолкнулись на полную завесу секретности. С ними не захотел встретиться никто из деятелей ЦРУ, руководивших операцией. Никаких документов им не показали. Впрочем, и нам до последнего обещали продемонстрировать в архиве дело о гибели лодки, но так ничего и не вышло. Хотя в остальном, офицеры главного штаба ВМФ, чтобы помочь нам, буквально расшиблись в лепешку. За помощь, которую мы оказали американцам в создании фильма, мы получили право показа в России своей версии.



    Партнеры