ПИЛОТОВ УЖЕ НЕ УЧАТ СПАСАТЬ ПАДАЮЩИЙ ВЕРТОЛЕТ

18 марта 1999 в 00:00, просмотров: 295

Вчера к вечеру экспертам удалось опознать тела 17 из 19 человек, погибших в результате крупнейшей за последнее время авиакатастрофы вертолета Ми-8 на Камчатке. Как сообщили "МК" в Министерстве по чрезвычайным ситуациям РФ, во вторник вертолет выполнял традиционный чартерный рейс из райцентра Соболево в аэропорт "Елизово". Экипажем авиакомпании "Кречет" из трех человек командовал пилот Бортков, за спиной которого десятки полетов на полуострове. Большинство пассажиров были геологами и газовиками, сотрудниками ОАО "Сахалиннефтегаз", остальные летели по своим делам за наличный расчет. Через полчаса после вылета, в 18.40, вертолет пропал. Искали его недолго: пылающие обломки машины нашли в лесу примерно в 30 километрах от поселка Соболево. Рядом горел небольшой костерок, возле которого едва шевелились восемь человек. Двое пассажиров — 39-летняя Рута Пивовар и 47-летний Александр Лексаков — очнулись сразу после крушения, сумели вытащить из разрушенной кабины шестерых товарищей по несчастью и, превозмогая боль, развели костер. Всех их госпитализировали, самых тяжелых перевезли в Петропавловск-Камчатский. Один из выживших в первые минуты катастрофы позже умер в больнице. Тела 18 пассажиров сильно изуродованы, обожжены, и опознать их нелегко. Среди погибших три женщины, в том числе Светлана Найко, которую катастрофа навеки разлучила с мужем (его пытаются спасти в соболевской больнице). Не удалось спастись никому из экипажа. Те, кто остался жив, помнят лишь, что вертолет сильно раскачивался, затем резко пошел вниз и упал, а дальше — темнота. По мнению специалистов, вертолет не был перегружен. Так же маловероятно загорание Ми-8 в воздухе. Другое дело — на земле: этот геликоптер считается едва ли не самым горючим, к тому же после удара о землю обычно заклинивает люки и кабина становится своего рода огненной ловушкой. По предварительной версии, к падению винтокрылой машины могла привести остановка обоих двигателей, что происходит, когда прекращается подача топлива. Правда, в этом случае возможна посадка на авторотации, но в последние десять лет летчики почему-то не отрабатывают ее во время учений. Также возможно, что крушение — результат неисправности систем управления Ми-8 или нарушения целостности лопастей винта вертолета.



    Партнеры