НЕПРИЛИЧНЫЙ АНЕКДОТ

2 апреля 1999 в 00:00, просмотров: 326

Пришел в школу новый учитель географии. Первый урок ему выпадает вести в 8 "б", самом безнадежном классе. Вначале раздается дикий ор, свист, топот — и вдруг наступает полная тишина. Чудо! После урока навстречу учителю выбегает директриса: — Как это у вас получилось? Еще никому не удавалось заставить их слушать! — Очень просто. Я вошел, они бузят. Я послушал-послушал и говорю: "Вот вы все такие крутые — а кто-нибудь из вас может надеть презерватив на глобус?" Они опешили, а кто-то спрашивает: "А что такое глобус?" Ну, тут я и стал рассказывать... Такой вот анекдот — старый, с длинной-длинной бородой. И борода эта только доказывает, что и 10, и 20 лет назад советские дети живо интересовались, в какой такой капусте их нашли родители. А тот, кто хочет знать, обязательно найдет ответы — пусть даже методом проб и ошибок, за которые расплатится позднее. Однако анекдоты понимают не все, и дело тут не только в отсутствии чувства юмора — скорее, в отсутствии здравого смысла. Споры о том, можно ли говорить с подростками о теории того, чем они давным-давно занимаются на практике, идут уже 10 лет на самом высоком уровне. Окончательный вердикт на сегодня — "нельзя". И это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Преступление Венеры Милосской Секса в СССР не было. А дети были. Десятилетиями их оберегали от вредных раздумий об этом парадоксе всеми мыслимыми методами. Книга "Советы по домоводству", изданная в 1959 году, призывала советских домохозяек "в питании детей исключить все, вызывающее половое раздражение (избыток мясной пищи, пряности...)", а также прятать с их глаз долой "несоответствующие возрасту произведения литературы и искусства". Однако, когда у тех детей подросли свои отпрыски, пришлось признать, что ни перловка, ни книга "Как закалялась сталь" не помогли снизить число подростковых беременностей и количество разводов в молодых семьях. В середине 80-х годов в школах появился обязательный предмет "Этика и психология семейной жизни" и доставил немало веселых минут старшеклассникам времен разгара перестройки. Пунцовые от смущения биологички перемежали лекции на тему "Общественная функция семьи" с рассуждениями о пестиках и тычинках, и вскоре злополучная "Этика..." исчезла, поставив рекорд по краткосрочности пребывания в учебной программе. Но уйти от неприятной темы все равно не удалось, поскольку к началу 90-х даже чиновники поняли, что "половая социализация подростков превратилась в стихийный и неуправляемый процесс". К тому же по стране все уверенней зашагал СПИД. Впервые прозвучали слова "половое воспитание", и в 1993 году Министерство образования РФ совместно с Минздравом приняло решение внедрить этот курс в школы. Но то, что последовало в следующие 6 лет, превзошло ожидания даже самых заядлых пессимистов. Для того чтобы внедрить программу, надо сначала ее написать. В 1995 году Минобраз представил несколько программ по половому воспитанию, и сказать, что все они были образцово продуманы, нельзя: одна, например, планировала уделить животрепещущему предмету аж 374 урока во всех классах с 1-го по 11-й и включала в себя обширные сведения о проституции, некрофилии и тому подобных явлениях. Впрочем, по-другому и быть не могло: в конце концов это был первый российский опыт, первый блин, который и должен был получиться комом. К тому же в обязательном порядке, как приснопамятную "Этику и психологию...", никому ничего не навязывали: программы просто рекомендовали школам для полного или частичного использования на факультативах. В то же время началась работа над глобальным проектом "Половое воспитание российских школьников", который финансировал фонд ООН по народонаселению — организация в высшей степени серьезная и компетентная. Под проект она выделила 750 тысяч долларов — на разработку программы, консультации зарубежных экспертов и социологические исследования. Вот на этих исследованиях начинание и погорело. Чтобы выяснить уровень образованности деток в интимных вопросах, разработчики отправили в 16 "пилотных" школ две длинные анкеты — "Про ЭТО" и "Что ты знаешь о сексе". Поскольку цели у авторов были сугубо исследовательские, вопросы сформулировали предельно четко и не по-детски: например, "Знаешь ли ты, где находится клитор у женщины?" Директора школ, по всем законам разума, должны были бы провести предварительную работу, прежде чем давать такие опросники детям: объяснить, что это, для чего и, уж во всяком случае, заранее известить родителей. Но это никому и в голову не пришло — то ли от лени, то ли по вечной российской бездумной исполнительности. В результате анкеты свалились на детей с бухты-барахты и моментально попали в прессу. Лучшего подарка для коммунистов и "патриотов", хватающихся за любую соломинку, чтобы облить грязью правительство, и представить было нельзя. Припомнили и отечественные неудачные программы. Тогдашний министр образования Кинелев был вызван на ковер в Думу и, как школьник, винился в "недосмотре". Генпрокуратура начала официальную проверку. Под окнами Минобразования шумели пикеты. И оно сдалось: сначала замминистра образования Елена Чепурных специальным письмом отозвала все рекомендованные программы, потом были запрещены любые эксперименты в области полового воспитания в Москве. А 22 апреля 1997 года проект "Половое воспитание российских школьников" был приостановлен приказом министерства. Фонд ООН по народонаселению заморозил финансирование; из обещанных 750 тысяч долларов не истратили и двадцатой части... Битва за аборт То, что чиновники туманно окрестили "стихийной половой социализацией подростков", при ближайшем рассмотрении и сексуальной революцией-то называть не хочется. Разве что в том смысле, что революция — всегда трагедия. Примерно половина 16—17-леток признаются в социологических опросах, что давно и успешно занимаются сексом. В 1997 году почти 240 тысяч девушек-подростков сделали аборт. Заболеваемость одним только сифилисом с 1990 по 1997 год выросла среди подростков 15—17 лет — в 70 раз, до 14 лет — в 89 раз, а от 18 до 19 лет — в 56 раз... Разумеется, виновниками этих страшных цифр являются не дети, а взрослые. По данным разных опросов, лишь от 5 до 30 процентов родителей разговаривают со своими чадами о вопросах интимной жизни. Да и что может посоветовать дочке мать, которая сама сделала 4-5 абортов? Именно такое количество является средним для россиянок. Легализовав аборты в 1955 году, Советская власть не позаботилась предложить своим гражданам какую-либо альтернативу. Качество отечественных презервативов не выдерживало никакой критики — как в смысле удобства, так и в смысле эффективности. Клиник планирования семьи в СССР в помине не было. Для врачей слово "контрацепция" было жупелом: в 1972 году Минздрав СССР даже разослал специальное письмо о вреде гормональных таблеток. В результате к 1990 году меньше 19% женщин пользовались гормональными контрацептивами и внутриматочными спиралями, а по сю пору из 34 миллионов россиянок фертильного возраста 5 миллионов бесплодны — в основном из-за последствий абортов. Для того чтобы что-то изменить к лучшему, действовать надо было на всех фронтах — и на "детском", и на "взрослом". Именно этим и занялась возникшая в 1991 году Российская ассоциация планирования семьи. Начала РАПС с обучения врачей современной гормональной контрацепции, и только тут впервые осознала уровень невежества наших граждан. А к середине 90-х РАПС приняла участие в разработке проекта закона "О репродуктивных правах граждан" и в реализации федеральной программы "Планирование семьи". Первый фактически должен был стать конституцией в области репродуктивного здоровья: в нем впервые в истории России законодательно закреплялись наши права на деторождение, планирование семьи, использование контрацепции, информацию обо всех ее способах, в том числе аборте, — и главное, гарантии того, что каждый сможет пользоваться этими правами свободно, без принуждений и унижений. Документ революционный для нашей страны, а кое в чем — и не только: в нем впервые прозвучало понятие "репродуктивные права", которое ныне применяется во всем мире. Однако революционный этот документ уже пять лет лежит под сукном в Госдуме, и шансов на принятие у него никаких. Народным избранникам гораздо больше нравится голосовать за особый статус депутата или отправлять добровольцев в Сербию. Впрочем, есть у думцев и конкретные возражения о проекте. Но о них — чуть позже. Федеральной программе "Планирование семьи" повезло больше: с 1994 года она шла в бюджете отдельной строкой. Упор в ней делался в соответствии с названием на создание по всей стране сети центров планирования семьи, где и взрослые, и подростки могли анонимно и бесплатно пройти медосмотр, поговорить с психологом, получить всю информацию о контрацептивах, а главное — сами контрацептивы. Раздачей презервативов не ограничивались: малообеспеченные, многодетные и студенческие семьи бесплатно обеспечивали самыми современными гормональными таблетками — разумеется, только по желанию и после консультации с врачом. Результаты оказались потрясающими: за 4 года действия программы количество абортов в России снизилось почти на 30% — как у взрослых, так и у подростков. Ведущие специалисты-медики признали "Планирование семьи" одной из самых эффективных программ в области здравоохранения за все десятилетие. Она сохранила конкретные человеческие жизни. А 2 февраля 1998 года в Госдуме "Планирование семьи" была исключена из бюджета абсолютным большинством голосов. За запрет программы выступили: ЛДПР (единогласно), "Российские регионы" (единогласно), "Народовластие" (единогласно), аграрии (единогласно), КПРФ (122 члена против трех). Некоторое время центры планирования семьи работали на старых запасах и втайне надеялись, что депутаты одумаются и вернут программу на следующий год. Потом грянул кризис, и даже те семьи, что раньше покупали контрацептивы на свои деньги, были вынуждены умолять центры взять их "на иждивение". Запасы кончились в момент, а программу так и не вернули. Что ж, Дума добилась своего: с конца прошлого года кривая абортов снова поползла вверх... Из жизни насекомых Связь между запретами проекта полового воспитания школьников и программы "Планирование семьи" самая прямая, хотя эти события и разделяет почти год. По сути, с начала 1997 года в России идет полномасштабная кампания против любых начинаний в области сексуального просвещения, и козырной картой эти "борцы" неизменно выкладывают детей. Пусть ежегодно сотни женщин умирают от последствий абортов и десятки тысяч подростков заболевают сифилисом — главное, чтобы светлые детские души не травмировались грязным словом "презерватив". Хороший аргумент для уличной бабки — но для депутата Государственной Думы, согласитесь, несколько странный. Для того чтобы получить разъяснения из первых рук, я отправилась к одной из самых ярых думских противниц полового воспитания — Нине Кривельской из ЛДПР, чей партийный вождь, Владимир Жириновский, давно прославился более чем либеральными высказываниями о своей личной жизни. Диалог получился в высшей степени содержательный. — Я как депутат считаю, что половое воспитание в школе нужно, — решительно начала Нина Викторовна. — Разговор об этом должен быть в разных тонах — где на примере животных, где на примере птичек... Нужно показывать приятные картинки природы — не сами акты совокупления, а акты ухаживания животных друг за другом, чтобы дети чувствовали ауру ухаживания, ауру обнюхивания... Уже на примере стрекоз да бабочек маленькому человечку понятно, почему муравьишки и божьи коровки друг к другу ползут. — Ну, это для совсем маленьких, — с трудом отвлеклась я от размышлений о противоестественных отношениях муравьев и божьих коровок. — Подросткам, наверное, нужно объяснять более конкретно. — Да им же сейчас просто навязывают: вот так выглядит презерватив, вот так выглядят мужчина и женщина! Я показывала эти картинки по ТВ! (Действительно, в недавней передаче "Слушается дело" по РТР Кривельская предъявляла картинки из французской энциклопедии для детей 1990 года выпуска, выдавая их за продукцию РАПС — А.Б.) Все эти ужасные программы провоцируют чрезмерное созревание, там постоянно упоминается одно слово — партнеры, партнеры... Они учат наших детей половому делу, половому профессионализму. А ведь это же тайна природы, которая открывается человеку постепенно. Вообще, детей нужно учить воздержанию. Нужно говорить, что то же, что дает сексуальный или половой акт, человек получает и от спорта, если он там великий успех сделал. (Зигмунд Фрейд, Карл-Густав Юнг и Эрих Фромм не согласны. — А.Б.) — Боюсь, не на всех подростков такие разъяснения подействуют. А к 16 годам и вовсе неплохо бы знать, как устроен человек и какие есть контрацептивы. — Так я разве возражаю? Пусть в первую очередь будет духовное отношение друг к другу как к венцу природы. На втором месте — пропаганда воздержания. А очень активные дети, которым уже в 16 лет это надо, сами разберутся. Вообще, в первую очередь наших детей нужно учить говорить "нет". — Совершенно верно. Именно этому в первую очередь учит РАПС, который вы так не любите, однако это не отменяет необходимости информации о контрацепции. — Знаете, — устало сказала Нина Викторовна. — Деструктивные религиозные организации разного толка — свидетели Иеговы, мормоны, сайентологи, — они все говорят, что только в нашей религии вам нужно быть, мы вам поможем выжить, мы вас будем любить... А потом идет контроль сознания, и человек раз и навсегда потерян для общества. — ??? — Ну, в смысле, все начинается с любовью и с добрых программ. А потом получается сплошная зависимость. Если проанализировать деятельность всех этих организаций, вы увидите картину религиозной экспансии против России. Программы РАПСа не с неба свалились. Они имеют корни еще в манихействе — манихейцы (правильно — манихеи. — А.Б.) тоже учили, как избежать деторождения. В "Бхагавадгите" я вычитала, что дети — побочный продукт тела человека. В Богородичном центре мать — прообраз дьяволицы. А РАПС говорит, что мы партнеры друг другу. Там нет слов ни "мама", ни "папа"... — Неправда, есть. — Тогда я могу сказать, что таких депутатов, как я, — 242, которые сняли с финансирования программу "Планирование семьи". Какой есть парламент — такой есть. Если столько депутатов думают так же, как я, — по-вашему, парламент с ума сошел? К стенке! Госпожа Кривельская попала в точку: психическое состояние парламента вызывает серьезные опасения. И дело тут даже не в религиозно-зоологических открытиях Нины Викторовны. У нас уголовная ответственность за сексуальные преступления наступает с 14 лет — значит в тюрьму за изнасилование подростка сажать можно, а вот объяснять ему, что такое презерватив, нельзя. Государственный бюджет пустеет с каждым годом, а депутаты своими руками уничтожают золотую жилу: давно подсчитано, что один рубль, вложенный в планирование семьи, экономит 200 — за счет уменьшения расходов по содержанию детей-"отказников" и лечению вензаболеваний и бесплодия. Госдума глуха к мнению ведущих акушеров-гинекологов и педиатров, которые недавно обратились в Совет безопасности с требованием восстановить финансирование программы "Планирование семьи". Самое интересное, что народные избранники плевать хотели и на мнение народа: по данным опроса ВЦИОМ 1994 года, идею введения курса по гигиене половой жизни у подростков 14—16 лет поддерживают более 80% россиян. Зато союзники у депутатов — первый сорт. Пара детских психологов из загадочного фонда. Бывший главный детский психиатр Москвы Борис Драбкин, прославившийся несколько лет назад блестящей идеей погасить чеченский конфликт, перевезя российских детей-сирот в чеченские детдома, а чеченских — в российские. Организация с говорящим названием "Слово и дело", главой у которой — небезызвестный Герман Стерлигов. И, наконец, самый активный борец с сексуальным просвещением — православный медико-просветительский центр "Жизнь". Депутатка Кривельская, едва услышав мой вопрос о ее связях с "Жизнью", моментально утратила всю свою вежливость и красноречие: "Не сотрудничаю. Документы читала. О чем там было, не помню". Очень странно: при той активности, которую проявляет центр в стенах Госдумы, забыть его позиции сложно. Вот, например, официальный документ: депутат Колесников просит депутата Бабурина разрешить распространение в парламенте листовки "Жизни". Бабурин дает добро — и в результате народные избранники читают следующий бред: "В законе "О репродуктивных правах"... к главным правам относится прежде всего право на аборт, стерилизацию и контрацепцию, в том числе и для детей... Уже известны примеры программ, предусматривающих сексуальное кодирование детей (анкеты "Что вы знаете о сексе" и "Про ЭТО")... Мы можем обоснованно говорить о сексуальном программировании подростков с насаждением так называемого сексуального мата..." У "Жизни" есть солидный сайт в Интернете, где собрана богатейшая подборка статей ее членов и единомышленников; большая их часть была опубликована в прессе — газетная травля РАПС и Минобраза идет уже больше двух лет. Фонд ООН по народонаселению назван там "повивальной бабкой содома", презервативы — тем, что "не только рядом с хлебом, но рядом с землей нашей не может лежать". Но густой квасной дух — еще полбеды: товарищи православные не брезгуют самым наглым враньем и подтасовками. "Сексуальное просвещение" губительно... Возможные последствия его — вымирание нации...", "Ваши дети и внуки окажутся меньшинством в собственной стране... Наш великий народ постигнет судьба американских индейцев..." Действительно, естественный прирост населения у нас в минусе с 1992 года, а рождаемость начала падать гораздо раньше. Только вот есть два "но". Во-первых, само по себе падение рождаемости еще ничего не значит: в Англии, например, процент детей до 15 лет уменьшился с начала века почти вдвое, число же стариков старше 60, напротив, неуклонно увеличивается. При этом никто не говорит о вымирании: давно признан факт, что население цивилизованных стран медленно стареет. "Вечная молодость" остается уделом слаборазвитых государств, где рожают, сколько родится, быстро стареют и рано умирают. Похоже, для России у господ патриотов уготован именно такой "третий путь" — вернее было бы его назвать путем третьего мира. Во-вторых же, против воли рожать не заставишь, а наши женщины рожать не хотят, и у них на то есть веские причины, о которых и "Жизнь", и депутаты скромно умалчивают. Опрос на тему "Почему вы решили сделать аборт?", проведенный в 1997 году в Чите, показал: основные факторы — финансовые проблемы (42%), тревога за будущее ребенка (21%), жилищные проблемы (15%); у девочек-подростков сюда прибавляются отсутствие работы и невозможность создать семью. Печальные эти проблемы в ближайшем будущем, увы, не решить, так что контрацептивы — единственное спасение. Но "Жизнь" не желает признавать очевидного. Вместо этого она нагло присваивает себе заслугу снижения абортов в последние годы: мол, все больше женщин приходят в Церковь, вот и весь сказ. В общем, главное — в Бога верить. А остальное приложится. Позиция "Жизни" — уродливый симбиоз лапотной "духовности" и идеологии американского движения "Про-лайф". Последнее давно прославилось за океаном: активисты "Про-лайф" поджигают гинекологические клиники, печатают адреса женщин, сделавших аборт, убивают врачей. "Жизни" до этого, похоже, осталось недолго — уже сейчас на ее сайте можно найти такие откровения некоего попа: "Какая реакция, какое первейшее желание на это "обучение" может быть у нормальных, не потерявших еще под собой реальную почву родителей? Только одно — к стенке. Растлителей наших детей — к стенке. И я подчеркиваю — это адекватная реакция. И не нормально, если ее нет". У меня только два вопроса. Куда, интересно, рассчитывает попасть после смерти данный батюшка, верящий в рай и ад? И читала ли этот документ депутатка Кривельская и ее коллеги? * * * У центра "Жизнь" есть замечательная листовка об ужасах аборта, которую он распространяет где только сможет. По просьбе руководителей центра профессора кафедры эмбриологии МГУ дали официальное заключение: "Жизнь человека как биологического индивидуума начинается непосредственно со слияния ядер яйцеклетки и сперматозоида... Аборт на любом сроке является намеренным прекращением жизни человека как биологического индивидуума". Что ж, умри — лучше не скажешь. Позиция поборников нравственности видна как на ладони: оказывается, они рассматривают всех нас всего лишь как "биологических индивидуумов". Меж тем как биологическим индивидуумом является даже амеба; для того чтобы зваться человеком, ей не хватает самой малости — разума и свободы воли. Им этого не понять. Потому что это они — биологические. Они дышат, кушают, спят, возможно, даже занимаются сексом, и в этом нет ничего плохого. Но вот жить под началом биологических индивидуумов — в высшей степени неприлично. Неприличнее, чем самый неприличный анекдот.



Партнеры