БОЛЬШАЯ ИГРА ПРИМАКОВА

8 апреля 1999 в 00:00, просмотров: 433

Главным итогом бесконечных скандалов последних недель стала совсем неочевидная вещь. Но вещь, которая важнее и Скуратова, и Березовского, и Югославии. У президента Ельцина определился наследник. Если не произойдет ничего сверхординарного (сверхординарным можно считать, например, если депутаты сумеют запустить процедуру импичмента), Ельцину наследует премьер Примаков. Причем это наследство не дареное, а вырванное Евгением Максимовичем в жесточайшей схватке. В схватке, которая в течение последних месяцев и вырвалась из-под ковра множеством скандалов. Еще три-четыре недели назад казалось, что правительство Примакова успешно бежит в пропасть. Полная неспособность проводить хоть какую-нибудь продуманную экономическую и социальную политику, провал переговоров с МВФ, абсолютная зависимость от коммунистического большинства Думы заставляла предположить, что дни кабинета сочтены. Все перевернулось в один день, когда Примаков развернулся над океаном и не полетел в Вашингтон. Конечно, дело было не в Югославии. Вернее, Югославия стала только поводом. С помощью этого разворота Примаков резко активизировал свои усилия последних месяцев. По оценкам некоторых аналитиков из правительственных структур, эти усилия были направлены, чтобы несколько поднять градус в обществе. В условиях возрастающей нестабильности снять премьера просто невозможно. Югославская карта была разыграна виртуозно. В один момент Примаков "отжал" ситуацию. Именно он на какое-то время стал абсолютно центральной фигурой. Именно он поднял знамя национальной гордости и самосознания. И нет уже никакого дела, что после пары недель буйства официальная Москва начала спокойно уходить на заранее подготовленные позиции — бомбить Югославию нехорошо, но кредиты тоже важны. Скандал со Скуратовым тоже был отыгран премьером виртуозно. С самого начала он занял позицию, солидарную с позицией президента. 18 марта ведь не только Ельцин встречался со Скуратовым. Встречался и Примаков, и они оба потребовали, чтобы Генеральный прокурор перестал ломаться. Как говорят, особое возмущение Примакова вызвало то, что человек, занимающий такую должность, не только позволил снять себя в подобном виде, но и доверял людям, которые потом просто продали известную пленку. Человек, который так неосмотрительно выбирает друзей (против которых, кстати, было возбуждено несколько уголовных дел), не может быть не то что Генеральным прокурором, но даже "младшим дипломатическим сотрудником". Но при этом лично Е.М. не спешил публично подтверждать свою позицию. Этим он вызвал у Скуратова и стоящих за ним коммунистов надежду, что Евгения Максимовича можно будет привлечь на свою сторону и он примет участие "в подвешивании" Ельцина. Недаром в том письме Скуратова президенту, о котором так много и фальшиво кричали Илюхин и Зюганов, было просто предложено создать наделенную большими полномочиями комиссию под руководством премьера, которая могла бы, по сути, взять в оборот любой экономический субъект, — почти абсолютная власть, штучка посильнее списка из двадцати коррумпированных чиновников. Но по объективной причине Примакову это было совершенно не нужно. Очевидно, что политик, способный развернуться над океаном, не хочет всю жизнь зависеть от воли Зюганова, Купцова или Илюхина. Значит, ему надо усилиться настолько, чтобы была возможность существовать и без них, естественно, не впадая в зависимость и от президента. И игра была сыграна виртуозно. Примаков, заняв роль судьи, разменял Скуратова на Березовского, получить голову которого ему было куда важнее. Можно не сомневаться, что вся мизансцена с выдачей ордера на арест Бориса Абрамовича была рассчитана заранее. Причем не только в Генпрокуратуре, но и в Белом доме, и в Кремле. Как стало известно "МК", и там, и там уже несколько недель знали, что ордер готов и его надо только подписать. Знал об этом и сам Березовский. Но весь политический истеблишмент России не заинтересован в том, чтобы Березовский был действительно арестован. Слишком много этот человек знает, слишком многим платил. В том числе, по некоторым данным, и коммунистам, чтобы они в Думе голосовали против Кириенко. Как говорят, даже бесстрашный борец с коррупцией, прокурор легкого поведения Скуратов, до того как поссориться с Березовским (видимо, пытаясь подстроиться под новые веяния власти), был "на подсосе у Березы" (само собой, речь совсем необязательно идет о взятках). Например, когда Береза валил правительство Черномырдина, Скуратов, когда Чубайс ему прямо говорил об "Аэрофлоте", о том, что олигархи действуют против интересов государства, не предпринимал никаких действий. Поэтому скоординированная в один день акция по выдаче ордера на арест и Березовского, и Смоленского преследует цель не арестовать их, а не пустить в страну, изолировать от России. Если раньше для этого самолету Бориса Абрамовича не открывали воздушный коридор, чтобы Ельцин мог безболезненно снять его с поста исполнительного секретаря СНГ, то теперь в этом уже не будет надобности. То, что в этот же день следственный комитет МВД решился добить Смоленского, говорит о спланированности и продуманности акции. Уж МВД-то без кремлевской санкции в пекло точно не полезет. Также можно не сомневаться, что бесстрашные прокуроры "прозвонили" и реакцию Примакова, и реакцию Ельцина. Уж что-что показал последний скандал вокруг Скуратова, так это то, что прокуроры самых различных уровней готовы быстро и без колебаний выполнять заказы своих политических шефов. Сразу после подписания ордеров действия Кремля и Белого дома тоже были хорошо продуманы и подготовлены. Кремль сразу же заявил, что не имеет отношения к ордеру на арест Березовского — прокуратура же независима, а без Скуратова стала еще более независима. Кроме того, зачем подставляться под Илюхина, который уже поспешил обвинить администрацию в том, что она пытается не пустить Березовского в страну и, выдав ордер на его арест, не позволить ему говорить и тем самым спрятать концы в воду? Прокурор Катышев, который был связан со Скуратовым, подписав ордер на арест Березовского и Смоленского, был тут же отстранен от заведования следственным управлением — "мавр сделал свое дело, мавр может уходить". Всей прокуратуре сразу показали, что время Скуратова прошло, ему не вернуться, надо воспринимать команды новых начальников. Все разрулено виртуозно. В результате Примаков усилился еще больше. Ведь еще несколько месяцев назад стало известно, что он прямо поставил силовикам задачу отправить Березовского за решетку. Вышло еще удачнее. Для России он как бы за решеткой, но не должен давать показания. Все олигархи понимают, что если так расправились с Березовским, то следующим может быть каждый. А следовательно, премьера надо бояться и уважать. Силовики, получающие такие возможности, о которых раньше даже не мечтали, безусловно будут смотреть на Евгения Максимовича как на своего признанного лидера. Если раньше это касалось только СВР, ГРУ, то теперь эти внутренние спецслужбы поняли: Максимыч — "супернаш". СМИ, через которые Березовский пытался критиковать премьера, тоже присмиреют. И все это Е.М. получил за голову Скуратова, который был нужен не ему, а коммунистам и Коржакову. Теперь можно прогнозировать и дальнейшее. Резко усилившийся Примаков будет усиляться и дальше. Для этого ему прежде всего не нужно никаких потрясений — в условиях политического штиля президент не сможет его снять. Усиливаясь, он неизбежно вступит в конфликт и с Думой, и с Советом Федерации. Судя по тем блестящим политическим навыкам, которые проявил премьер в последние месяцы, он наверняка выйдет победителем из этих конфликтов. И, следовательно, еще больше усилится. К сентябрю его позиция наследника будет просто незыблема. Единственное, что может его подвести, — это экономика. Но, говорят, Евгений Максимович уже четко отдал себе отчет, что Маслюков, на которого он делал ставку, все провалил и вряд ли сможет удачно выполнить хотя бы что-нибудь. Как только будет ослаблена хватка коммунистов на шее Примакова, Маслюков наверняка покинет правительство. Вице-премьер Кулик, который заболел сразу после выдачи ордера на арест Смоленского (как говорят, Кулик был главным лоббистом "СБС-Агро" в этом правительстве), наверняка вылетит из кабинета еще раньше. Впрочем, как выяснилось, экономика вообще не главное, если премьер — великолепный политик.



Партнеры