БЕЗ ГРУДЕЙ СПОКОЙНЕЕ,

10 июня 1999 в 00:00, просмотров: 227

Венди Уотсон была здоровой, хорошенькой и, как говорится, фигуристой молодкой. У нее было всего много, и все в порядке. На улице мужчины оборачивались. В пивнушке предлагали поставить пинту пива за так. Ничего у нее не болело, не ныло, не зудело. Напротив, играло молодой кровушкой, так и хотело понравиться чужому взгляду само по себе, как бы помимо ее воли. А уж бюст! У знаменитой по этой части актрисы Памелы Андерсон не было таких дынь. Американская певица Долли Партон, тоже рекордсменка, увидела бы — засохла от зависти. Тем не менее в 1993 году Венди Уотсон вошла в кабинет к врачу с бледным, вымученным лицом и выдохнула: "Давайте режьте!" Так она стала первой в истории 100-процентно здоровой англичанкой, которая сделала себе превентивную двойную мастэктомию. Проще говоря, удалила обе груди. И заодно матку и прочие женские причиндалы. На это Венди толкнул жуткий страх. Он стиснул ее девичьи прелести железной хваткой еще тогда, в 16 лет, когда умерла от рака груди ее мать. Само по себе это не такая уж редкость. Каждый год на Британских островах уходят в могилу по той же мрачной причине 15 тысяч англичанок. Но у Венди это было семейное проклятие. Злой рок, поражавший поколение за поколением. Ее бабушка умерла от рака. Прабабушка туда же. Венди как-то села с кузиной, нарисовала генеалогическое древо Уотсонов и давай ставить кресты на именах тех родственников, кого сгубила страшная хворь. Получилось 9 крестов. Десятый, мерещилось Венди, время должно было вот-вот поставить на ней самой. Она уже не могла думать о будущем, как думали ее нормальные сверстницы: "Вот выплачу банку кредит за дом... Вот выйду замуж... Вот рожу..." Судьба раковой больной казалась неминуемой. Чтобы не лечь в могилу, в 37 лет она легла под нож. Хотя ее анализы на рак были чисты, как стеклышко. Только сама Венди знает, чего в этом поразительном решении было больше — рассудочной смелости или паники. Через год и то и другое выглядело уже напрасным. Британские ученые открыли ген BRCA1, который вообще-то как раз и подавляет раковые опухоли. Но если он поврежден, если стал геном-мутантом, то, напротив, повышает шанс заболевания женщины раком груди до 85%. Тысячи англичанок из семей "повышенного риска" делают себе сегодня такой генетический анализ. Все-таки проще, чем скальпелем по живому, по здоровому. Однако анализ имеет смысл только в том случае, если можно взять для сравнения генный материал у родственницы, которая сейчас больна или была больна раком груди. Потому что надо сперва установить характер мутации гена BRCA1. У Шантал Хэвен, 33-летней матери двоих детей из британского города Бристоля, таких родственниц не было. Всех рак успел загнать в могилу. Не мать же для анализа эксгумировать! Поэтому Шантал, которую читатель видит на снимке, пошла не так давно, уже в этом году, по стопам Венди Уотсон. С помощью хирургов лишила себя женской красы, чтобы не лишиться в конце концов жизни. И чувствует себя вроде бы неплохо. "Я не стесняюсь своего тела, — говорит она. — Я запросто раздеваюсь в разных общественных раздевалках, в саунах или там в бассейнах, и народ не таращит на меня глаза..."



    Партнеры