СПИЛБЕРГ С ЛУКАСОМ ОТДЫХАЮТ

13 июля 1999 в 00:00, просмотров: 477

"Девочка, хочешь сниматься в кино?" Казалось бы, кто ж не хочет! Но, оказывается, есть немало девочек и мальчиков, кто в мечтах грезит сам когда-нибудь произнести эти заветные слова и заткнуть за пояс Михалкова со Спилбергом. Уже несколько дней около сотни ребят, отобранных из трехсот по предварительному творческому конкурсу (письменные домашние заготовки), осаждают кафедру режиссуры художественных фильмов ВГИКа. Владимир Хотиненко, набирающий курс, ежедневно проводит по 10 часов на экзаменах, отбирая из общей массы шестерку лучших. "Я чувствую себя палачом, входящим на эшафот", — говорит он, поднимаясь в аудитории на возвышение к длинному столу, где восседают члены экзаменационной комиссии и где разрешили поприсутствовать корреспонденту "МК". В отличие от экзаменов во многих других вузах, здесь абитуриенты не пишут шпаргалки и не прячут "бомбы" во всех мыслимых и немыслимых местах. Но не потому, что они такие умные и честные. Просто нет стандартных решений на предлагаемые задания. Наоборот, чем оригинальнее и нестандартней будет решение, тем лучше. Каждый абитуриент получает по 1 фотографии с запечатленной на ней сценкой из жизни или характерным образом. — Представьте себе, что это кадр из фильма, — опишите его и придумайте название, — объясняет задание Владимир Иванович. Долговязый кандидат в режиссеры по имени Сергей кладет на экзаменационный стол фотографию. — Что, шалава, к Ленину?! — члены комиссии встрепенулись, услышав от Сергея название сюжета, а потом расхохотались. На снимке, который ему достался, — сухонький старикашка и разодетая девица, похожая на проститутку, разговаривающие на Красной площади. Часом позже эта же фотография достанется другой абитуриентке. Совсем юная девушка будет с удивлением смотреть на членов комиссии, не понимая, почему они пытаются скрыть улыбки и перемигиваются, глядя на снимок... На обязательный для всех вопрос о личных пристрастиях в кинематографе Сергей, поступающий уже, кстати, во 2-й раз, отвечает, что не очень любит импортные фильмы: "У Спилберга, Лукаса здесь не болит (бьет себя в грудь), а у режиссера должно болеть..." Некоторые из поступающих, в основном из провинции, не видели ни одного фильма ни Феллини, ни других признанных мастеров: элитарное кино "не для всех" там показывают редко, ограничиваясь в кинотеатрах лишь "Титаником". На мой вопрос, нет ли у москвичей преимуществ из-за большего объема информации, Хотиненко отвечает, что на такие пробелы в познаниях он не обращает внимания. Главное — выявить творческий потенциал будущего режиссера. На "электрический стул" робко присаживается белокурая и курносая Аглая. Она выпускница художественной школы, и ей еще нет и 17. Кстати, в режиссуре молодость не ценится, поэтому у 16—17-летних шансов совсем мало. Здесь требуют жизненный опыт. — А можно я еще почитаю стихи? Хотиненко в раздумье поправляет очки: — Ну, если это рвется из вас, Аглая, то читайте. Если же обязаловка, то не надо. Она проникновенно читает, смотря в упор на мэтра через толстые стекла своих очков. На его предложение попробоваться на художественное отделение отвечает решительным отказом. Так же, как и остальные человек 15 фанаток камеры (одна из них в 16 лет уже сняла собственный трогательный фильм про собаку), отвечавшие на коварный вопрос: "Как вы думаете, режиссер — это женская профессия?". Вдруг к столу неожиданно подлетает крупная решительная девица с резким заявлением: — Можете меня валить, у меня все равно нет денег! Такая формулировка вызывает яростный протест Хотиненко. Но этой абитуриентке и впрямь нелегко: мешает высшее актерское образование, о чем она сожалеет. Ведь 2-е высшее во ВГИКе можно получить только за деньги. Кроме 6 бюджетных мест, на факультете есть 7 мест для "платных" студентов — 3,5 тысячи долларов в год. Другое задание, на мой взгляд, немного сложнее первого. Экзаменуемым предлагается придумать мини-фильм: в 5 кадрах раскрыть тему. Темы самые разные: "Чис пик", "Первый день на новом месте", "Наследство"... Николай, неприметный молодой человек с заурядной внешностью — короткая стрижка, рыжеватые усы, — эмоционально уложил свой "Час пик" всего в 3 кадра. 1-й кадр: вид сверху броуновского движения уличной толпы; 2-й: одинокая грустная девушка, сидящая на чемодане среди снующих людей; 3-й: розовый брелок в форме сердечка с ключами — девушка ушла из дома. Это ее маленький личный "час пик", влившийся в "час пик" толпы... Одни абитуриенты сразу изображают кадры на бумаге, другие, сомневаясь в своих художественных способностях, описывают все на словах. Тогда Хотиненко сам берет ручку и начинает рисовать. Некоторые недовольны его небрежным исполнением их гениальных задумок. Я уже стала поглядывать на часы, когда пошла 40-я минута прений между мастером и дотошным абитуриентом: "Вы не так нарисовали. Я же сказал, что женщина машет платком в правой руке". — "Почему обязательно в правой?" — "А ей же так удобнее..." Владимир Иванович успокаивал расстроившегося конкретизатора: "Это проблема всех драматургов — представят себе все, а в кино режиссер снимет по-другому. И драматурги всегда недовольны..." В воскресенье во ВГИКе было тихо и пустынно. Мимо тщедушного, но довольно упертого секьюрити, блюдущего этот покой, не могла пролететь и муха, не показав спецразрешение на пролет. Признаки жизни подавала только одна аудитория на втором этаже, где заканчивался 1-й тур. Около 60 бредящим режиссурой и перепрыгнувшим эту ступеньку еще предстоит писать сочинение, сдавать русский, литературу, историю, пройти собеседование... Словом, для них все только начинается...



Партнеры