ПЛАСТИЛИНОВАЯ ОБОРОНА

28 августа 1999 в 00:00, просмотров: 897

Президент совершенно не умел хранить секреты. Беда с ним была. Ничего нельзя доверить, ни один секретный замысел государственного значения. К примеру, объяснили ему, зачем он едет в Бишкек на встречу с азиатскими президентами. Не только для того, чтоб хорошо посидеть — хотя, конечно, и это тоже, а как же иначе, мы знаем, они все — ваши личные друзья. С кем посидеть, как не с ними. Но вот еще дельце надо обсудить — как бы нам вместе с ними соорудить какую-нибудь систему военной безопасности против американцев, а то они совсем обнаглели. С нами не считаются, будто мы не великая держава, а захудалая страна третьего мира. А мы им — раз, и противовес. Россия с Китаем. Для начала хотя бы коллективная противоракетная оборона. Звездные войны, эпизод два. Вот они попрыгают тогда от страха... Президента покорила красота замысла. Американцы, не разделявшие святую веру в то, что Россия — великая держава, задевали его самолюбие и действовали на нервы. Он знал, конечно, что говорить вслух о красивом замысле пока рано, но радость душила его. Хотя бы намекнуть, дать понять, что у нас в запасе ход конем. Вот поэтому, сойдя в Бишкеке с трапа, он сразу и выпалил: "Сейчас я в боевой форме, готов в бой со всеми. Особенно с западниками". Мирное население Европы и Америки, поняв, что президент имеет в виду именно его, не то чтоб запаниковало, но опешило. За что он собирается давать им бой? Они про эту Россию и не думают — ну есть она и есть с ее проблемами. Кредиты ей ихние правительства дают, помощи всякие оказывают, чего же она в бой лезет? Белены объелась, не иначе... Да, не стоило президенту открыто объявлять, что он встает на тропу войны. Во-первых, с Китаем все на стадии переговоров, и еще, может, ничего не получится. Во-вторых, "западники" никогда не старались специально ущемить Россию, а все их обидные для нас действия диктовались желанием уберечь себя от России, защититься от опасного соседа, напичканного ядерным и неядерным оружием, которое кое-как хранится и кое-как контролируется. Теперь, выходит, за простое человеческое желание уберечь себя президент объявляет им бой. ...Понятно, конечно, горестное изумление "западников". Ничем они вроде не провинились перед нами. Но все равно виноваты. Не надо было нас провоцировать. Раньше бы лучше думали, пока у президента еще была мирная форма. А теперь, когда она у него боевая, ничего уже не поделаешь. 

*** 

Боевые намерения президента на этой неделе странным образом смонтировались с публикациями в западной прессе, по которым выходило, что и президент, и его любимые дочери, несмотря на ненависть к западникам, широко пользовались их деньгами, банками, счетами и прочими плодами цивилизации, умудряясь в хорошие дни истратить тысячи дареных долларов. Впрочем, не исключено, что это были вовсе не дареные доллары, а казенные — выделенные в избытке из государственного бюджета на ремонты кремлевских покоев. Вот эти избытки, пропущенные для маскировки через контракты с западными строительными фирмами, дочки и тратили. ...Ну и что здесь такого? Быть у воды и не напиться? Смешно даже. Они же дочки пре-зи-ден-та. Впрочем, вполне вероятно, что все эти публикации были происками, затеянными с целью бросить тень. Так же, как и другие публикации, уже непосредственно в американской газете, судя по которым выходило, что дочки у президента — милые скромняги. В американских публикациях речь шла о пятнадцати миллиардах долларов (весь годовой бюджет России — двадцать миллиардов), которые за годы реформ ухитрилась вытянуть из бюджета, урвать из кредитов МВФ, отмыть и где-то припрятать компания высших чиновников государства. Тех самых буревестников демократий и реформ, которые всегда были наверху, неизменно пристраивая друг друга на ответственные посты либо в правительстве, либо в Кремле в зависимости от политической ситуации. ...Но нет, нельзя обвинять огульно. Статья в газете — не доказательство. Мы знаем, как пишут эти статьи оголтелые журналюги. Лучше спросите Лифшица, отмывал он миллиарды или не отмывал? Лифшица, кстати, спросили. Он сказал, что это наглая ложь и у него нет ничего, кроме безупречной репутации. Вот так. ...А у вас, огульных обвинителей, нет даже репутации. Не говоря уж о пятнадцати миллиардах. 

*** 

Очень трудно было буревестникам реформ в таких условиях бороться за власть. Но нельзя уступить ее историческим врагам, которые все эти годы мешали им править, критиковали и вставляли палки в колеса. Да если бы им не мешали, если бы их слушались и делали, как они хотят, сейчас бы у нас, знаете, как хорошо было! Цвела бы страна родная! Реформаторы упорствовали. Уже никто не хотел вступать с ними в блоки. От них бежали как черт от ладана, но все равно они отказывались признать, что их время прошло, что у них был шанс, и они таки его использовали. "Мы люди не бедные", — признавал буревестник Немцов, объясняя гражданам, зачем их компания рвется в Думу. Первым делом, говорил он, затем, чтоб отменить бессовестные пенсии в четыре с лишним тысячи, которые назначили себе бессовестные депутаты. Ему казалось, столь пламенная страсть к социальной справедливости "небедных людей" должна очень понравиться избирателям, хотя, будучи высказана его устами, она вызывала только раздражение. Даже жаль было эту тройку храбрящихся лидеров пустоты: по бокам колоннами Немцов с Хакамадой и между ними малыш Кириенко, которого судьба случайно подобрала на улице, подхватила и вынесла... Да, собственно, всех их она случайно подобрала и вынесла... Жизнь наверху сделала их беззастенчивыми популистами и начисто отшибла адекватное восприятие реальности. Они забыли, в чем заключается главная задача власти. Немцову и в голову не приходило сказать простую вещь: "Мы идем в парламент, потому что хотим, чтоб у всех пенсионеров России были пенсии, как у депутатов. Чтоб все пенсионеры без исключения вкусно ели, сладко спали, правильно лечились и пользовались уважением, и будем этого добиваться всеми своими силами".

*** 

Политические силы общества делились, слеплялись, вытягивались, сжимались, меняли цвет, форму, предназначение, преображаясь до неузнаваемости. Игривая текучесть политической материи завораживала, как мультфильм про пластилиновую ворону. Сегодня те с этими, а завтра уже с другими. То зайчиками прыгают, то петушками голосят, то помидорами с грядки подмигивают. Чтоб отличаться друг от друга, силы ориентировали себя на местности, равняясь по центру. Центр нес в себе тайну. Никто в точности не знал, чей это центр. Центр окружности, тяжести, города, вселенной или просто сам себе центр, не привязанный ни к какой системе координат. Тем не менее политические силы, приняв существование никем не виданного центра за аксиому, объявляли себя кто правым центром, кто левым. Неискушенным в политике избирателям трудно было представить такую штуку — правый центр. По логике, центр он центр и есть. А все остальное или справа от центра, или слева. Или снизу, или сверху. Возможно, лучше было бы так и называть политические силы — сила справа от центра. Или сила снизу от центра. Еще удобнее было бы называть их по сторонам света. Вот эта сила восточного центра. А вот эта юго-восточного центра. А эта сила зюйд-зюйд-вест — она, наоборот, не равняется на центр, а дует в него. И тогда всем было бы гораздо легче разбираться в политике. А иначе избиратели различали силы только по одному-двум первым лицам. Вот у этой силы лицо кругленькое, а у той обвисшее, но зато с бровями. Вот оно в принципе неплохое. Навевает приятные воспоминания. Но лучше всех тот, в Кремле который. Да, кажется, Волошин фамилия. Почему? На Ленина похож.

*** 

Страна готовилась к выборам. Но если для политических сил суть подготовки заключалась в том, чтоб найти побольше спонсоров и сплотиться с кем надо, то перед президентом стояли более трудные задачи. Чтоб остаться в истории Великим Президентом России, ему, во-первых, надо было утвердить Россию великой на мировой арене. Тут он в общем и целом справлялся. Учитывая марш-бросок десантников в Косово и курс на сплочение с Китаем, России до окончательного утверждения величия оставалось всего ничего. Во-вторых, необходимо было удовлетворить социальные потребности масс. С этим было похуже, но в пятницу президент приказал социальному вице-премьеру немедленно рассчитаться с долгами государства по зарплатам и пенсиям. Точно так же, кстати, как перед прошлыми выборами, в 95-м году. Тогда, помнится, по долгам рассчитывался Чубайс, занимая для этого у "западников" немыслимые суммы. Как бежит время! Ведь, кажется, совсем недавно это было, а уже четыре года прошло... В-третьих (опять же, как и в прошлый раз), следовало разобраться с Чечней. Придушить ее хотя бы временно. Здесь главная роль отводилась премьеру, который гипнотизировал россиян заклинаниями: "У правительства России. Достаточно сил и средств. Чтоб дать отпор". ...Силы и средства тем временем, не найдя иного способа справиться с моджахедами, захватившими дагестанские села, разбомбили эти села дотла и сгоряча бросились догонять бандитов по воздуху, бросая бомбы им вслед. В результате авиаудары пришлись по территории Чечни. Мирное население, понеся потери, вознегодовало, а моджахеды возмутились нарушением правил игры в салочки. Они полагали, что в Чечне они "в домике". Здесь их нельзя салить. u u u Вопрос о салочках и домиках встал ребром. Моджахеды, передразнивая премьера, объявили, что у них достаточно сил и средств, чтоб дать отпор авиаударам на всей территории России... Повеяло неприятностями. Моджахеды умели и любили выполнять обещания. По-хорошему, систему коллективной обороны сейчас следовало строить именно от них, а не от американцев. С точки зрения государственных приоритетов это было бы абсолютно правильно. ...К сожалению, строительством противочеченской обороны президенту пока никак не удавалось заинтересовать Китай. Но если бы удалось, мы победили бы всех моджахедов в считанные дни.



Партнеры