Дурная слава

29 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 1683

За последние годы Чечня стала настоящим пугалом для всех — от детей и мирных обывателей до государственных мужей. Проигранная война, постоянные похищения людей и, наконец, кровавые теракты сделали свое черное дело, пробудив в людях ненависть чуть ли не ко всем выходцам с Кавказа. Однако профессионалы, знающие о чеченской преступности не понаслышке, придерживаются классического утверждения: "У преступности нет национальности". Именно это не устают повторять оперативники отдела по борьбе с этническими преступными организациями ГУБОПа. Нет и чисто чеченских преступных групп. В те группировки, которые оперативники в соответствии со своей рабочей классификацией называют чеченскими, входят и русские, и украинцы, и другие — в зависимости от того, какой специалист в данный момент нужен банде для совершения конкретного преступления. А классификация отражает прежде всего лидерство в группе, основной состав участников и внутреннее распределение средств. Как правило, в чеченских группах большая часть добытого уходит на поддержание незаконных вооруженных формирований в Чечне, будь то закупка оружия и формы или просто перевоз наличных денег. К тому же члены чеченских преступных группировок имеют выгодную возможность укрыться в горных районах Чечни в случае крупных неприятностей с властями. 2—19 июня. Несколько партий фальшивой валюты изъяли сотрудники милиции одновременно в разных регионах России. В Ставрополе у 29-летнего неработающего чеченца оперативники нашли 74 поддельные 100-долларовые купюры. В Терском районе Кабардино-Балкарии с поддельной американской валютой (93 купюры по 100 долларов) попалась 38-летняя чеченка. Во всех случаях деньги были изготовлены примитивно, на цветном ксероксе. Партию фальшивых дензнаков сотрудники милиции изъяли в аэропорту Махачкалы. При проверке пассажиров, вылетавших в Сургут, были задержаны две 44-летние неработающие чеченки. У них нашли 487 фальшивых 100-долларовых купюр, изготовленных электрографическим способом. На кабардино-балкарской границе при проверке пассажиров рейсового автобуса на одном из контрольно-пропускных пунктов была задержана 39-летняя жительница Грозного. У нее изъяли тысячу 100-долларовых фальшивых купюр. 1 августа. Двое чеченцев, пытавшихся вывезти на территорию Чечни заложника, были арестованы в Астрахани, в поезде №86 Москва—Махачкала. Они похитили студента 2-го курса Уфимского технологического института. Тогда же две неработающих чеченки были задержаны в аэропорту Магадана при попытке провоза крупной партии золота. У женщин при досмотре обнаружили 2,186 кг промышленного золота общей стоимостью 415.340 рублей. 4 августа. Банду преступников, поставлявших в Москву фальшивые доллары из Чечни, обезвредили сотрудники ГУБЭП МВД РФ. При попытке сбыта поддельных банкнот были задержаны 32-летний татарин, 35-летний чеченец и 29-летний казах. У них изъято 127 фальшивых 100-долларовых купюр, изготовленных на цветном ксероксе. 17 августа. Преступную группу из четырех человек задержали в Солнечногорске сотрудники подмосковной милиции. Возглавлял группу житель Брянска, остальные ее члены были чеченцами. Преступникам инкриминируется попытка сбыта 7 т концентрата для производства пепси-колы с истекшим сроком годности. Он предназначался для заводского комплекса ООО "Пепсико-Холдинг". Общая стоимость изъятого концентрата составила 650 тыс. долл. 19 августа. В ходе операции "Режим" задержано большое количество членов различных преступных группировок. Так, в 16.50 на Кузнецком мосту оперативники арестовали двоих членов чечено-ингушской группировки. Они имели при себе ПМ с глушителем, 8 патронов, газовый пистолет "ИЖ-79-8" с 33 патронами, приспособление для стрельбы малокалиберными патронами и еще 10 патронов различного калибра. 2 сентября. Только за один день проведения оперативно-профилактической операции "Арсенал" сотрудниками подразделений РОБОП и ГУВД Москвы задержаны 23 человека. В том числе активные участники чеченской ОПГ, неработающие жители Москвы и Урус-Мартановского района Чечни, у которых обнаружены и изъяты взрывное устройство промышленного производства, противопехотная мина, 102,6 г тротила, 4,91 г героина. 9 сентября. Поддельные штампы заместителя начальника отдела и начальника паспортного стола ОВД "Южнопортовый", а также печать паспортно-визовой службы МВД РФ, были изъяты у одного из членов чеченской преступной группировки. Поддельные печать и штампы обнаружили в снимаемой на улице Мишина квартире. Их владельцем оказался 33-летний ранее судимый уроженец Грозного. В тот же день шестеро членов чеченской преступной группировки были задержаны в Подмосковье. При обыске на квартире у задержанных были обнаружены: автомат "Борз" без номера с 18 патронами, 350 г героина и 370 поддельных 100-долларовых купюр. Один из задержанных, 35-летний уроженец Грозного, является помощником одного из депутатов Государственной Думы. 15 сентября. Трое жителей Чечни были задержаны со взрывчаткой в разных районах столицы. В 0.30 на улице Новаторов в квартире у чеченцев 23 и 29 лет нашли 1,96 г героина, 68,9 г пластита, детонатор КБ-8А и отрезок огнепроводного шнура. А в 4.20 на Волжском бульваре у 25-летнего неработающего жителя Чечни изъяли 200-граммовую тротиловую шашку, электродетонатор и 1,4 г кокаина. 21 сентября ЦРУБОП и ОУР 1-го РУВД ЦАО в Дашковом переулке задержали Саит-Хусейна Алиева, уроженца Чечни, представителя Черноморской производственно-нефтяной компании в Москве. У него изъят пистолет ПМ с прибором бесшумной стрельбы, патроны к нему и противотанковый гранатомет "Муха". 25 сентября. На Новгородской улице задержан уроженец Чечни Магомед Алтухаев, который находился в Москве без регистрации. У него изъято 1,1 г героина. Родословная "новых чеченцев" Тарикаты — священные ордена, изначально объединявшие вновь обращенных, — пришли в Чечню вместе с мусульманством. Во имя тариката любой пастух мог потребовать повиновения у главы рода и получал его. В Чечне наибольшее распространение получили два тариката: наджбания и кадирия. Внутренняя организация в наджбании была наиболее мобильной и мощной. К ней прежде всего относятся равнинные чеченцы, более богатые и образованные. В горах же, где язычество мирно сосуществовало с мусульманством, а местные пастухи поклонялись сразу нескольким богам, быстро развивался кадирийский тарикат. В свою очередь, тарикаты разделяются на тейпы — религиозные родовые ветви, которых в Чечне более тридцати. Кадирия еще в XIX веке разделилась на три ветви: хунта-хаджийцы, батал-хаджийцы и бамат-хаджийцы. Самая сильная — хунта-хаджийцы. Их лидер во время Кавказской войны посмел выступить даже против имама Шамиля, призывая к миру с Россией. Другая ветвь тариката — батал-хаджийцы — отличается особенной беспощадностью к врагам. Она наиболее воинственна, изначально имела кастовую систему и проповедовала джигитизм. Именно батал-хаджийцы обвинялись в предательстве во время Великой Отечественной войны. В 50-е годы батал-хаджийцы держали "черную кассу" для молодых учеников-мюридов. Из этого же "общака" помогали попавшим в тюрьму. Родовая принадлежность играла немалое значение и в последней чеченской войне. Джохар Дудаев принадлежал к тейпу хунта-хаджийцев, и его в основном поддерживали горцы. Оппозицию же ему составили прежде всего равнинные чеченцы. Естественно, основную подпитку Чечня получала из России, для чего разрабатывались целые планы, успешно претворявшиеся в жизнь. После прихода Дудаева к власти 4000 преступников были выпущены из местных тюрем. Многие их них заняли основные государственные посты. Сам Дудаев приветствовал "подвиги" братвы. Он даже ставил в пример джигитов, перегонявших в Чечню краденные в России машины. "Новые чеченцы" успешно завоевывали рынок, строили шикарные особняки, сорили деньгами. На местном рынке легко стало купить оружие, золото, целые машины металла, фальшивые рубли... "Сами возьмем, что хотим" Еще в 1993 году сотрудники милиции перехватили в Питере миллиард фальшивых 50-тысячных купюр. По оперативным же данным, чеченские бандиты изготовили в том году в Турции и вывезли в Россию целых 10 миллиардов подобных фальшаков. Потом наступила эра авизовок. Поддельные авизо всплывали буквально каждый день, а в Чечню постоянным потоком текли и рубли, и доллары. Общий ущерб, нанесенный России, оценивается уже в миллиарды долларов, притом что некоторые из тех дел не закончены до сих пор. Помимо финансовых махинаций традиционным бизнесом чеченского преступного сообщества давно стала поставка и продажа наркотиков. И не только собственного производства: через Чечню шли транзитом героин, опиум и кокаин из Афганистана и Пакистана. Сейчас чеченские наркотики можно встретить уже и на Ближнем Востоке, и в Грузии, и в Литве... О "чеченской общине" в столице впервые громко заговорили в 1987 году. Она сразу же заняла прочное положение, потеснив еще не оперившуюся к тому времени "славянскую" братву. Хотя "славяне" предпринимали неоднократные попытки выбить чеченцев из Москвы, это не дало результата. После ряда разборок солнцевская, люберецкая и балашихинская группировки были изрядно потрепаны чеченцами. Только представителей "общины" не было в 1988 году на общероссийской воровской сходке в Дагомысе, где столицу пытались "справедливо" поделить на сферы влияния. Чеченцы заявили: мы и сами возьмем что хотим. И это не было пустым бахвальством. Основными специализациями группировки стали рэкет, угон автомашин, кражи в гостиницах, похищения с целью выкупа. Чеченцы подминали под себя целые отрасли нарождающегося российского бизнеса. Действия "общины" отличались редкой для того времени жестокостью, и коммерсанты предпочитали не рыпаться, попадая под чеченский пресс. Самым сильным преимуществом группировки были кровно-родственные связи. Что оставалось делать московскому депутату, когда к нему приходил троюродный брат мужа двоюродной сестры и просил об услуге?.. Активная деятельность "чеченской общины" попала даже в поле зрения КГБ. В течение 1991 года были арестованы ее признанные авторитеты: Руслан (М.Алтангериев), Лечо Лысый (Л.Альтамиров), Хоза (Н.Сулейманов) и Хожа (Х.Нухаев). "Община" раскололась на несколько мелких группировок, которые возглавили новые авторитеты — братья Таларовы, Геннадий Аракелов, Султан Даудов. С этого момента начался новый этап в деятельности чеченской группировки, что во многом было обусловлено политическими изменениями в стране. Кровное родство в конечном итоге привело к расслоению и внутри "общины". И даже отчаянные попытки Вахи (Вайтцы Таларова) и Старика (Мусы Таларова) сплотить группировку ни к чему не привели. "Москва — русским!" Осенью 1992 года хранителем "черной кассы" чеченцев в Москве стал Старик. 27 ноября того же года в гостинице "Украина" он провел встречу со 150 лидерами чеченских группировок, собрав их со всей России. Он попытался сделать идеологической основой нового сообщества блатные традиции, сблизиться с ворами в законе — начал даже отстегивать деньги на "общак". Но все эти предложения возмутили остальных чеченских лидеров, и только поддержка боевиков брата спасла Старика от расправы. Сразу после встречи был арестован Ваха. Его обвинили в похищении человека. Ваха отсидел в СИЗО два года, а в декабре 1994-го все-таки был освобожден — следователь даже извинился перед ним. Но место Вахи в криминальной иерархии было уже занято... На "арене" появился новый персонаж: Султан Балашихинский (С.Даудов) — в тот период единственный чеченский вор в законе. Даудов выступал за мягкое вхождение своих земляков в российскую уголовную среду. Он говорил: чем меньше войн и крови, тем больше доходы. Но, не найдя поддержки, откололся и обосновался в Балашихе, деля территорию с местным криминальным лидером Фролом (Сергей Фролов был убит в конце 1993 года). А в марте 1994 года и Султана убили во время очередной разборки. Так провалилась еще одна попытка чеченцев сблизиться с классическим воровским миром. В начале 1993 года пятеро ивантеевских братков убили трех чеченцев. Пятьсот членов разных чеченских кланов приговорили ивантеевских к смерти. В ответ "славяне" тоже объединились под лозунгом "Москва — русским!" (причем не только на свободе, но и на зонах). Собрать же для ответных действий всех московских кавказцев чеченцам не удалось. Эту войну они проиграли. За 11 месяцев 1993 года к уголовной ответственности было привлечено 1923 кавказца, из них 123 чеченца. В разборках погибло 70 представителей чеченских бандформирований (для сравнения: в 1990 году — только 11). Криминальная элита Постепенно большинство представителей чеченской группировки перешло от чисто криминальной к "интеллектуальной" деятельности. Коммерческие структуры теперь не просто облагали данью, но и отмывали с их помощью преступные деньги. Чеченские авторитеты начали активно участвовать в легальном бизнесе — торговле нефтью, газом, лесом. А в случае возникновения "проблем" с партнерами в ход шли испытанные методы — от анонимных угроз до заказных убийств. Проигрыш Руслана Хасбулатова в октябре 1993 года значительно ослабил влияние чеченских группировок в Москве. "Славяне" в результате серии разборок выбили чеченцев со многих контролируемых точек. Причем особо они не церемонились: сразу пускали в ход оружие. Чеченцы вызвали подкрепление с родины. А "наследившие" боевики сразу же отправлялись в Чечню. К 1994 году в Москве действовало семь основных группировок чеченцев: "центральная", "останкинская", "лозаннская", "белградская", "салютинская", "украинская" (по названиям гостиниц) и "южнопортовая". "Центральная", под руководством Лечи Исламова, контролировала около 300 фирм, рынки, проституцию в центре города. "Останкинская" занималась перепродажей оргтехники. "Южнопортовая", под руководством уже освободившегося Сулейманова (Хозы), специализировалась на автомобилях. В распоряжении московского шефа чеченской криминальной "контрразведки" Ахмеда было порядка 500 квартир для проведения различных "мероприятий". С началом боевых действий в Чечне положение чеченских группировок осложнилось до предела. Криминальная чеченская элита оказалась в Москве вне игры. Инстинкт самосохранения оказался сильнее тейповых обычаев. Лидеры чеченской диаспоры заверили власти, что "переноса боевых действий в Москву" не будет. Так и продолжалось до сентября этого года... Убил — хапнул — уехал Как считают оперативники ГУБОП МВД РФ, после боевых действий в Чечне активность и агрессивность чеченских преступных групп резко возросла. Во многом это объясняется тем, что нынешние бандиты прошли военную школу еще подростками. Они воспитаны на крови, и человеческая жизнь для них ничего не значит. Почти все боевики — наркоманы. Нет необходимости подбрасывать им наркотики при задержании: они действительно не могут без них жить. Часто таких бойцов можно встретить на улице в намотанном на шею шарфе. Это не дань моде или простуде. Под шарфом прячется иголка, постоянно воткнутая в шею. Чтобы не тратить лишнего времени, к ней просто периодически приставляют шприц с дозой для быстрого кайфа. Этих юнцов в основном и используют сейчас при разборках. В Москву они приезжают исключительно отдохнуть и "набомбить" денег. Крутятся день-два, находят жертву и устраивают налет. Часто грабят торговцев наркотиками (азербайджанцев, сирийцев, афганцев), зная наверняка, что те не будут заявлять в милицию. Эта категория гастролеров-налетчиков попадается чаще всего. В последнее время в чеченской среде очень сильно выросла миграция. Тяжелая экологическая обстановка, развал экономики, отсутствие работы и возможности получить образование... В Чечне гибнет огромное количество людей — при криминальных разборках, от наркотиков, из-за кровной мести. И расследование преступлений сильно затруднено все из-за той же тейповой структуры. Правоохранительные органы, подчиненные Масхадову, просто боятся применять к преступникам жесткие меры. Но надо сказать, что от "кровников" в Россию не бегут. Чтобы здесь жить, нужны деньги, а их-то как раз приезжим чеченцам и не хватает. К тому же в Москве обезопасить себя тоже непросто. А постоянно носить с собой оружие — значит, постоянно подвергаться риску быть задержанным милицией. Изменилось среди чеченских бандитов и отношение к славянским "коллегам". С ними уже не конфликтуют, как раньше: ведь гораздо проще жить в мире и спокойно заниматься бизнесом. Воюют сейчас лишь отморозки, действующие по принципу "Убил — хапнул — уехал". Это чаще всего представители горных кланов, к которым равнинные (именно они в большинстве осели в Москве) относятся довольно высокомерно и осуждающе. Это и понятно: последние взрывы сильно пошатнули чеченский бизнес, если вообще не свели его на нет. Последние антитеррористические операции правоохранительных сил заставили многих чеченцев вообще покинуть столицу. Остальные затаились, и, по-видимому, надолго. По крайней мере до тех пор, пока не кончатся деньги...




Партнеры