КИТАЙСКАЯ ГРАМОТА

17 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 766

Не успел Путин организовать свой предвыборный президентский штаб, как сразу же оказался на церемонии инаугурации. Чужой, конечно. Весь вчерашний день наш премьер вместе с народом солнечного Таджикистана праздновал повторное избрание на должность отца нации Эмомали Рахмонова. Обычно даже правительственные чиновники открыто называют подобные визиты пустой тратой времени. Но не исключено, что на этот раз хозяин Белого дома мог извлечь действительную пользу из своего вояжа к афганской границе. Вступление в должность бессменно правящего Таджикистаном еще с начала 90-х Рахмонова подкупало своей непосредственностью. Приглашение посетить свою инаугурацию Эмомали Шарипович отправил Путину еще... за неделю до президентских выборов. Примечательно, что при этом таджикский лидер ничем не рисковал. Его единственный соперник, которого допустили на выборы с целью создания хоть какого-нибудь демократического фасада, за некоторое время до волеизъявления попытался было снять свою кандидатуру. Но его практически насильно заставили участвовать в выборах и получить свои законные 2 процента... Веселой получилась и сама церемония. Когда настало время выступать представителю дружественного Китая, все прочие иностранные гости встревожились и начали недоуменно щелкать переключателями: в наушниках вместо перевода можно было слышать только электрические разряды. Зато также не знающие не единого слова по-китайски депутаты таджикского парламента проявили железную выдержку — они выслушали с неослабным вниманием речь, а затем еще и устроили бурную овацию... После праздничной церемонии настало время переговоров. Таджикистан является не только самой бедной, но и самой зависимой от России в военном и экономическом отношении республикой СНГ. Поэтому лидерам Москвы и Душанбе всегда есть о чем поговорить друг с другом. Тут и неизбежный вопрос об экономической поддержке. Не уйти от разговора и о борьбе с контрабандой наркотиков. По признанию Рахмонова, в соседнем Афганистане производится более 50 процентов от мирового производства некоторых наркотических культур. И львиная доля всей этой травки через Таджикистан отправляется целиком в Россию... Но главным в премьерском вояже было, естественно, не это. Вот уже пять лет Таджикистан — фактически полигон борьбы с исламскими фундаменталистами. Не надо объяснять, какие уроки Путин мог бы извлечь из местного опыта. Около семи лет тому назад местные исламские боевики поймали в аэропорту Душанбе тогдашнего президента Рахмона Набиева и заставили его отречься от власти. Вслед за этим при нейтралитете расквартированных в республике российских армейских частей в Таджикистане началась настоящая резня. Сначала таджики резали друг друга, потом принялись и за русских. Буквально за несколько месяцев ранее сравнительно благополучная республика была превращена в кровавую бойню. Но затем российское руководство наконец вышло из состояния оцепенения: наши войска принялись за дело, и хоть какой-то порядок был наведен. Однако при более близком взгляде на поствоенный Таджикистан картина представляется вовсе не такой однозначной. Сразу после наступления темноты улицы столицы Душанбе становятся абсолютно пустынными. Практически ни один день в Душанбе не обходится без перестрелок, а то и зверских убийств. Не помогает даже вполне приличное количество имеющихся в городе сотрудников силовых структур. Так что если попытаться применить таджикский опыт в чеченской ситуации, то из случившегося здесь можно пока сделать только один вывод — справиться с боевиками и бандитами в принципе можно. Но те, кто думает, что с этой задачей реально покончить даже за несколько лет, глубоко заблуждаются. Душанбе.



Партнеры