НОЧНОЕ РАНДЕВУ

25 января 2000 в 00:00, просмотров: 796

Впервые в жизни довелось брать интервью в пять часов утра. "Не слишком ли рано?" — спросит читатель. Слишком поздно! Ровно сутки продолжался в казино "Космос" суперматч по "подкидному дураку" между Валерием Железняковым, видным ученым и карточным королем (для своих он — Партизан), и Булатом Батагаевым, врачом из Улан-Уде и чемпионом страны по "дураку". В пять вечера в пятницу девушка-крупье произвела первую сдачу карт, а в пять утра в субботу Железняков завоевал последнее победное очко, и счет матча стал 50:44 в его пользу. В переполненном Зале интеллектуальных игр раздались бурные аплодисменты в честь победителя карточной битвы, и я немедленно проснулся. Железняков был похож на выжатый лимон, но сиял так, словно ему только что вручили Нобелевскую премию. — Валерий Львович, почему любители карт отдают предпочтение преферансу или покеру, а в "дурака" играют редко? — Это самая сложная карточная игра, в ней приходится рассчитывать варианты на много ходов вперед, можно сказать, до мата. Не говоря уже о том, что необходимо помнить все сброшенные карты. А азартные игроки не любят думать, предпочитают ловить кайф в улыбке Фортуны. — В зале было много зрителей, но я обратил внимание на одного элегантного человека с небольшим иностранным акцентом. Сутки напролет он переживал за вас... — Это Исаак Зильбергберг, мой давний приятель, знаменитый американский физик, появился в Москве как раз накануне матча. Сорок лет назад мы вместе поступали в физтех, и история, которая с ним произошла, заслуживает внимания. После вступительных экзаменов Исаака Зильбергберга, этого щуплого очкарика, вызвали в первый отдел. Не всех устраивала трехэтажная фамилия абитуриента, и полковник в штатском полагал, что быстро установит причину Изиной профнепригодности. "Что у вас по математике?" — строго спросил он. "Пять", — улыбнулся Изя. "А по физике?" — "Тоже пять". — "А по английскому?" — "Файв", — кивнул Исаак. Выяснилось, что у него вообще все пятерки. "Молодой человек, — начальнику секретного отдела надоело, что над ним так долго издеваются, — а сколько вы весите?" — "39 килограммов и 300 граммов", — честно признался худенький Изя. "С такими физическими данными вы у нас не потянете". — "Но ведь я прошел медкомиссию, — чуть не плакал Исаак. — Зачем же я тогда экзамены сдавал?!" — "Пошел вон", — завершил дискуссию полковник. Спустя несколько лет Исаак Соломонович все-таки доказал, что не зря сдавал экзамены: в физтех его не приняли, и он стал профессором Стэнфордского университета, одним из крупнейших ученых Америки. Правда, и сегодня он такой же щуплый очкарик... — А как вам удалось остаться в аспирантуре, ведь вы уже в студенческие годы прославились как карточный игрок? — Я подрабатывал репетиторством, и у меня занималась Лена Егорова, дочка знаменитого конструктора радиолокационных станций. В физтехе его авторитет был непререкаем. Когда на экзамене в аспирантуру мне поставили двойку по истории, я примчался к нему, и он тут же позвонил на кафедру, устроив им взбучку. Затем посадил меня в свою машину и отправил пересдавать историю. Я вошел в аудиторию, а в это время экзаменатор выглянул в окно и увидел черную "Волгу" с известным номером. Мне задали всего один вопрос: "В каком году была революция?" Я дал правильный ответ. — Валерий Львович, вы — доктор наук, известный специалист по теории игр и одновременно частый посетитель казино "Космос"... — Его управляющий Вадим Береславский — мой друг. Это очень уютное и демократическое казино, единственное, где рады даже самым сильным, "опасным" игрокам и где проводятся турниры по различным интеллектуальным играм — шахматам, шашкам, нардам. Не случайно оно победило в конкурсе на лучшее казино в Москве. А я, появляясь здесь, в определенной мере удовлетворяю свои математические интересы. Беседа с карточным королем Валерием Железняковым закончилась, и к семи утра я благополучно прибыл домой.



    Партнеры