РОССИЯ ОНЕМЕЛА — НА ОДНУ СЕССИЮ

28 января 2000 в 00:00, просмотров: 201

Итоги экстренного заседания ПАСЕ, состоявшегося вчера в Страсбурге и посвященного целиком проблеме Чечни, не стали неожиданностью. Российской стороне рекомендуют прекратить масштабные бои и сесть за стол переговоров с Масхадовым. Чтобы "утрясти" все вопросы, у Путина есть время до апреля, когда состоится очередная сессия ПАСЕ. В противном случае из Совета Европы нас могут попросту выгнать. О том, чем еще может обернуться для нас занятая ПАСЕ позиция, рассуждает в беседе с корреспондентом "МК" депутат Госдумы Владимир ЛУКИН. — Владимир Петрович, о содержании рекомендаций было известно еще накануне. Что это, ультиматум? — Я бы не употреблял слова "ультиматум" применительно к рекомендациям ПАСЕ. К нам предъявляют претензии, и в этом нет ничего удивительного. Ведь у нас существуют отношения с Советом Европы, зафиксированные во многих документах: в Хартии о правах человека, в Хартии о нацменьшинствах, в договоренностях о недопустимости применения пыток. Вот нам и указывают, что мы боремся с терроризмом такими методами, которые нарушают принятые нами же при вступлении в Совет Европы обязательства. А раз так — у ПАСЕ есть два способа наказания. Первый, наиболее мягкий, — не подтвердить членства делегации на данное заседание. Этому наказанию мы де-факто уже подверглись. Впервые в истории ПАСЕ унизительно не признали полномочий нашей делегации. Причем вопрос о полномочиях поставили на начало заседания, а проблему Чечни "отодвинули" на последний "полноценный" день работы. Де-факто нас лишили права участвовать в этой сессии. В апреле нас могут вообще исключить из Совета Европы, если вопрос о Чечне тем или иным способом не будет урегулирован. — Не воспримет ли правительство Путина такую резолюцию как руководство к действию: любой ценой, не считаясь с потерями, победоносно закончить войну именно к апрелю? — Именно так. Или завершить войну так, чтобы уже не осталось, с кем и воевать, либо достигнуть компромисса путем переговоров. Кстати, хочу заметить, что для парламентариев СЕ Чечня — часть российской территории. Вопрос о целостности России для них не стоит. Нашему правительству действительно нужно решить чеченскую проблему к следующему заседанию ПАСЕ. Кстати, такая ситуация уже возникала — в 1996 году, и разрешилась она тогда подписанием Хасавюрта. За что, собственно, нас и приняли в СЕ. — Тем не менее до серьезных наказаний дело не дошло. Это следствие "югославского синдрома" — ПАСЕ ведь одобряло натовские бомбардировки? — Совет Европы и ПАСЕ одобряли в свое время бомбардировку Югославии, а теперь требуют прекратить огонь в Чечне. Конечно, налицо двойной стандарт. В СЕ это прекрасно понимают и имеют по этому поводу некоторый комплекс неполноценности. — Если все же СЕ захочет, какие кары он мог бы наслать на нас? — "Ассортимент" разнообразен. Ограничение контактов, свертывание программы технической помощи — чисто демонстрационные меры. С них и начали. Но имеются и более серьезные рычаги воздействия. Уже отказали в очередном транше МВФ... Можно еще повысить акцизы на нефть. Это очень ударит по нашей экономике — ведь она у нас сырьевая, и экспорт энергоносителей занимает в ней ключевое место. Можно запретить международным авиакомпаниям совершать очень выгодные для нас транссибирские полеты в нашем небе... Это далеко не все: наша экономика — слабая и уязвимая. Но до апреля до серьезных наказаний дело не дойдет.



    Партнеры