ПОЛОВИНА ОЛИГАРХА ОКАЗАЛАСЬ СЛИШКОМ СЛАБОЙ

14 февраля 2000 в 00:00, просмотров: 251

Представляете — жену Березовского, по сути, послали к черту в одном из роскошных бутиков Риги! Когда Елена Березовская хотела примерить платье за 500 латов и пиджак за 6000 латов. "У нас, — сказали продавцы, — одежду примеряют только жены... проверенных миллионеров". Чистая репутация оказалась для латышей дороже, чем те 12—13 тысяч долларов, которые продавцы могли бы выручить за платье и пиджак... Эту историю только что рассказала рижская газета "Час". Рижским шопам БЕРЕЗОВСКИЕ не указ! Елена, третья и любимая жена Бориса Абрамовича, прилетела в Ригу в начале февраля на личном четырехместном самолете. Только на один день — сняться для обложки мартовского номера "Лилит", в котором публикуется интервью ее мужа. Согласилась она на это охотно, без колебаний. До этого в Риге Елена была только один раз, еще до замужества. И вторая встреча с Латвией оставила в ее душе неизгладимое впечатление. Сразу из аэропорта, усевшись в серебристый лимузин, г-жа Березовская вместе со стилистом "Лилит" Жанной Дубской отправилась по бутикам: подбирать наряд для съемок, как это принято в модных журналах. Сама г-жа Березовская одевается очень сдержанно, лаконично, предпочитает парижские и миланские бутики Гуччи, Армани и Ямамото, которых в Риге, увы, нет. И тут наших дам ждало разочарование. Сезонные распродажи оголили практически все витрины, а оставшиеся модели были совершенно не во вкусе Елены. В итоге кое-что присмотрели в магазине "Венеция". Но только собрались было примерить понравившиеся наряды, как услышали окрик продавца: "Что вы, блузка белая! Ее мерить нельзя!" Выяснилось, что примерять вещи здесь дозволено лишь "проверенным женам миллионеров". И упоминание фамилии Бориса Абрамовича вовсе не сделало "венецианцев" сговорчивее... Жанна решила мирно урегулировать конфликт: "Представьте, что я ваша клиентка и хочу примерить это платье..." — "Вы с ума сошли! Оно же 500 латов стоит!" Не помогло и предложение выдать гарантийное письмо на конкретную сумму и даже оформить страховку на пиджак за 6000 латов. Продавцы и директор магазина, которую разыскали по телефону аж в Москве, так и не стали уступчивее. Знай наших! В конце концов разрешили кое-что взять... из молодежной линии, но опять-таки без примерки! Как только наивная Жанна захотела совместить джинсы из одной линии с блузкой из другой, она снова услышала отказ: "Мы не комплектуем вещи из разных линий". После чего Елена и Жанна покинули неласковую "Венецию". Практически раздетые. Кстати, госпожу Березовскую это только рассмешило. Она тут же вспомнила аналогичную историю с ней в Швейцарии, в Лугано. Гуляя по городу, она заглянула в антикварный магазинчик, но едва притронулась к понравившейся вещице, как мужичок из-за прилавка невежливо забурчал: "Иди-иди, это не для тебя!" Попытки одеть Елену в Риге все-таки закончились успешно. Одежду от Thierry Mugler с радостью предоставил магазин Saga Mode, и съемки на обложку журнала состоялись. Перед вылетом на родину Елена поблагодарила редакцию: "Все было замечательно, как будто путешествие в Советский Союз совершила. На 20 лет назад". — "Приезжайте к нам еще!" — печально промолвили сотрудники редакции "Лилит". Елена лукаво улыбнулась и ответила: "Да-да, на шопинг..." Мадам Арина и Глеб Борисыч С нынешней супругой, третьей по счету, Борис Абрамович познакомился в гостях: она пришла с молодым человеком, а он — один. Ухаживал за ней полтора года. А женаты они уже девять лет. У Березовских двое симпатичных деток — 4-летняя Арина и 2-летний Глеб. Всего у Бориса Абрамовича шесть отпрысков. У всех — российское гражданство. Старшие учились за границей. Однако никакого стартового капитала папа им (по его собственному утверждению) не дает. Все зарабатывают сами. С отцом живут только малыши, и в них Борис Абрамович души не чает. С Ариной даже иногда танцует по утрам. Елена, кстати, призналась, что образование детям она хочет дать именно в России. Однако Арина и Глеб чаще говорят по-французски, чем по-русски, ибо большую часть времени они проводят с гувернанткой, швейцарской француженкой. А вторая родина Березовских-младших — дом в Антибе, между Ниццей и Каннами. В результате по-русски дети говорят с ярким акцентом, а между собой ругаются только на языке Гюго. Причем, чтобы досадить сестре, Глеб обзывает ее "мадам". Арина плачет: "Я мадемуазель!" А он опять за свое: "Нет, ты мадам, мадам!" Даже в столь юном возрасте Арина и Глеб — достойные отпрыски своего папы. Инстинкт собственника имеется. Пару лет назад мама принесла домой рамочку для фотографий. Дочка спросила: — Это моя рамочка? — Нет, Ариночка, это НАША рамочка — мы в нее фотографию поставим! — возразила Елена. Арина, подумав, уточнила: — А наша рамочка — МОЯ рамочка? Однажды дети вместе с няней ставили свечки в церкви и мысленно, как их учили, просили Бога о самом заветном. Вот какое желание загадала Арина: "Чтобы Бог пожалел мою страну, и я смогла туда вернуться". А потом, перед полетом в Москву, девочка попросила: "Мама, включи телевизор! Я должна посмотреть, что творится в России. Я же туда возвращаюсь..." Наслушавшись по телевизору про "семью" и Березовского, Арина и Глеб поняли ситуацию буквально: — Детки, как зовут вашего папу? — Борис! — А фамилия? — Ельцин! — А кем папа работает? — На кораблике с телефончиком... Кристиан РОЗЕНВЕЛД, ген. директор Балтийского информагентства в Москве — специально для "МК".



    Партнеры