ПТЕНЦЫ РУШАЙЛО

22 февраля 2000 в 00:00, просмотров: 318

Осенью прошлого года серия взрывов в Москве и Волгодонске всколыхнула всю страну. Многие до сих пор уверены, что взрывы организовали российские спецслужбы. Уж больно вовремя они прогремели — накануне начала широкомасштабной боевой операции в Чечне. Доказать причастность властей к взрывам в Москве и Волгодонске в сентябре прошлого года практически невозможно. А между тем до этих взрывов по Москве прокатилась целая серия профессионально подготовленных терактов. В организации и подготовке которых самое деятельное участие принимал бывший сослуживец Владимира Рушайло по РУОП и действующий сотрудник ГУОП МВД РФ капитан милиции Владимир Белашев... "В ночь с 5 на 6 июля 1997 года боевая группа сотрудников Революционного Военного Совета РСФСР произвела минирование памятника Петру Первому, что на стрелке Крымской и Якиманской набережных Москвы-реки. При закладке взрывчатки использовалось семь стандартных пластичных зарядов, мощностью эквивалентных 1,4 кг тринитротолуола каждый, размещенных на площадке второго уровня памятника с его внутренней стороны. Цель закладки заряда — производство предупредительного взрыва возмездия беспринципным политиканам, развязавшим гнусную дискуссию в прессе вокруг вопроса о перезахоронении тела вождя мирового пролетариата Владимира Ульянова-Ленина. Учитывая, что в планируемое время производства взрыва — 5.32 московского времени — вокруг памятника находилось множество посторонних граждан (двое рыбаков, гуляющая молодая парочка, праздные подвыпившие люди), руководство РВС РСФСР приняло решение считать памятник уничтоженным условно и отменило команду на производство взрыва, дабы избежать человеческих жертв со стороны ни в чем не повинных москвичей. Руководство РВС официально заявляет: всяческое дальнейшее муссирование бесплодной и кощунственной темы "перезахоронения" тела вождя мирового пролетариата повлечет за собой адекватные меры пролетарской революционной защиты, вплоть до применения оружия и взрывчатых веществ в отношении инициаторов и подстрекателей беспринципной болтовни. Председатель РВС РСФСР Егор ЧУДНОВСКИЙ". Именно с этого сообщения, распространенного по каналам Интерфакса 6 июля 1997 года, берет начало расследование уголовного дела №626/97. История с минированием памятника Петру I получила широкий резонанс в прессе. Взрывы памятника Николаю II, мемориальной плиты Романовых на Ваганьковском кладбище и два взрыва в приемной ФСБ на Кузнецком мосту прошли менее заметно. А зря. Как выяснилось в ходе следствия, организаторы всех этих взрывов так или иначе были связаны с РВС. Но тогда, 6 июля 1997 года, этого не подозревали даже следователи. Спустя три месяца были арестованы руководители РВС: Игорь Губкин, Валерий Скляр и Сергей Максименко. Кстати, в ходе арестов выяснилось, что после задержания Губкина планировался взрыв газораспределительной станции в Люберецком районе. Туда была даже заложена мина, но в последний момент что-то не сработало. Если бы теракт состоялся, последствия его были бы ужасными... Задержанные дали показания с подробным описанием взрыва памятника Николаю II и минированием памятника Петру I. На складе РВС была найдена взрывчатка, милицейская форма и поддельные удостоверения сотрудников МВД. Казалось бы, дело сделано — доказательная база против террористов была более чем убедительной. Однако прошло уже два с половиной года, а уголовное дело №626/97 так и не завершено. Мало того, сегодня и Губкин, и Скляр, и Максименко уже на свободе. Почему? Вопрос, конечно, условный... 22 апреля 1998 года в рамках уголовного дела №626/97 был арестован старший оперуполномоченный 7-го отдела ГУОП (занимающегося коррупцией в высших эшелонах власти) капитан милиции Владимир Белашев. На Белашева "навели" руководители РВС. Оказывается, именно он принимал непосредственное участие во взрыве памятника Николаю II. А процесс минирования Петра I — прикрывал. Максименко и вовсе заявил, что все это происходило под непосредственным контролем ГУОП. Он, например, рассказывает, что перед самым минированием довольный Белашев заявил: "На Петра Первого генерал дал добро". Интересно, какой генерал? Чтобы понять смысл происшедшего, надо взглянуть на послужной список капитана МВД. До июля 1996 года Белашев служил в РУОП — под непосредственным началом Владимира Рушайло. Потом работал в лицензионном отделе Московского ГУВД, а с середины 1997 года в 7-м отделе ГУОП, который занимался политиками федерального уровня. Известно, что в 96-м Рушайло попал в немилость к Куликову. На могущественного главу РУОП пошел мощный "наезд". Вскоре стало очевидно, что Рушайло в своем кресле долго не усидит. Говорят, что в этот момент он собрал своих доверенных сотрудников и отдал им приказ "рассредоточиться" по силовым структурам. Приказ этот был исполнен. Сегодня птенцы Рушайло работают и на Октябрьской площади (МВД), и на Петровке (ГУВД), и на Лубянке (ФСБ). Но связи со своим покровителем они явно не теряют. Когда Белашева арестовали, он заявил: "Если меня не вытащат, я скажу на суде все". А после того как Рушайло возглавил МВД, он успокоился и прямо сказал, что суда над ним не будет. Как в воду глядел. 3 августа 1999 года уголовное дело №626/97 поступило в суд. Зампред Мосгорсуда Леонид Коржиков тут же забрал это дело себе и... быстренько отправил его на доследование. Видимо, посчитал, что склад со взрывчаткой не является достаточным основанием для обвинения в терроризме. Нет-нет, формальное обоснование для этого было выбрано по всей строгости закона. При этом дело вернули даже без изменения меры пресечения подозреваемым в терроризме. Хотя профессиональный юрист Коржиков наверняка знал, что сроки их содержания под стражей истекли. Все обвиняемые вышли на свободу... Говорят, в неофициальных беседах Коржиков заявляет, что в России терроризм невозможен. Видимо, по его убеждению, все террористы сосредоточены в Чечне. Однако согласитесь — после сентябрьских взрывов в Москве и Волгодонске в это верится с трудом. А теперь вопросы. И, может быть, ответы. Первый. Какая разница между взрывом памятника и жилого дома? Технологически — никакой. Разница только в количестве жертв и общественном резонансе. Второй. Где гарантии того, что "птенцы" Рушайло не принимали участие во взрывах домов, если они участвовали во взрывах памятников? Сегодня очень многие рушайловцы работают в ФСБ, в Департаменте по борьбе с терроризмом. Вот один нюанс, на который не обратили почему-то внимания следователи. В 1997 году (взрыв памятника Николаю II и минирование памятника Петру I) Белашев работал в лицензионном отделе ГУВД, который занимается контролем за оборотом оружия и взрывчатки. Третий. Почему сразу после взрывов жилых домов в Москве МВД состряпало фальшивый фильм о "разгильдяйстве" московской милиции, который продемонстрировал по ВГТРК Николай Сванидзе? Специалисты утверждают, что это очень похоже на операцию прикрытия. Четвертый. Почему общественность до сих пор не знает никаких результатов расследования по взрывам жилых домов? Дело старательно заминают? Пятый... Впрочем, пока достаточно и четырех. P.S. На завтра назначена очередная провокация. Игорь Губкин со товарищи планируют собраться у здания следственной службы Московского УФСБ. Цель провокации — вручить зам. начальника 1-го следственного отдела подполковнику Юрию Лисицыну награду "за успешный развал дела" и принять его в члены РВС. Им бы эту награду вручить министру внутренних дел Владимиру Рушайло и зампреду Мосгорсуда Леониду Коржикову — этих в РВС даже принимать не надо.



Партнеры