ОНИ СРАЖАЛИСЬ ЗА РОДИНУ

3 марта 2000 в 00:00, просмотров: 328

Время до выборов — потерянное время. Кто, в самом деле, будет заниматься какими-то долгосрочными проектами, когда не поставлена точка в главном вопросе — вопросе о власти? Ведь как только меняется взобравшийся на вершину пирамиды, как будто по принципу домино меняется и все, что ниже, — премьеры, министры, завхозы... Владимир Путин почти президент. Но это "почти" дорогого стоит. Пожалуй, главное, какой вывод можно сделать за минувшие два месяца президентства Путина, — человек это не только закрытый, но и очень терпеливый. И решения он принимает исходя не из собственных желаний, а из целесообразности. А целесообразность подсказывает: ссориться сейчас не надо ни с кем. Но уже сейчас вокруг Путина идет эшелонированная борьба. Многочисленные игроки — чиновники, связанные с ними финансово-промышленные группы, лоббисты всех мастей — ведут тяжелейшую борьбу за доступ к "телу героя". Ведь от того, кто его получит, во многом будет зависеть расклад сил, по крайней мере, в ближайшие год-полтора. Два пути Владимира Путина Драка за места идет и в Думе, и в Совете Федерации, и в Администрации Президента, и уж конечно, в правительстве. Меняются не только председатели комитетов или премьеры. Меняются руководители аппаратов, технических подразделений и т.д. и т.п. Так, например, за то, чтобы остаться спикером, Селезнев сдал практически все руководство аппарата Думы. И конечно же, оказался в более уязвимом положении — ведь аппарат парламента теперь ориентируется не только на него, но и на Кремль. Во всяком случае, на заместителя главы администрации Владислава Суркова — точно. И такие процессы либо уже происходят, либо будут происходить во всех сколько-нибудь важных учреждениях и ведомствах. Было бы неправильно говорить, что когда политические игроки, как древние греки, не жалея жизни бьются за "тело вождя", ими движут только жадность и осторожность. Как правило, каждая команда имеет развернутую идеологию, направленную — а как же иначе — на благо страны. Как правило, эта идеология неразрывно связана с материальными интересами ее носителей. Строго говоря, у Путина-президента может быть только две стратегии. Первая — это стратегия рывка, стремительного прорыва. Вторая — это как бы медленное, постепенное улучшение, а на самом деле сохранение того, что было при Ельцине. Ущербность второго пути очевидна. Но лично для президента он может быть более удобен. Не надо ни с кем ссориться, ни с кем воевать, подконтрольные телеканалы будут петь осанну. И можно уверенно смотреть в личное будущее. Экономисты-либералы, идеи которых Путин воспринимает нормально, уверены, что у страны есть все предпосылки для рывка. Даже больше — уникальный шанс. Дума вполне вменяема. Инфраструктура за десять лет заметно улучшилась. Психология в обществе изменилась. По идее, Россия готова осваивать десятки миллиардов долларов инвестиций в год. И для того, чтобы они пошли, в стране нужно создать благоприятный климат. Главное — сделать условия бизнеса справедливыми. Чтобы правила игры были одни для всех. По мнению Германа Грефа, который занимается стратегией для Путина, это абсолютно ключевой момент. Если удастся добиться перелома в этом вопросе, то осуществить за четыре года прорыв абсолютно реально. С другой стороны, ряд бизнесменов, которых принято называть олигархами, даже воюя друг с другом, склонны в главном объединиться. Сложившаяся в последние годы правления Ельцина система очень их устраивает. Во многом они решают свои экономические проблемы благодаря особым отношениям с властью. Именно административный властный ресурс играет колоссальную роль в их коммерческих успехах. Например, "последний олигарх" Роман Абрамович и его клан по сути нынче контролируют практически все экспортные отрасли страны. У него огромное влияние в атомной промышленности, чей экспортный годовой оборот составляет около 4 млрд., в Министерстве путей сообщения — тоже около 4 млрд., в компании "Росвооружение" — около 3 млрд., в нефтяном бизнесе — "Сибнефть". Теперь он берет под контроль 60—70 процентов алюминия. Естественно, ни железные дороги, ни оборонные предприятия, ни атомные станции никакому клану не принадлежат. И контролировать их финансовые потоки можно, имея особые отношения с государством. То есть, собственно говоря, эти отношения и являются сутью олигархического бизнеса. Для олигархов (речь идет вовсе не об одном Абрамовиче и Березовском, а о практически всех крупных акулах последнего времени) смена экономической среды означает резкое понижение в ранге. Поэтому для них никакие рывки вперед объективно не выгодны. Недаром Борис Березовский, которого можно смело назвать лучшим стратегом этой части элиты, еще несколько лет назад сказал, что никакие революции России больше не нужны. Нужно медленное эволюционирование. И подгонка либеральных ценностей под "национальные особенности" (к которым испокон веку относилось, например, воровство — впрочем, об этом Березовский не говорил). Но то, по какому пути пойдет Россия, будет целиком зависеть от одного человека. Можно не сомневаться, что пока Владимир Путин еще не до конца представляет себе, что президенту в России по плечу практически все. Наверняка его опыт, привычки и характер заставляют его быть даже еще более осторожным, чем обычно. Но рано или поздно — факт остается фактом — именно от того, как он повернет штурвал корабля, будет зависеть абсолютно все. Олигархи спокойны Во время последних поездок Путин редко был неискренним (если не считать официальных речей, которые ему пишут с таким пафосом, что даже для Ельцина, который давно общался с народом как бы из стратосферы, они были бы перебором). Но и открытым, напрямую говорящим то, что думает, он тоже почти не был. Он очень закрытый человек — это понятно даже из журналистского загона. Но, пожалуй, когда он говорит о бедности, в которой живет половина россиян, веришь, что эта бедность действительно унижает лично его. Во всяком случае пока. Он искренне хочет исправить ситуацию. А раз так — то "эволюционный путь" вряд ли может его устроить. В то же время его президентскую кампанию ведут люди и телеканалы, напрямую связанные с олигархами, в том числе — с теми же Абрамовичем и Березовским. Устраивать драки во время избирательной кампании — очень глупо. Такой глупости от такого терпеливого человека, как Путин, вряд ли можно дождаться. Но думать, что как только его изберут, все сразу изменится — власть и бизнес будут разделены, а министры будут равняться только на пользу для страны, — очень наивно. Нынешняя система хоть и уродлива, но очень крепка. В ней заинтересованы бесконечные чиновники, депутаты, телевизионщики. И они готовы объединиться против любого, кто предлагает эту систему изменить. В 97-м году Чубайс и команда реформаторов были вышвырнуты из правительства именно за такую попытку. А для того, чтобы оправдать свои действия, олигархи ловко подменили идеологический спор приземленной борьбой двух кланов за "Связьинвест". (Простенькая мысль о том, что Чубайс зарабатывал деньги не для себя, а для бюджета, как-то вылетела из аналитических программ по ТВ.) Строго говоря, покупка Абрамовичем и Березовским огромной части алюминиевого бизнеса — это вовсе не признак волнения, как думают многие. Это не попытка взять все, что плохо лежит, пока есть возможность. На самом деле это декларация уверенности в завтрашнем дне. Ведь алюминиевые заводы, которые принадлежали Льву Черному и братьям Живило, не могли работать при более-менее честном бизнесе. Но толлинг отменили (значит, придется платить налоги), льготные тарифы на электроэнергию повысили, получаемая годами сверхприбыль вовсе не вкладывалась в производство. Дела Черного и Живило были очень плохи. Их предприятия стояли под банкротством. И купить такие предприятия могут только те люди, которые уверены, что у них не только есть, но и будет административный ресурс, с помощью которого они на уровне верховной власти утрясут проблемы с губернатором Тулеевым, с тем же Чубайсом, с МПС и т.д. и т.п. В один месяц такие вопросы вовсе не решаются. По некоторым данным, вопрос о новой, уже "путинской", крыше поднимался при обсуждении условий сделки. Путин пока предпочел определенной позиции не занимать — ведь открыто поддержать олигархов или нападать на них перед выборами одинаково плохо. Поэтому сказать, готов ли он остаться "крышей" и после 26 марта, сейчас точно нельзя. Очевидно, что когда все зависит от одного человека, который пока прислушивается и к либералам, и к олигархам, принципиальным становится кадровый вопрос. Путешествие в Византию Администрация Президента России всегда жила по византийским законам. Собственно говоря, других законов и не может быть, когда система замкнута на одного человека, от подписи которого все и зависит. Подковерные драки здесь всегда были на самом высоком уровне. И от того, что поменялся президент, система отношений измениться не может. Во всяком случае, сразу. Так, говорят, что Путин чрезвычайно негативно относится к злоупотребляющим спиртным чиновникам. Жертвами этого якобы стало уже несколько человек. Когда приглашенный в пресс-секретари Михаил Кожухов не вписался в команду, которую тогда подбирали Валентин Юмашев и Татьяна Дьяченко, сразу убирать его было как-то неудобно. И тогда в администрации прошел слух, что хозяин водочного ресторана Кожухов употребляет больше, чем нужно. И хотя друзья Кожухова долго убеждали всех, что это вовсе не так, — поздно, поезд ушел. Слух страшнее пистолета. Также говорят, когда необходимо было "подвинуть" Михаила Лесина, чтобы внедрить на РТР Олега Добродеева, тут же в Кремле всем стало известно: Лесин "развязал". Теперь можно предположить, что шансы Анатолия Квашнина стать министром обороны невелики. Потому что среди руководства администрации стала принятой точка зрения о том, что Квашнин позволяет себе "лишнего". Понятно, что зачастую алкоголь — это лишь повод, чтобы надавить на и.о. президента. Впрочем, все это не главные сражения. Пожалуй, главным противником для руководства администрации снова стал Анатолий Чубайс. Можно смело говорить о том, что в узком круге высшего кремлевского руководства и их советников стало признаком хорошего тона убеждать друг друга в том, что Чубайс плохой менеджер, что дела РАО "ЕЭС" — вопреки цифрам — идут очень плохо. Кроме того, Чубайс и его окружение — догматики. Они идут не от жизни, а от экономических теорий. Все эти сведения ежедневно доводятся до и.о. президента. Дошло до того, что на встрече с журналистами Путин без всякого вопроса, сам по себе, неожиданно сказал: "Это неправда, что Чубайс — плохой менеджер". Что называется, оговорка по Фрейду. Как следствие, все, кого можно отнести к либеральному лагерю, находятся под подозрением. Вроде бы на заседаниях штаба Путина все еще вместе, но на самом деле глубокие разделительные полосы уже пролегли. Борьба за кадровые позиции вполне отчетливо проявилась и при распределении думских портфелей. Путин дал понять, что, например, не удовлетворен тем, что некоторые ключевые комитеты — по международным делам, по обороне — получили не те люди. Он связывал это с "самостоятельностью" Думы. Возможно, выражать свое недовольство и тем самым показывать "разделение властей" требуют законы политического жанра. Но одно точно: и Рогозин, и Николаев получили свои комитеты с очевидного благословения заместителя руководителя администрации Владислава Суркова. Безусловно, Сурков в целом блестяще решил вопрос управляемости нового состава парламента. Но также можно предположить, что в определенных частностях — которые могут стать очень важными при решении разных вопросов — он ориентировался не только на мнение Путина, но и на свое. Можно не сомневаться, что и античубайсовская активность Госдумы напрямую связана с администрацией. Скандал, затеянный Александром Шохиным вокруг того, что "Бэнк оф Нью-Йорк" представляет интересы западных акционеров в РАО "ЕЭС", конечно же, в первую очередь направлен не против банка, а против Чубайса. Его хотят заплюсовать со всех сторон еще до того момента, как начнется смена правительства. А о том, что Шохин посоветовался с "руководящими товарищами", нет сомнений даже у самых наивных депутатов. Кроме Шохина к атаке на РАО "ЕЭС" подключен министр Калюжный, сроки пребывания которого в правительстве, очевидно, ограничены до мая и которому нужно "заработать" новое место службы. Но и бойцы противоположного лагеря — тот же Чубайс — не бездействуют. Их колоссальный плюс — хорошие личные отношения с главой государства. Не только АБЧ, но и многие ленинградцы-либералы имеют возможность донести свою точку зрения до Путина. Многие ключевые позиции в администрации заняли лично его люди. Путин прекрасно понимает, что такое чисто аппаратные рычаги, он умеет ими владеть, пожалуй, не хуже Волошина или Суркова. Уже сейчас в администрации выстраивается очень жесткая вертикаль непосредственно под президента. И поэтому, если в декабре—январе казалось почти стопроцентным, что сильнейший администратор Александр Волошин останется и после выборов, то теперь такой уверенности уже нет. Зачем сильному Путину, который очень не любит, когда на него давят, слишком самостоятельные игроки в ближайшем окружении?.. Премьер почти не виден Вот потому и будущий премьер должен быть не слишком ярким, трудолюбивым, либеральным. В конечном счете он лишь выполняет волю всенародно избранного президента. С прошлой осени искались разные кандидатуры. В итоге координатором правительства стал Михаил Касьянов. Его достоинства вполне очевидны. Он не политик и будет работать строго в тени президента. В то же время он давно работает в правительстве и знает механизмы Белого дома. Он безусловно либеральных убеждений, понимает, что такое макроэкономика. У него хорошее реноме на Западе, в том числе и в международных финансовых организациях. Его утверждение в Думе не вызовет никаких проблем. Его минусы тоже понятны: он не входит в ленинградскую команду Путина, никогда не занимался реальной экономикой. Не имеет большого опыта работы с губернаторами, довольно медленно принимает решения. Его главный недостаток — то, что его назначение лоббирует команда Юмашева-Абрамовича — может обернуться главным достоинством. Это произойдет если Путин решит, что оставаться "крышей семьи" ему выгоднее и спокойнее. Последний месяц внимательно рассматривается кандидатура руководителя бюджетного комитета Думы Александра Жукова. Жуков популярен в Госдуме, его поддержат самые разнообразные фракции, у него хорошие отношения с регионалами, и он разбирается в бюджетных вопросах. Но минусы Жукова тоже вполне очевидны: он ни дня не работал в системе исполнительной власти, у него не очень хорошие отношения с кремлевской администрацией. Как всякий депутат, Жуков публичный политик, который наверняка рано или поздно захочет выйти из тени президента. Кроме того, Жуков связан обязательствами перед людьми, которые его выдвигали. Так, еще летом, когда только формировалось правительство Степашина, один из руководителей штаба "Отечества" сказал корреспонденту "МК", что команда Юрия Лужкова очень рассчитывала, что в Минфин придет именно Жуков. Поэтому его не "засвечивали". В этом случае была бы возможность опереться не только на московский, но и на федеральный бюджет. Но противники Лужкова в Администрации Президента Жукова все-таки вычислили, и назначение не состоялось. Сейчас вокруг Жукова группируются совсем разные силы. Недавно прошло сообщение, что с ним работает не только "Новая оппозиция", но и бывший руководитель штаба "Единства" Алексей Головков. В конце января к сонму возможных премьеров добавился губернатор Кемеровской области Аман Тулеев. Часть депутатов даже написала письмо в его поддержку с предложением Путину назначить Тулеева премьером. Тулеев — яркий харизматический лидер, который может объединить левых, успокоить протестный электорат, договориться с лидерами регионов. Он умеет хорошо заговаривать трудящихся. Неплохо и то, что он — представитель национальных меньшинств. Все это может сделать его весьма популярным премьером. Но назначение его все равно кажется практически невероятным. Понятно, что он демагог и популист, и большинство его шагов определяется именно этим. Трудно представить переговоры с МВФ, которые будет вести Тулеев. Кроме того, конфликт между ним и Путиным просто неизбежен. Поэтому желание левых депутатов вряд ли будет удовлетворено. Еще одним практически невероятным кандидатом считается Илья Южанов, министр по антимонопольной политике. Впрочем, нет ничего невероятного, что бы не могло случиться. У Южанова есть явная козырная карта: он давно, еще с Санкт-Петербурга, работает вместе с Путиным, вместе они переехали из Петербурга в Москву. В последнее время Илья Артурович любит "блеснуть" своей "главной связью". До последнего времени Южанов политикой вроде бы не занимался и слыл крепким лоббистом, поддерживающим отношения с самыми разными кланами. Так, с одной стороны, он поддерживает Анатолия Чубайса и Олега Дерипаску в алюминиевых войнах, но в то же время легко визирует все предложения Николая Аксененко по поводу повышения железнодорожных тарифов. (За последние несколько месяцев грузовые перевозки по железной дороге подорожали аж на 40 процентов, что, естественно, сказалось на производителях.) Лоббистские таланты Южанова проявились и во время скандала вокруг продажи Тюменской нефтяной компании, когда были нарушены многие нормы антимонопольного законодательства. Как говорят в министерстве, в последнее время у Южанова "прорезались" и политические амбиции. Например, на торжества, посвященные 40-летию влиятельного новгородского губернатора Михаила Прусака, он снарядил чуть ли не вагон высокопоставленных чиновников. На проведение там в эти дни некоего общероссийского мероприятия было израсходовано аж 300 тысяч долларов из федерального Фонда поддержки предпринимательства. Но не в пользу Южанова говорит то, что малый бизнес в стране по-прежнему катится под откос, и, по общему мнению, и до Южанова, и при нем практически все деньги, выделяемые на его поддержку, не доходят до адресата. На Южанова нет серьезного компромата, но для премьера он слишком тусклый. И главный его недостаток для этой должности — излишняя компромиссность. Судя по предыдущей работе, Южанов хочет поддерживать хорошие отношения сразу со всеми, а так не бывает. Вообще "технических премьеров" можно подыскивать десятками. Их огромное количество, и то, что среди них по определению не может быть слишком ярких бойцов, заставляет предположить, что Путин может все-таки сохранить Касьянова. Тем более это сохранение может быть отчасти разменом. Очевидно, что многие министры, в том числе и связанные с олигархами, могут уйти в отставку. Речь идет даже о таких "монстрах", как Аксененко, Рушайло (на его место может вернуться Степашин), Адамов, Клебанов, Матвиенко. (Последняя хочет побороться за место губернатора Петербурга, а совсем в крайнем случае уехать послом, например, в Швейцарию. Ей на смену вроде бы даже уже выбран министр здравоохранения, петербуржец Юрий Шевченко.) В этих условиях сохранение Касьянова является своего рода компромиссом сразу с большим количеством влиятельных персонажей. Михал Михалыч за долгие годы службы сумел практически со всеми сохранить нормальные отношения. Впрочем, какую тактику обновления правительства и администрации выберет Путин, сейчас предсказать невозможно. В свое время, когда его назначили руководить ФСБ, ожидали, что он сразу займется чистками. Он же пару месяцев вел себя тише воды, ниже травы. А потом сразу уволил с десяток высокопоставленных генералов, сразу взяв контроль за очень большим и сложным ведомством. Захочет ли он, уже став президентом, тихонько укрепиться, а потом нанести удар, или же, воспользовавшись удобным моментом, сразу всех поменять, сказать невозможно. Но в одном можно быть уверенным: Путин наверняка попытается все подчинить себе. При этом не учитывать сложившуюся обстановку, огромное влияние и возможности самых разнообразных олигархов и связанных с ними кланов — не его стиль. Он сделает шаг только тогда, когда будет уверен в результате. Как только кадровая революция завершится, это будет означать, что страна готова к очередной попытке рывка. Или же к очередной стагнации, где просто одни персонажи заменят других. А вот рывок будет или стагнация — знает пока только полковник Путин.



Партнеры