ПОСЛЕДНЯЯ НАДЕЖДА КОМСОМОЛКИ

15 марта 2000 в 00:00, просмотров: 208

"Народ видит маленького твердого Путина, похожего на Болконского... Путин, направляющий генералов вперед, выглядит как Ермолов, покоряющий дерзких абреков. Как спаситель, собирающий Русь. Как последняя надежда страны... Путин впервые за десять лет отвергает Америку. Русское ухо жадно ловит его патриотический слог. Русское сердце бьется в тайной надежде — вот он, выстраданный лидер России, новый Иосиф Сталин, до времени скрывавшийся в тайниках еврейской власти... Путин — державник! Он внук Петра Первого. Он начал громить НТВ, ненавистный русским канал. Поставит на место Еврейский конгресс. Даст выход русскому чувству, русскому слову и песне..." Это цитата из газеты "Завтра". Так своих восторгов по поводу ВВП не скрывает ее главный редактор, друг и соратник Зюганова Александр Проханов... Да что Проханов — Путину выказали свою поддержку и его "конкуренты" на президентских выборах Тулеев и Подберезкин. Российский комсомол в лице Малярова и Митиной аплодирует и.о. Даже пламенная Умалатова выступает против Зюганова — читай, за Путина. Бывшие оборонители Белого дома в 93-м присоединяются к хору... Ну, а сам Геннадий Андреевич играет роль кандидата номер два с ленцой — ему явно не хочется составлять достойную конкуренцию Владимиру Владимировичу. Все оппозиционеры надеются, что Путин на самом деле "свой" и воплотит в жизнь их чаяния. Основательно или безосновательно — это мы узнаем уже после выборов... Депутаткой прошлой Думы Дашей Митиной руководство компартии поначалу гордилось: вот, дескать, какая комсомольская смена растет! Однако сейчас разрыв лидерши российского комсомола и КПРФ зашел настолько далеко, что Дарья начала агитировать против бывшего "духовного учителя" Зюганова. Больше того — во втором туре президентских выборов она проголосует за Путина... — Чем же вас, Даша, не устраивает Геннадий Андреевич? — Своей боязнью не дай Бог победить и очутиться в Кремле. 3 июля 1996 года мне казалось, что между двумя турами Зюганов попросту "слил" кампанию. А первые слова, сказанные им на пресс-конференции, посвященной поражению, меня только убедили в этом. Он сказал: "Если к другому уходит невеста, то неизвестно, кому повезло". И вот тут у меня возник вопрос: если вы не хотите стать президентом, зачем вы дурите людей? Да и кроме этого в Зюганове мне не нравится многое. Заигрывание с религией, например: хоругви, хоралы, херувимы... на партийных мероприятиях. И это вместо "Интернационала"?! Меня, понятное дело, интересует политика КПРФ в отношении к молодежи. Но у Зюганова она на 250-м месте. Его больше занимают девочки в коротких юбочках, которые позируют с ним на телевидении. А все попытки создать молодежную организацию при партии заканчивались бутафориями. Главный лозунг "Порядок в стране — достаток в доме!" могла бы взять на вооружение любая буржуазная партия... — Ну а Путин-то почему вам импонирует? — В отличие от Ельцина Путин не подлый. Ельцин предал демократов "первой волны" и все свое правление посвятил борьбе с компартией, которая, по сути, дала ему путевку в жизнь. Путин, напротив, уважительно отзывается о своем прошлом. И партийном, и кагэбэшном. Вот, выступая по телевидению, признался, что его партбилет лежит в ящике стола. Он его, как Марк Захаров, не сжигал! — У вас есть представление о программе Путина, с которой он идет на выборы? — Четкого понятия о ней я не имею... Но, мне думается, он сам мало себе представляет, что для него пишут экономисты-пиарщики. Либо старательно свою программу камуфлирует. Отвечая на вопрос о ней, в Сургуте Путин признался: "Ну, работает группа товарищей, я, правда, плохо знаю, чем они занимаются". Но я считаю, это нормально. Никто из кандидатов до выборов не рискнет обнародовать свою истинную программу. Слишком многое на кону, а, например, ту же экономику могут оздоровить только непопулярные меры. Зачем же о них напоминать раньше времени? — Чем же тогда близки позиции и.о. президента задачам, которые ставит перед собой Российской коммунистический союз молодежи, где вы — секретарь ЦК? — РКСМ — государственно-патриотическая организация. Нам не может не нравиться, что Владимир Владимирович уважительно относится к ветеранам и силовикам, умеет сказать "нет" Западу, защищает интересы наших соотечественников в ближнем зарубежье. Ельцин так никогда не делал. Помню, как, выступая в Думе прошлого созыва, Путин, тогда еще директор ФСБ, выступал перед депутатами. Разговор шел о Чечне. Его позиция понравилась всем, кроме таких одиозных личностей, как Боровой, Новодворская и Ковалев. Последний тогда — не ручаюсь, правда, за точность — сказал про Путина в кулуарах: "кагэбэшная сволочь". И вот то, что либералы не считают его своим, для нас обнадеживающий факт. — А вас не смущает, что на Путина работает бывшая ельцинская команда и что в его окружении обладают немалым влиянием олигархи? — Если бы Путин сейчас объявил олигархам войну, его бы сжевали подконтрольные им СМИ за несколько месяцев. Ведь стоило его предшественнику на посту премьера, Примакову, занять жесткую позицию в отношении олигархов, и его рейтинг сдулся с 80% до сегодняшнего 10% с небольшим. Путин, по-моему, не собирается после выборов сидеть сложа руки. Про олигархию он говорит: "Разбить на группы, классифицировать и к каждому искать отдельный подход". В общем, дал понять, что не потерпит усиления какой-либо из группировок, а начнет с того, что "уравняет их в правах"... — Ну а насколько, по-вашему, велика вероятность того, что Владимир Владимирович просто-напросто продолжит ельцинский путь ничегонеделания? — Это зависит от того, кто останется в его окружении из команды первого президента. Пока путинской команды не просматривается. Видны только различные группы влияния. На мой взгляд, попытка Путина опереться на силовиков, своих сверстников, — позитивный факт. Раньше в органы кого попало не брали... Что касается экономистов-ельцинистов, которые пишут для него программу, то уничижительным высказыванием в Сургуте он показал, что легко может с ними расстаться. — В каком случае вы встанете в оппозицию Путину-президенту? — Если он все-таки будет продолжать проводившуюся Ельциным политику. — Как отреагировали рядовые комсомольцы на ваше решение поддержать Путина, а не Зюганова, во втором туре? — По-разному. Все зависит от ситуации на местах. Смогли или нет наши региональные организации наладить отношения с избирательными штабами кандидатов в президенты. Небольшая часть наших товарищей задействована в кампании Зюганова. Многие готовы поддержать Путина, но иногда не имеют такой возможности. Скажем, в Саратовской области, где агитацией за Путина руководит губернатор Аяцков. Его политика, проводимая в области, нас абсолютно не устраивает. С другой стороны, у члена "Единства", губернатора Новосибирской области, прекрасные отношения с РКСМ, поэтому здесь мы участвуем в кампании Владимира Владимировича. Но лучше всех, по-моему, поступил глава администрации Ставрополья Черногоров. Один его зам руководит местным штабом Зюганова, другой — Путина. И это не так уж удивительно. Думаю, что Явлинский был прав, когда сетовал: "Сила КПРФ — в "Единстве". Необходимость взаимодействия и дополнения друг друга высказывал даже видный член компартии Петр Романов. Коммунисты, кстати, к нему прислушались. А вся эта конфронтация — на публику...



    Партнеры