МОСКВА РАБАМ НЕ ВЕРИТ

17 марта 2000 в 00:00, просмотров: 482

— Ты, бесстыжая, меня на тридцать копеек обманула! — надрывалась в крике молодая женщина в норковой шубке. — Это вы мне еще двадцать копеек должны, — оправдывалась продавщица, перевешивая апельсины. — Езжай на свою Украину и там порядки наводи! — никак не могла угомониться покупательница. — Мы на Украине в норковых шубах не ходим, — огрызнулась девушка. "Галя, слышишь, — обратилась она к своей товарке, — вкалываешь на этом базаре как проклятая, а тут еще с претензиями... Постояла бы она сама весь день на морозе..." Тысячи украинцев, доведенные до отчаяния хроническим безденежьем, приезжают в Москву в надежде заработать хоть что-то. Они хватаются за любую работу, на самых невыгодных условиях. Мужчины калымят на стройках и разгружают вагоны. Женщины идут работать продавцами на городские рынки. Более униженных и бесправных людей мне не доводилось встречать. Многие из них имеют высшее образование, семью. Одна из моих новых знакомых — народный депутат в своем поселке, уважаемый работник, член профсоюза, уволилась из-за мизерного оклада и стала торговать мясом на выхинском рынке, чтобы иметь возможность помогать дочери и маленькой внучке. Зеленоглазой хохлушке Оле недавно исполнилось двадцать семь. После кризиса времена настали совсем тяжелые, зарплату выдавали мукой. Ездившие в столицу на заработки односельчанки рассказывали, что в Москве на рынке можно зарабатывать сто рублей в день. Ольга заняла денег на билет и отправилась на заработки. Сначала работала у корейцев — строгала салаты. Жила в квартире хозяев, за что платила двадцать рублей в день, а получала семьдесят. Даже во сне снились горы натертой моркови. Пошла продавцом на рынок. Летом и осенью стояла на улице, ближе к зиме повезло устроиться в палатку. Правда, недавно запретили включать обогреватели в киосках, приходится надевать на себя все теплые вещи сразу, и все равно холодно. Хозяйка у Ольги — москвичка, подозрительная до фобии. Выходных у Оли не бывает. Собранные деньги она отправляет матери и каждый раз плачет, читая письма с Украины. Новости одни и те же: "денег нет, Машке (младшей сестренке. — Ред.) купить ботинки не на что, раздать долги не можем". Съездить домой за два года так и не получилось. Дорога туда и обратно обойдется в 1200 рублей, таких денег ей не скопить и за полгода... Без выходных, обедов и туалетов Нанимаются на работу по устной договоренности. Приходят на рынок и спрашивают, кому нужен продавец. Проблем с трудоустройством обычно не возникает, москвички на рынок идут работать только в крайних случаях. На продовольственных рынках рабочий день 12 часов, в любую погоду без выходных и праздников. Платят в среднем по сто рублей в день, иногда меньше, смотря по выручке. Не вышла на работу (не важно, по какой причине) — лишилась ежедневного заработка, а то и вовсе работы. Требуют по всей строгости: недостача — плати, украли товар с прилавка — тоже твой недосмотр, нет денег возместить убытки — работай в счет долга. Случается, что и продавцы обманывают своих работодателей, сбегая с дневной выручкой или воруя по мелочи товары и деньги. С пакистанцами и азербайджанцами такие шутки не проходят, если найдут, расправятся жестоко. Да и новое место найти будет сложно, приметы нечестной продавщицы разлетятся по "цыганской почте" мгновенно. По негласному уговору хозяева своих продавцов должны кормить обедом. Каким — зависит от сердобольности хозяина. Но особой щедрости не проявляет никто. Часто хозяева покормить "забывают", приходится покупать продукты на свои деньги или работать голодной. Вторая статья расходов — платные туалеты. За двенадцать часов не раз сбегаешь, мелочь на малую нужду берут из кассы и тут же получают замечания от хозяев за транжирство. ...У Инны дома остался ребенок. Все деньги она пересылает на Украину маме. Хозяин Инны — пакистанец, молодой парень, не раз выручал ее в трудных ситуациях. Когда Инна заболела, Татжиндр буквально засунул ей в карман деньги на лечение. Иногородний может обратиться только в платную клинику, а стоит это недешево. Даже намека на флирт у Инны и ее хозяина нет. У других продавщиц отношения с хозяевами складываются чаще совсем по-другому: хозяев боятся, а те, пользуясь властью, диктуют свои условия. . Вторая смена — постельная Именно так цинично называют молодые девчонки на рынке постельные отношения со своими хозяевами. Надо сказать, гарантий такая уступчивость не дает никаких. Ну, возьмет на работу, а завтра увидит какую посимпатичнее и ее сговорит на ту же цену. Красавице Леночке всего двадцать, в пединститут она провалилась. Работы в Крыму нет, мама на винзаводе получает зарплату вином. Бочки стоят на каждом дворе, а у людей денег на хлеб нет. Многие спиваются, другие, как и Лена, едут в столицу. С хозяином Лене сильно не повезло. По-русски он только матерится, поэтому общий язык найти сложно, не понять, чего хочет, что не нравится. Лена называет его "папой", сложное нерусское имя даже по бумажке прочитать нельзя. Придирается "папа" страшно и постоянно требует мелких услуг: то подай, это принеси. Доверия никакого. Каждый день проверяет ее сумку, не унесла ли чего. А недавно в гости звал. Прошлый хозяин за отказ Лену выгнал. Две недели не могла найти работу — и вот, все повторяется... Жилье напрокат Отдельная квартира тем, кто стоит на рынке, не по карману, не говоря уже о гостинице. В одной сдаваемой комнате могут жить до десяти человек одновременно. Часто хозяева в погоне за лишней копейкой ставят раскладушки в своей комнате, стелют матрасы на кухне. Некоторые запрещают пользоваться телевизором и телефоном, включать свет после девяти часов вечера (электроэнергию, наверное, берегут) и находиться в квартире днем. Чаще всего комнаты сдают пенсионеры или безработные москвичи. За ночлег берут 25—30 рублей. Частники сами приходят на рынки и предлагают жилье, адреса, где сдают койко-места, можно узнать и в любом агентстве недвижимости, там же вам подскажут, где можно оформить регистрацию, если хозяева не зарегистрируют вас у себя. Идут на это очень немногие, жильцы часто меняются — и у милиции рано или поздно возникают подозрения, а светиться хозяева сдаваемых внаем квартир не любят. Москвичи приезжим квартиры сдают с неохотой, особенно торгашам, почему-то считается, что люд этот неблагонадежный. Хотя украинки чуть ли не самые удобные жильцы. С утра до вечера на работе. Правда и запои случаются. Водка, чтобы расслабиться после рабочего дня, — вещь обычная. Главное — утром на работу встать. Да и на работе в промозглый день без стакана не обойтись. Спиться очень легко, как и заработать хронические заболевания. Даже в редкие выходные в центр украинки не выбираются, не до культурных развлечений: выспаться бы всласть — и на том спасибо. Многие годами живут в Москве, а на Красной площади так ни разу и не побывали. На нелегальном положении Согласно распоряжению мэра, иностранцы не имеют права работать на территории Москвы без особого разрешения, выданного миграционным агентством. Заплатить за "гринкарту" наемного рабочего должен сам работодатель. Оформление документов обойдется в 2,5 тысячи рублей, приблизительно столько и платят продавцу на рынке за месяц. Даже если допустить, что работодатели ринутся платить деньги за право нанимать украинцев, которые и так на все согласны, то учетную карту для работника им все равно не выдадут. Иностранный работник должен быть временно зарегистрирован по месту пребывания, предполагается, что у родственников или в гостинице. Сложный механизм регистрации отпугнет кого угодно. Но справедливости ради нужно заметить, что приезжающие на заработки украинцы об этих законах и слыхом не слыхивали. Догадаться о новых строгостях они могут только по облавам на рынках. Стражи порядка на нелегалах откровенно зарабатывают. Опознать торговку проще простого: бежит-торопится ранним утром на работу в замызганной куртке, тут ее и просят предъявить документы. В отделение забирают редко, да и кто поедет, на рынок бежать надо. Гроши зарабатывать.



Партнеры