СЕМЬ НОТ СТРОГОГО РЕЖИМА

25 марта 2000 в 00:00, просмотров: 502

Эра романтизма закончилась. Наступает эра порядка. Одному из неотъемлемых символов Москвы — музыкантам, зарабатывающим игрой в метро, — похоже, скоро не будет места в подземке. На днях столичное УВД по охране метрополитена обратилось в Мосгордуму за разъяснением: можно ли привлекать к ответственности людей, которые зарабатывают музицированием в метро? Тихо-мирно после получасовых дебатов депутаты фактически разрешили правоохранительным органам нещадно штрафовать поюще-играющую братию, к которой давно привыкли москвичи и гости столицы. То есть изживать уличных музыкантов как вид. Вопрос о законности музицирования в метро встал у милиционеров ребром, после того как московская семья Груздевых пожаловалась на сотрудников милиции и администрацию подземки. Стражи порядка не разрешили несовершеннолетнему отпрыску Груздевых пополнять семейный бюджет, играя на флейте в переходе и принимая вознаграждение от прохожих. Нарушил ли малолетний Груздев закон или его оштрафовали несправедливо? Вынести вердикт слугам народа было непросто. Оказывается, согласно закону в метро запрещается издавать звуки, испускаемые магнитофоном или аудиотехникой, чтобы не заглушать объявлений. Однако громко петь или играть на рояле в принципе можно (запрещающей статьи на сей случай в законе нет). Но можно ли брать за это деньги? Такая деятельность вроде как должна приравниваться к коммерческой и подлежит налогообложению. А на коммерческую деятельность на территории подземки нужно письменное разрешение метрополитена. У Груздева (равно как и у других музыкантов) разрешения нет. Деятельность как предпринимательская не оформлена. — Что же теперь, нищих тоже заставить патенты от Гаева (глава метрополитена. — Е. П.) брать? — возмутился было депутат Осадчий. — Метро не концертный зал, тут платить за музыку никто не принуждает... После этих слов депутаты опять задумались. Но ненадолго. И решили: раз музыкант "занимает в метро место с целью получения дохода", за это надо метрополитену платить. Но чу! — метро зона повышенной опасности. Следовательно... ни о каких разрешениях на песнопения и прочее и речи быть не может. В общем, охрана метрополитена обязана принимать строгие меры в отношении певцов и музыкантов. В переводе с депутатского на нормальный русский это значит: теперь играть на флейте в метро в принципе можно. Но деньги за это брать нельзя. Нарушителям грозит штраф в 20 минимальных окладов. Итог же от такой "разъяснительной работы" Мосгордумы — дополнительная кормушка для правоохранительных органов. Чего не скажешь о музыкантах. — Я считаю это своей работой, — сказал корреспонденту "МК" скрипач в одном из переходов. — Это мой основной источник заработка. Если мне запретят работать, моя семья останется без куска хлеба. Где еще сейчас скрипачу хорошо заплатят?



    Партнеры