СтУДНЫЙ ДЕНЬ ДЛЯ ПРЕЗИДЕНТА

27 марта 2000 в 00:00, просмотров: 201

По данным Мосизбиркома, всего в Москве должны были принять участие в голосовании 6 миллионов 920 тысяч человек. Из них 25,35% — люди в возрасте от 18 до 30 лет. "МК" попытался выяснить, чем стали для этих 25,35% президентские выборы-2000. Для инспекции корреспонденты присмотрели избирательный участок №2357, расположенный в Главном здании МГУ им. Ломоносова на Воробьевых горах. Именно там ожидалось максимальное скопление московского студенчества. Первыми молодыми избирателями, встретившими нас у стен университетского участка, оказались девчушки лет восемнадцати. Они стояли рядом с массивной входной дверью и картинно затягивались импортным дымом. — Достали нас уже этими выборами, — пожаловались нам они. — Наш препод по русскому с нового года диктанты дает только на эту тему! — Если так противно голосовать, зачем пришли? — Бывают мужчины, которым проще отдаться, чем объяснить, почему ты не хочешь этого делать. С выборами все то же самое — сегодня не пойдешь, а потом четыре года гадать будешь, почему так трудно было дойти до этой дурацкой урны и выбрать нормального президента! Внутри участка жизнь уж если и не кипела, то по крайней мере закипать начинала. Члены избирательной комиссии энергично шуршали бумагами. Угрюмые наблюдатели делали вид, что тщательно следят за процессом. В основном люди пожилого и среднего возраста — преподаватели, проживающие в окрестных корпусах. Молодежь в 12 утра на избирательном участке можно было пересчитать по пальцам. — В первый раз? — спросили мы молодого человека, опускающего в урну аккуратно сложенный листочек. — В общем, да. Мне 18 исполнилось еще перед декабрьскими выборами, но тогда я голосовать не стал. Все равно от нас ничего не зависит. — Что ж у вас так молодежи-то мало? — поинтересовались мы у избирательной комиссии. — Выборы в этот раз слишком скучные, — поделился с нами своими наблюдениями председатель избирательной комиссии Владимир Горлов. — Вот в декабре ажиотаж был — по семьдесят человек на участке толпились, очереди были. Хотя молодежь, может, еще просто не проснулась. Когда их голод поднимет, тогда и придут. Часа в два... Прорвало после часа дня. На участок повалили уже отошедшие от утренней истомы студенты. Перед кабинками образовалась даже небольшая очередь. Выборы главы государства для многих из них были не больше чем очередным развлечением. По крайней мере так нам показалось. Девочки весело хихикали над шутками своих разухабистых друзей, бойко рифмовавших фамилии кандидатов со словами из нецензурного пласта русской лексики. Досталось "всем сестрам по серьгам". И особенно почему-то Григорию Алексеевичу. Рифма на фамилию Явлинский сражала хохотушек наповал. — За кого? — попытались мы втесаться в развеселую компанию. — Как за кого? За Путина, конечно. Мы же его выбираем. Теперь можно и по пивку! Молодежь все прибывала. Терпения стоять в очередях перед кабинками хватало уже не у всех. Светловолосый студент, как две капли воды похожий на киношного Шурика, не заходя в кабинку, поставил жирный крест в графе "против всех". — Почему против всех, мода такая? — Я что, чокнутый, что ли, за Путина голосовать? — "Шурик" мгновенно стал серьезным. — Я сильно сомневаюсь в том, что мне от того, что он станет президентом, жить станет лучше. — По-твоему, голосование против всех кандидатов что-то изменит? — Вряд ли, зато теперь совесть у меня чиста, и никто не упрекнет меня в том, что я сам выбрал себе такого президента. "Шурик" кивнул нам на прощание и рванул в направлении ларька, где довольная продавщица с улыбкой вручала проголосовавшим заветные сосуды с бодрящими напитками. Выручка в этот судьбоносный для страны день обещала быть превосходной. Мысль о том, что результаты президентских выборов зависят от нас так же, как прогноз погоды, уступила место следующей — а вдруг получится? Ведь выборы — это по теории волеизъявление народа!



    Партнеры