МЭР "ДОЛГОТРУДНЫЙ"

31 мая 2000 в 00:00, просмотров: 398

Павел Климов, физически развитый уроженец города Химки, больше всего на свете не любил физический труд. Он всегда предпочитал работать голосом. Но больше всего любил — водить руками. То есть руководить. Однако к этому своему призванию он шел долго и трудно... Ну действительно: кто бы его, вчерашнего школьника, взял в руководители? К тому же без высшего образования, которое он так и не смог получить. И погнала нужда нашего героя на завод, где был он приставлен к токарному станку. Именно тогда-то Климов глубоко и навсегда осознал, насколько неприятен ему физический труд. И это во многом определило его жизненный вектор. Возможно, кстати, он не знает этого слова. Тогда объясняю: вектор — это направление. Следуя этому направлению, Павел Климов, призванный в ряды Вооруженных Сил, пошел учиться на сержанта. Так он получил первую руководящую должность — а вместе с нею власть над своими сослуживцами. Именно тогда, в армии, он проникся к рядовым особым чувством, которое пронесет через всю жизнь. Рядовые, запомнил Павел, это те, которыми можно безнаказанно руководить. К великому сожалению, служба в армии вскоре закончилась, оставив по себе теплые ностальгические чувства. Особенно часто Павел вспоминал свои руководящие армейские будни все у того же ненавистного токарного станка, к которому, оказавшись на гражданке, был вынужден вернуться. Но армия Павлу подарила не только первый опыт руководящей работы и дорогие его сердцу воспоминания. В армии Павел предусмотрительно обзавелся заветной книжечкой члена КПСС. И вот когда ему стало совсем невмоготу смотреть на свой станок, он сделал шаг, ставший судьбоносным. Павел пошел наниматься в КГБ. Пригодилось и членство в коммунистической партии. Климова не только приняли на работу в КГБ, но и присвоили офицерское звание. Правда, всего лишь младшего лейтенанта, но поскольку на большее при отсутствии военного и высшего образования рассчитывать было трудно, Павел был безумно рад и этому. С ненавистным заводом покончено, теперь он офицер, белая, так сказать, кость! На новом месте Климов пришелся ко двору, работал старательно. В итоге вышел в отставку в чине целого подполковника. И вновь перед нестарым еще военным пенсионером замаячил мучивший его со времен туманной юности вечный вопрос — кем бы поруководить? И знаете, нашел. Как бы там ни было, но в итоге Павел Юрьевич стал мэром подмосковного города Долгопрудного. Говорят, после этого товарищ Климов заметно повеселел, стал дамским угодником и на досуге стал пародировать Михал Сергеича. У него это вроде совсем недурно получается... Но сейчас Климову опять не до шуток. Истекает срок пребывания на этой ответственной должности. И Павел Юрьевич, естественно, озабочен тем, как бы сохранить ее за собой и дальше. Желание, разумеется, вполне понятное и оправданное. Он убежден, видимо, что хорошо знает город, его людей, проблемы, и готов не покладая (или не прикладая?) рук работать во благо дорогого его сердцу Долгопрудного. А сердцу, как известно, не прикажешь. Мало того, именно сердце подсказывает Климову не оставлять свой "мэрский" пост и бороться за него до последнего. И он — борется. Борется, несмотря на то, что в его ситуации любой человек с зачаточными представлениями о морали и совести давно бы пошел в народ просить прощения. И совсем не потому, что Долгопрудный за годы правления Климова завоевал славу бандитской столицы Подмосковья, отбросив далеко назад некогда гремевшую балашихинскую братву. Дело в самом городе. Вернее, в том, что с ним стало за время мэрства Климова. Некогда цветущий, стоящий на оживленной железнодорожной магистрали город в последние годы стал совершенно неузнаваемым. Он похож на опустившегося, неопрятного, давно не мывшегося человека. Этакого бомжа, от которого нормальные люди стараются побыстрее отвернуться. Но ведь это не бомж — это целый город с населением в несколько десятков тысяч человек. И вот представьте — семь десятков тысяч немытых, кое-как одетых, живущих в домах, которые давно ждут ремонта. И никак не дождутся. Видимо, Климов теперь будет обещать своим рядовым согражданам, что если его переизберут, то он обязательно займется обветшавшим жилым фондом. Как он это будет делать, уже известно. Так же, как и раньше. Сегодня в Долгопрудном фактически уже не существует предприятия, отвечающего за его чистоту. Раньше-то оно было и называлось "Комбинат благоустройства". За четыре года правления Климова этим комбинатом последовательно пытались руководить девять человек. Все попытки оказались неудачными. В итоге бывшее муниципальное предприятие стало акционерным обществом. Всем известно, как наши новоявленные предприниматели относятся к собственности, доставшейся им задарма. Комбинат, который еще совсем недавно работал вполне исправно, сегодня оказался на мели, практически лишившись своей материальной базы. Та же история случилась и с другим городским предприятием — "Водоканалом". Из-за того что у мэра Климова не нашлось достаточно денег на финансирование жилищно-коммунальной сферы, "Водоканал" стал банкротом. Здесь введено внешнее управление. Сейчас банкротят еще одно предприятие — "Теплоэнергия". То есть теперь у города нет в достаточном количестве ни тепла, ни энергии. И это жители Долгопрудного уже успели ощутить минувшей зимой. Температура в квартирах редко поднималась выше 15 градусов тепла. Чем их обогреет нынешний мэр? Очередными горячими обещаниями? А сами жилища горожан? Из-за износа инженерных сетей, в том числе очистных сооружений и коллектора, квартиры долгопрудненских обывателей рискуют вскоре превратиться, прошу прощения, в настоящую клоаку. Об этом даже писать неудобно. А жить так — удобно?.. А теперь — о других нечистотах, которыми по милости Павла Климова щедро потчуют горожан. Я имею в виду особенности применения закона о свободе печати в условиях одного отдельно взятого города Долгопрудного. В городе разруха, не работают коммунальные службы, а подконтрольные мэру средства массовой информации (правильнее все-таки было бы сказать — дезинформации) пишут о чем угодно, но только не о сложившейся здесь критической ситуации. И, разумеется, превозносят городского главу. Климов узурпировал городское кабельное телевидение — единственное в Долгопрудном электронное средство массовой информации. В эти дни он не сходит с экрана, без ложной скромности расхваливает себя и свою администрацию. В деле беззастенчивого запудривания мозгов особенно усердствовала газета "Долгие пруды". Самое интересное заключается в том, что это издание, являющееся рупором городской администрации, денег от своего учредителя давно не получает. То есть газета лижет бескорыстно, из чистого, так сказать, энтузиазма. Но, видимо, объемы лизания настолько испугали редактора "Долгих прудов", что она теперь не подписывает газету. Ее заменил некий анонимный "общественный редакционный совет". После этого поток нечистот стал еще более бурным... Да, долго и трудно шел Павел Климов к этой своей руководящей работе. Жаль, так и не понял главного. Что к людям надо относиться по-людски. Для него народ — это те самые рядовые, которые созданы природой исключительно для того, чтобы он мог ими командовать. Вопрос только, согласятся ли с таким мнением сами люди?



Партнеры