САМ СЕБЕ МАРОДЕР

10 июня 2000 в 00:00, просмотров: 165

Будто призраки, они являются по ночам. Обвешанные молотками, кувалдами, отвертками и прочим инструментом. Они выламывают двери квартир, выворачивают паркет, выдирают сантехнику, срезают электросчетчики, выдавливают оконные рамы, расколачивая заодно стекла. Дом ходит ходуном: скрежет, вой, гром ударов — и так до утра. Редкие прохожие стараются обходить это нехорошее место стороной. Никто не знает, как ночные гости поступят с нежелательным свидетелем. Ночные призраки — это мародеры, пирующие в Зеленограде на развалинах корпуса №842. Большинство жильцов покинуло этот дом несколько недель назад. Их переселили в благоустроенные квартиры, а пятиэтажную "хрущобу" определили под снос. Но кое-кто из прежних обитателей дома замешкался с ремонтом и решил еще какое-то время перекантоваться в старой квартире... — У меня здесь ночевала сестра Катя, — рассказывает один из жильцов, Олег Чучукаев. — И вот ночью она проснулась от страшного шума — бомжи начали воровать железные двери. Такой долбеж пошел! Утром все квартиры на этаже были настежь, а внутри — как Мамай прошел. Тут просто опасно находиться — в следующий раз они сломают нашу дверь, а нас, вполне возможно, убьют... Теперь жильцы на ночь баррикадируют свои хлипкие двери. Кто сервант поставит, кто шкаф. Но против натиска очумевших мародеров, почуявших легкую добычу, ни один замок не устоит. И не исключено, что завтра они захотят поживиться не старыми рамами, а вполне приличным имуществом последних квартиросъемщиков. — Когда выселяются старые дома, всегда начинается мародерство, — утверждает инженер ДЕЗа №3 Надежда Новикова. — И с мебелью квартиры вскрывают, и с вещами. Да что там говорить, мы, работники ДЕЗа, должны сдать еще пригодное оборудование слесарям и сантехникам. Они приходят его снимать, а уже ничего нет. А у нас, между прочим, строгая отчетность. Счастливчики, уже перебравшиеся в новые места, тоже вынуждены ежедневно возвращаться к "родному пепелищу". ДЕЗ требует с них отчета по поводу "свистнутых" раковин и унитазов. — Никак не могу дождаться, чтобы приняли наконец мою квартиру, — вздыхает бывшая жиличка Надежда. — Прибегаю сюда в обед, звоню... А уж там ни рам нет, ни плиты, ни стекол. А вдруг нас заставят их стоимость выплачивать? — Да если бы только бомжи сюда ходили! — возмущается инженер Новикова. — И ребятишки озоруют, и народ из соседних домов валом прет... Боимся, как бы сам дом не подожгли: сейчас пух кругом, а в подъездах старые газеты с мусором раскиданы. Много ли надо — чиркнул спичкой, и все загорится. В доме невыносимо воняет отстойником. Все квартиры словно вывернуты наизнанку. В некоторых чувствуются следы прошлого добротного ремонта. Но... линолеум вырезан по квадратикам, обои содраны кусками. И какой-то человек прямо на наших глазах деловито расправляется с оконной рамой. Застигнутый врасплох, он ничуть не смущается. Только деловито интересуется: не конкуренты ли мы ему? Миша — так зовут "прихватизатора" — мародером себя отнюдь не считает. Заниматься этим делом он начал несколько лет назад, даже в Москву ездил, когда ломали старый дом на Беговой. Срезал там почти новый счетчик — как раз такой, какой и был нужен жене. В корпусе №842 он тоже пытается "спасти" добро, которое, по его мнению, скоро сгинет под натиском бульдозера. — Мне 5 рам нужно на дачу, каждая чуть ли не тыщу стоит. Я же не миллионер, чтобы деньгами разбрасываться! А эти рамы все равно бесхозные, их скоро с землей сровняют, — Миша спокойно затягивается папироской. — Да тут одних стекол тысяч на 20 будет. А плитки? А деревяшки? Вот в новых домах сантехнику снимать — это мародерство. А тут — обычный "секонд хэнд". И соседи мои здесь уже побывали, и друзья. Раз дом никто не сторожит, значит, можно. Миша поклялся, что не трогает те квартиры, в которых еще есть люди. И бескорыстно предложил рассказать, как нужно бороться с такими, как он. — Все — от нашей бесхозяйственности и разгильдяйства, — объяснил Миша. — Инженеры из ДЕЗа просто мозгами не раскидывают, как деньги можно грести. А надо всего лишь развесить объявления на соседних домах, что завтра будет распродажа старой сантехники, с самовывозом. И торговать себе вещичками — по стольнику штука. Пусть народ бродит спокойно по дому, выбирает понравившееся. И нам польза, и государству доход. Да я первый у них все это официально куплю. Думаете, очень приятно трястись по ночам, выдирая оконные рамы? Миша взвалил на плечи очередную раму и откланялся. А на прощание слезно попросил, чтобы корреспонденты "МК" не выдавали, как добраться до брошенного дома. — Столько народу сюда набежит... А нам самим не хватает. Зачем нашу "кормушку" рекламировать? Тут главное — расторопность и смекалка... Удивительные метаморфозы, однако, случаются с нашим расторопным и смекалистым народом — как только человек занимает служебное кресло, качества эти пропадают напрочь. Может, чиновники из ДЕЗов тоже ходят с наступлением темноты "в народ" — ведь ночью все кошки серы. P.S. Как проинформировали "МК" в городских службах, в пятиэтажках, идущих под снос, повторно используются только стеновые панели. Вся остальная "начинка" действительно уничтожается.



Партнеры