ПОСЛЕДНИИ БРОСОК... КУДА?

8 августа 2000 в 00:00, просмотров: 255

Один умный человек сказал, что геополитика — это "географический рельеф как судьба". Россия в этом смысле обладает самой противоречивой судьбой, ибо само местоположение между Западом и Востоком вынуждает нас шарахаться из стороны в сторону, постоянно находясь в поиске. Мы — как экзотический цветок в проруби. Эту особенность подметил еще наш первый "геополитик" Петр Чаадаев: "Стоя между двумя главными частями мира, Востоком и Западом, упираясь одним локтем в Китай, другим в Германию, мы должны были бы соединить в себе оба великих начала духовной природы — воображение и рассудок — и совмещать в нашей цивилизации историю всего земного шара. Но не такова роль, определенная нам провидением". Какова эта роль — мы не определились до сих пор. Только в двадцатом веке мы пытались играть несколько ролей: были "страной восходящего коммунизма", были "империей зла", десять лет исполняли роль "кающегося грешника". В последние год-два опять застыли в недоумении: "Куда ж нам плыть?". Задачка осложняется одним обстоятельством: в последние десятилетия геополитика неразрывно связана с экономикой. Могущество страны ныне определяется ее экономическим потенциалом и финансовой экспансией. Можно даже сказать, что настала новая эра — экономической геополитики. Найти свое место в этом новом мире — непросто. Порассуждать на эту тему мы попросили известных ученых, политиков и геополитиков. Геополитика, по признанию сильных мира сего, — штука сложная. Она, как служенье муз, не терпит суеты, а требует точности в постановке задач и последовательности в их воплощении. Тогда, как гласит теория, отдельное государство или группа стран достигает-таки своих геополитических целей и пожинает плоды своего труда. России не впервой оказываться на пересечении трех, а то и более, дорог. Нужно только прочитать, что написано на камне богатырского преткновения, и сделать свой выбор. Но для начала неплохо было бы ознакомиться с опытом предшественников, хаживавших по дорогам разных геополитических интересов, которые в разные годы современной истории приводили нас к разным результатам. С двадцатых годов уходящего века, после сотрясения одной шестой части суши очередной революцией, мир уже в который раз признал за Россией статус сверхдержавы, которая росла не по дням, а по часам в масштабах мирового времени и пространства. Вобрав в себя страны Средней Азии, позже — республики Балтийского региона, СССР не мог остановиться на достигнутом: идеология во что бы то ни стало требовала победы мирового пролетариата над врагом в лице мирового же империализма. А это значит, что одна из самых длительных в истории человечества войн была неизбежна. Холодная, но война, которая разделила мир на два лагеря, с глобальным противостоянием между СССР и США. Сферы влияния по негласному "джентльменскому соглашению" были поделены между нами и американцами. Там, где к такому соглашению прийти не удавалось, возникали "очаги напряженности". В "дружественные" страны третьего мира текли миллиарды долларов, вооружения, советники и ограниченные контингенты войск. Геополитические интересы СССР, хотя вернее их будет назвать аппетитами, охватывали собой четыре континента планеты: пол-Европы, страны Юго-Восточной Азии, Южную Африку и пр. И все было более-менее понятно: геополитические пристрастия одной шестой части суши определялись идеологией и правилами холодной войны. В союзниках СССР тогда значились страны Варшавского договора, Куба, КНДР, Вьетнам, Монголия, азиатские и африканские страны "социалистической ориентации". Что было потом, большинство наших читателей еще помнят сами. Горбачев декларировал стремление обновленного Союза к деидеологизации внешней политики. Под сладкий лепет об окончании холодной войны и всеобщем замирении СССР сдавал своих вчерашних союзников, выводил войска из Афганистана и Европы, допустил тихое умирание СЭВ и Варшавского договора. С иглы "бескорыстной помощи" СССР были сняты страны третьего мира. Свято место, как известно, пусто не бывает: образовавшаяся ниша вскорости была занята американцами и иже с ними. Так, под рассуждения о смене биполярного миропорядка многополярным, центрами которого кроме СССР и США числились Европа, Китай и Индия, начал формироваться по сути однополярный мир — Pax Americana. В разряд партнеров и даже "союзников" СССР перешли Штаты и НАТО. Наступило замирение с Китаем, Израилем, Чили, Южной Кореей и ЮАР. Основными противниками были объявлены международный терроризм и внутренний сепаратизм. Сфер влияния у СССР практически не осталось — более того, вскорости не стало самого Союза. В ельцинской России геополитическая ориентация ни четкостью, ни последовательностью не отличалась. Период, когда МИД возглавлял Козырев, в геополитическом плане можно окрестить капитулянтским. Россия послушно следовала в общем фарватере с равнением на Штаты. Разговоры о прагматизме в политике разбивались о реальность. Открывшись для мира, Россия не получила взамен никаких рычагов влияния. Продолжая сдавать позиции, она теряла старых союзников, не приобретая взамен новых. Слова о необходимости ориентации на Азиатско-Тихоокеанский регион по большей части остались декларацией, а пустословие повсюду, особенно на Востоке, считается одним из тяжких грехов, расплата за которые неминуема. Определенная смена курса произошла после того, как из СВР в МИД перешел Евгений Примаков. Россия без особенной оглядки на США начинает налаживать контакты со странами-изгоями. Кульминацией политики Примакова становится война в Югославии, когда на натовскую агрессию Россия, невзирая на неминуемое обострение отношений с США и их союзниками, отвечает рядом дипломатических демаршей и неожиданно для натовцев перебрасывает российских десантников в Косово. Недавний визит Путина в Северную Корею, продолжающиеся контакты России с Ливией и Ираком, усиление роли армии, спецслужб, ВПК рассматриваются рядом аналитиков как "амбициозное движение нашей страны", вернее, ее лидера, в сторону восстановления статуса супердержавы. Но пока у России, как в том анекдоте про крестьянина, который хочет купить лошадь, а денег хватает только на осла, тяги хватает только на амбиции. Которые уже нельзя оплатить из закромов Родины — по причине банального отсутствия в них достаточного количества денежных знаков...



    Партнеры