СУПЕР СТАР

16 августа 2000 в 00:00, просмотров: 1027

ОН исчез. Или, как учит церковь, "смертию смерть поправ", вознесся на небеса... На самом деле никто не знает, что именно произошло на Голгофе в ночь, которую теперь принято называть пасхальной. Впрочем, Иисус Христос не пропал бесследно. На земле остались десятки, а то и сотни вещественных доказательств его 33-летнего пребывания — куски пурпурной хламиды, колючки тернового венца, погребальный саван (так называемая Туринская плащаница) и даже крайняя плоть, обрезанная на пятый день после рождения. В прежние времена за обладание этими реликвиями народы и церкви вели беспощадную борьбу. Сегодня за них борются ученые. Современная наука, говорят они, может помочь человечеству разгадать тайну Иисуса Христа или по крайней мере ответить на вопрос: кем был, когда родился и как умер самый известный человек на земле? Плоть и палец Христианские реликвии никогда не были предметом спора между церквами. Никто не считал, у кого больше терновых колючек или осколков от гробного камня, — у православных или у католиков. Однако доподлинно известно, что первыми собирать новозаветные святыни начали византийские императоры. В 326 году мать Константина Великого Елена специально приехала в Иерусалим, чтобы найти Крест, на котором римляне распяли Иисуса Христа. Согласно легенде, этому путешествию предшествовал необычный сон, а точнее, видение. Елене приснился древний город, пещера, заваленная землею, и чей-то голос не терпящим возражения тоном произнес: "Пойдешь и обрящешь". Тем не менее поиски святыни заняли несколько месяцев. Когда царица в конце концов попала в замурованную пещеру, то обнаружила не один Крест, а сразу три. Определить, какой из них истинный, по внешнему виду было невозможно — пришлось ждать подходящего случая. Впрочем, на этот раз ждали недолго. Прослышав о находке, местные жители стали приносить к пещере тяжело больных родственников. Ну а дальнейшее было уже делом техники. Два первых креста не оказывали на больных никакого исцеляющего действия, зато третий в прямом смысле слова творил чудеса. Калеки вскакивали с носилок, слепые начинали видеть острее зрячих, у прокаженных в мгновенье ока затягивались зловонные язвы... Этот день — 3 мая 326 года — попал в анналы истории и до сих пор официально празднуется христианской церковью как День обретения Истинного Креста. Правда, в своем истинном виде Крест просуществовал недолго. Уже в XIII веке от него остались одни обломки, а к XVII веку главную святыню христианства растащили по сотням храмов, приходов и монастырей. При этом верующих ничуть не смущало, что размер обретенной реликвии подчас не превышал 1 см. Похожая судьба ждала все христианские святыни. Ни одна из них, за исключением, пожалуй, Туринской плащаницы, не уцелела полностью. На мелкие части раздирали не только хламиду и терновый венец Иисуса, но также мощи новозаветных героев и христианских мучеников. Например, чешский король Карл не побрезговал оторвать себе на память половину пальца Святого Николая, хранившегося в одном из соборов Праги. А руку Иоанна Крестителя (или, в православной традиции, Предтечи) вообще делили на протяжении веков. Отыскал могилу Иоанна Крестителя в Севастии евангелист Лука. Однако местные жители были против эксгумации: Луке разрешили взять только правую десницу покойника — ту самую, которой он некогда крестил Иисуса. В течение нескольких веков оторванная по локоть рука выполняла, если верить легендам, роль природного барометра. Раскрытые пять пальцев означали урожайный год, сжатые в кулак — засуху, голод и прочие напасти. Однажды достопочтенный христианин во время службы тайком откусил от десницы Иоанна часть мизинца. Сделано это было из благих побуждений (его единственной дочери угрожала смертельная опасность), но дурной пример, как и следовало ожидать, оказался заразительным. В результате многочисленных переделок, в которых побывала рука, на ней не осталось ни одного пальца. Все оторвали... Современные историки говорят, что у такого варварского, по нашим понятиям, отношения была своя философия. Христианские реликвии, вещи, свидетельствующие о земном пребывании самого Иисуса и его последователей, должны были укрепить верующих в их вере. Человек подозрителен. Люди, родившиеся через много лет после Голгофы, хотели получить материальные доказательства существования Иисуса Христа. "Им недостаточно было знать, что где-то хранится риза или рука святого, — поясняет историк, научный сотрудник музеев Московского Кремля Екатерина Щербина, — важно было самим увидеть, потрогать, приложиться". Из пяти пальцев, оторванных от десницы Иоанна Крестителя, уцелело только два. Тот, что находился у византийских императоров в Константинополе, сегодня хранится в Музее турецкого и исламского искусства (вот уж действительно: неисповедимы пути Господни). Рядом с экспонатом — табличка: "На тыльной стороне кистеобразного ларца имеется квадратное отверстие с крышкой. Если поднять крышку, то видна будет кость, которую можно целовать". Второй уцелевший палец после многовековых скитаний очутился в католической Италии, а сама рука — в православном монастыре в Черногории. Даже в XX веке верная своим принципам христианская церковь ни разу не выразила желания собрать все три реликвии воедино. А предложения ученых провести идентификацию уцелевших фрагментов были ею просто-напросто проигнорированы. Впрочем, и безо всяких экспертиз понятно: большая часть новозаветных святынь — увы! — подделки. Западные историки подсчитали, что только одних гвоздей, с помощью которых был якобы казнен Иисус Христос, в мире отыщется полторы тысячи. А из сохранившихся кусочков его хламиды при желании можно было бы сшить покрывало размером 50 на 50 м. Но больше всего язвительных замечаний выпало на долю крайней плоти Иисуса. Оказалось, что в свое время ее поделили между семью (!) католическими приходами от Рима до Антверпена. "Представляете, сколько надо было оттяпать, чтобы все были довольны? — потешаются скептики. — Выходит, беднягу Иисуса еще в младенчестве напрочь лишили его мужского достоинства!!!" "Следов разложения нет..." Обычно священники выступают против научного изучения новозаветных реликвий. "Либо веришь, либо ищешь доказательства" — таков ответ христианской церкви на многочисленные запросы, поступающие от различных университетов и исследовательских лабораторий. Впрочем, не бывает правил без исключений. Самую ценную и загадочную святыню христианского мира — так называемую Туринскую плащаницу — впервые положили под микроскоп в 1901 году. На протяжении 100 лет ее обследовали сотни врачей, биохимиков, ботаников, археологов и даже судебных экспертов. Церковь не сопротивлялась. Похоже, на этот раз священникам и самим было любопытно узнать: кто же на самом деле "изображен" на погребальном саване, найденном, согласно Евангелиям, рядом с могилой Иисуса Христа? Самое первое описание "человека плащаницы" принадлежит перу Ива Делажа. Хотя сделано оно было в начале XX века, но, как говорится, профессионализм не пропьешь: современная медицина целиком и полностью подтверждает выводы французского врача. Итак, "на полотне изображен мужчина с бородой. Волосы длинные, сзади образуют пучок, как бы от растрепавшейся косицы. Рост примерно 1м 78 см, возраст — 30—35 лет, вес — 79 кг. Сложение пропорциональное, мускулистое, лицо еврейского или семитского типа. Различные следы на теле свидетельствуют о насильственной смерти. На лице видны знаки побоев и отеки, один из которых почти деформировал правый глаз, другой указывает, что, возможно, была перебита переносица. Часть бороды вырвана. Брюшная полость вздута, что говорит о смерти от удушья, как обычно бывает при распятии. На теле есть признаки окоченения трупа, но нет следов разложения". Сегодня Ива Делажа записали бы в профессиональные синдонологи ("синдон" по-гречески — льняной саван). Именно так называют себя те, кто занимается исследованием Туринской плащаницы. Начиная с 1950 года конгрессы синдонологов регулярно проходят в различных странах мира. Но увы! Несмотря на возможности современной науки, многие вопросы до сих пор не сняты с повестки дня. В 1978 году ученые США, Франции, Англии и Италии совместными усилиями попытались ответить на самый очевидный из них: "Насколько вероятно, что человек, "изображенный" на погребальном саване, действительно Иисус Христос?" Всестороннее изучение плащаницы продолжалось рекордно долгие сроки — с 27 августа по 8 октября. Ученые "обнюхали" каждый миллиметр старинного полотна: его подвергали микроскопическому анализу, помещали в электромагнитные волны, фотографировали в ультрафиолетовых и Х-лучах. Полученные результаты превзошли все, даже самые смелые ожидания. Оказалось, что все без исключения ученые считают: "человек плащаницы" — это и есть Иисус Христос. Больше некому. "Вероятность того, что это не Иисус, равняется 1 против 282 миллиардов", — написал в своем заключении профессор Тино Зеули из Туринского университета. Однако кричать: "Осанна!" — было еще слишком рано. Сам факт установления личности "человека плащаницы" особого значения ни для науки, ни для теологии не имеет. Интересно другое: когда и при каких обстоятельствах на погребальном полотне появился отпечаток трупа распятого Христа? К сожалению, точного ответа на этот вопрос ученые пока дать не могут. В начале 80-х синдонологи возлагали большие надежды на метод радиоуглеродного анализа. Не стану утомлять читателя сложными объяснениями и физическими формулами, замечу только, что этот метод до сих пор считается самым надежным при датировке археологических находок. С его помощью были, например, идентифицированы уникальные предметы, найденные в ходе раскопок на Ильинской и Никольской улицах Москвы, и город в мгновение ока постарел как минимум на сто лет. В сентябре российской столице исполнится не 853 года, как думают многие, а 953. Но вернемся к плащанице... В 1983 году скончался Умберто — последний из рода Савойских герцогов, на протяжении пяти веков владевших святой реликвией. Согласно его завещанию все права на плащаницу переходили к Святому Престолу, и ученым стоило немалого труда уломать Ватикан согласиться на радиоуглеродный анализ. Переписка тянулась без малого 5 лет. Поскольку образцы в процессе радиоуглеродного исследования уничтожаются, борьба шла за каждый миллиметр. Наконец, все детали были согласованы. В строго указанный день в присутствии 30 человек (11 операторов, 1 контролера, 2 консультантов, 5 служителей церкви, 1 технического арбитра, 5 наблюдателей, 4 иностранных операторов и приглашенных из Министерства культурных ценностей) от плащаницы отрезали кусок размером 10 на 70 мм, который потом поделили между тремя исследовательскими лабораториями Оксфорда, Цюриха и Туксона. Работать ученые должны были независимо друг от друга. Результаты анализа надлежало запечатать в конверт и до начала сентября 1988 года отправить на имя тогдашнего хранителя реликвии — кардинала Баллестреро. Однако, как водится, утечка информации произошла гораздо раньше намеченного срока. Уже 3 июня английская "Санди Телеграф" вышла с сенсационным заголовком: "Фальсификация всех времен и народов! Туринская плащаница оказалась подделкой!" Как признаются сами синдонологи, этот день был одним из самых печальных в их жизни. Наука, как и история, не терпит сослагательного наклонения, но в глубине души многие из них верили, что Туринская плащаница — это подлинник, изображенный на ней человек — действительно распятый Иисус Христос, а отпечаток образовался в результате таинства воскрешения. И вдруг — такой облом!!! Радиоуглеродный анализ показал, что саван был сделан в эпоху Средневековья: изображение "человека плащаницы" появилось на полотне в промежутке между 1260 и 1390 годами. Ни раньше — ни позже. Выходит, подделка... Впрочем, прав был тот ученый-синдонолог (к сожалению, история не сохранила для нас его имени), который, услышав результаты экспертизы, с горечью произнес: "Назовите мне того, кто создал эту подделку, и я признаю в нем величайшего гения из тех, что когда-либо рождались на Земле!" В начале XX века многие считали, что этот гений — Леонардо да Винчи. Человек, предвидевший появление самолета и самострельного оружия. Великолепный художник, талантливый врач, физик, математик, инженер, конструктор... Но, во-первых, Леонардо родился только в 1452 году, а во-вторых... Человек, придумавший плащаницу, не мог быть просто гением: он должен был быть Богом. Только Бог мог создать такой избыток билирубина в крови "человека плащаницы", который методами современной науки определяется у сильно травмированных людей. Да и что такое билирубин, в эпоху Средневековья знал, наверное, только Господь Бог... В общем, современная наука оказалась в тупике. С одной стороны, трудно опровергать данные радиоуглеродного анализа, полученные тремя независимыми экспертами. Но поверить в гипотезу о подделке — еще труднее. До сегодняшнего дня ни один человек в мире не смог доходчиво объяснить: каким образом неизвестный фальсификатор сумел нанести на плащаницу отпечаток распятого Иисуса? Если это не краска, не органический краситель, не серная кислота и не результат теплового излучения раскаленного барельефа (все эти версии уже были рассмотрены и опровергнуты), тогда что? В прошлом году Папа Римский — Иоанн-Павел II — попытался утешить отчаявшихся докопаться до истины ученых. "Наука, — сказал он, — не исчерпывает все познание реальности. И мы должны смиренно благодарить Того, Кто на наши, казалось бы, неразрешимые вопросы дал нам ответ веры". ФСБ против Однако "ответ веры" устраивает далеко не всех. В последнее время все громче звучат голоса противников радиоуглеродного анализа. Многочисленные опыты показывают, что метод, использовавшийся при датировке Туринской плащаницы, обладает слишком большой погрешностью и может "омолаживать" объекты на 500, 1000 и даже 2000 лет. В случае с плащаницей, считают ученые, ошибка тем более вероятна, поскольку для эксперимента были взяты далеко не самые удачные образцы ткани. Во-первых, они были слишком малы, а главное — сильно загрязнены в результате многочисленных пожаров, прямого попадания воды и прочих неблагоприятных факторов. Кстати, этой точки зрения придерживается и наш с вами соотечественник — биохимик Дмитрий Кузнецов. Хотя с XVI века Туринская плащаница никогда не покидала пределов Италии, все научные симпозиумы синдонологов считаются международными. Российские ученые впервые смогли принять участие в дискуссии лишь в 1993 году, но за минувшие с той поры семь лет быстро наверстали упущенное. В Москве появился Всероссийский центр изучения Туринской плащаницы, объединивший самых разных специалистов — от хирургов до археологов. Оказалось, что вопрос датировки погребального савана всерьез интересует не только ученых и священнослужителей, но и... представителей спецслужб. В начале декабря 1999 г., на "домашнем" симпозиуме в МГУ со специальным докладом выступил директор Института криминалистики ФСБ Анатолий Фесенко. Одно плохо: непосредственного доступа к плащанице российские научно-исследовательские центры и лаборатории по-прежнему не имеют. Энтузиастам приходится довольствоваться данными более удачливых зарубежных коллег. Туринская плащаница — бесспорно, уникальна в своем роде. Однако, уверяют историки, Москве тоже есть чем гордиться. В музеях столичного Кремля хранится немало весьма интересных для подобного рода исследований реликвий. Только об этом мало кто знает. Долгое время предметы культа прятали подальше от любопытных глаз: сначала по соображениям идеологического характера, потом — просто руки не доходили. И, по всей видимости, так и не дошли бы, если бы не юбилейный 2000 год. Выставка "Христианские реликвии в Московском Кремле" открылась в Успенской звоннице 18 мая и продолжит свою работу до 20 сентября. Большинство экспонатов выставляется впервые. Большинство посетителей — верующие... Жемчужиной коллекции московских князей, начавших собирать христианские святыни довольно поздно, в XIV—XV веках, по праву считается ковчег Дионисия Суздальского. В 1383 году архиепископ Дионисий привез из Константинополя целую коллекцию предметов, связанных с распятием и воскресением Христа — так называемые Страсти Господни. Помимо традиционных реликвий там находились такие редкости, как камень столпа бичевания Христа, трость, которой били Иисуса по голове, и губа, при помощи которой напоили распятого. Хотя все 17 святынь легко помещались в носовой платок, на Руси для них сделали роскошный, богато украшенный драгоценностями ковчег. Именно ковчег, а не его содержимое, как зеницу ока берегли в годы советской власти сотрудники Оружейной палаты. И только совсем недавно проснулось желание разглядеть, а что же на самом деле находится под мутными слюдяными оконцами. "Конечно, вскрывать ковчег ни в коем случае нельзя, — говорит хранитель выставки Екатерина Щербина, — даже если помещенная в воск капля крови не имеет никакого отношения к Иисусу Христу, все равно экспонаты могут рассыпаться от малейшего дуновения". К сожалению, невооруженным глазом через слюду можно увидеть лишь часть святынь. Многие окошечки кажутся пустыми. А от пурпурной мантии Иисуса до наших дней дошел лишь шлепок зеленоватой плесени. Впрочем, как уверяют сотрудники музея, верующих это обстоятельство ничуть не смущает. Даже в советские времена люди находили возможность тайком от экскурсовода приложиться к священной реликвии или в крайнем случае перекреститься. В числе других наиболее ценных святынь, принадлежавших некогда великим князьям, современные историки называют часть ризы Христовой и Гвоздь Господень — видимо, один из полутора тысяч. — Действительно, по имеющимся источникам историю Гвоздя можно проследить лишь с конца XVII века, когда его привез в Москву грузинский царь Арчил, — рассказывает Екатерина Щербина, — до этого времени никаких сведений о нем в России не было. Да и в Грузии, по всей видимости, тоже. В отличие от католиков, у которых принято демонстрировать христианские реликвии (в том числе и мощи святых) во всей красе, православная церковь стремится спрятать их как можно лучше. Гвоздь Господень показывали народу только один раз в году — на Страстной неделе. Все остальное время его держали в золоченом ковчеге, из которого торчала лишь массивная шляпка. Для хранения других святынь были придуманы складень-мощевик, икона-реликварий и клот. Обломки Истинного Креста Господня помещали в специальный ковчег или ставротеку. Христианские реликвии считались главными родовыми святынями российских царей. С их перечисления начиналось завещание любого российского самодержца — будь то Петр Первый или Николай Второй. Правда, завещание Николая никто выполнять не спешил. Только каким-то чудом часть новозаветных святынь оказалась в руках законной наследницы — матери последнего русского царя Марии Федоровны. Все остальное вместе с заводами, фабриками и пароходами национализировали большевики. К колючкам с тернового венца и волосам, выдранным из Его бороды, новая власть относилась с большой долей презрения. Их заведомо считали подделками, причем не очень умелыми. Ни одному ученому и в голову не могло прийти положить кусок Ризы Христовой под микроскоп или поставить вопрос о датировке Гвоздя Господня. — Нам известно, что Ризу Христову проверяли на подлинность в XVII веке, — рассказывает Екатерина Щербина. — Как это делали? Старым "дедовским" способом: ходили со святыней по больницам и богадельням. Поскольку страждущие исцелялись, то Священный Синод постановил считать ее настоящей. При помощи современных научных методов была исследована только одна реликвия из представленных на выставке. Сотрудница Третьяковской галереи провела экспертизу ризы Богоматери, хранившейся внутри старинной русской иконы. Спектральный анализ ткани показал, что черное шерстяное полотно было сделано никак не раньше VII века, и следовательно, могло принадлежать кому угодно, но только не матери Иисуса Христа. — Патриархия больше не настаивает на возвращении святых реликвий в лоно церкви, — удивили организаторы выставки. — Это раньше писали письма на имя Ельцина, требовали. Теперь успокоились. — Почему? Решили, что в музее целее будет? — Священники говорят, что наши реликвии "нечистые". Во-первых, до них женщины постоянно дотрагиваются, во-вторых, смотрят все кому не лень. Чтобы к таким предметам вернулась божественная сила, их надо в течение нескольких месяцев, а то и лет, "обмаливать". В общем, кругом одни сомнения. Не сомневаются только посетители выставки. Раскрыв рот, они рассматривают запрятанные под стекло свидетельства земного пребывания Господа нашего Иисуса Христа. Еще никто не смог доказать, что этого человека не было. Еще очень многие не уверены, что он был... Быть может, прав Папа Римский, и наше познание на самом деле ограничено двумя параллельными прямыми, которые никогда не пересекутся в одной точке.



    Партнеры