АМПУТАЦИЯ НЕВИННОСТИ

19 августа 2000 в 00:00, просмотров: 2308

И взошел он с ней на супружеское ложе. И познал, как муж познает жену свою. И выяснил преинтереснейшую вещь... "Вот это номер, ты ж говорила, что я у тебя первым буду". На что в ответ прелестная дева потупила взор и молвила: "Ну не смогла я, не смогла..." Девственность, так высоко ценившаяся в древности, на сегодня представляет собой чуть ли не атавизм. Вроде аппендикса: чем раньше с ним расстанешься, тем легче будет потом. Некоторые недалекие товарищи утверждают, будто причина падения нравов кроется в природной склонности женщин к разврату. На что женщины справедливо возмущаются: "Интересное дело! А кто сделал испуганные глаза и в ванную убежал, когда я сказала, что у меня еще никого не было?!" Если разобраться, право "стать первым" — не такой уж лакомый кусок, как принято считать. Ответственность вроде большая, а удовольствия, прямо скажем, с гулькин нос... Хитрые предки, воспевавшие девичью непорочность на все лады, лукавили. Как выясняется, мужчины "сбегали в ванную" еще со времен каменных топоров, уступая право лишать девицу ее невинности кому ни попадя — родне, друзьям, начальству... В историю эта милая традиция вошла под гордым названием: ритуальная дефлорация. Испокон веков человечество интересовало, с какой стати Господь создал женщину подобно запечатанному сосуду. И так как объяснений этому не находилось, любопытство уступало страху. Как в псевдодетском анекдоте про Чебурашку: "А кто его знает, может, у тебя там осы..." Проверять на себе, по понятным причинам, желания не было. И хоть довольно быстро выяснилось, что осы в женщинах отсутствуют, привычка складывать опасную супружескую обязанность на чужие плечи осталась. В древние времена в роли дефлораторов чаще всего выступали жрецы. Будучи на короткой ноге с потусторонними силами, они более чем кто-либо другой подходили для столь ответственной миссии. Лишение девственности считалось не только сложным, но и опасным делом, что послужило основанием для зарождения специальной профессии: на Востоке некогда жили люди, именовавшие себя "кадеберизы". Единственной профессиональной обязанностью этих отчаянных парней являлась дефлорация девушек. Главнейшим развратником всех времен и народов считался, конечно же, Дьявол. Помимо прочих гадостей, что ему приписывают, Дьявол слыл большим охотником за девственницами, о чем свидетельствуют наскальные рисунки. Древнейший из них относится к началу палеолита. Художник изобразил Дьявола в виде человека с совиными глазами, заостренными, как у волка, ушами, оленьими рогами, козлиной бородкой, медвежьими лапами вместо рук и лошадиными гривой и хвостом. Такова была внешность самого популярного любовника тех времен. И жрецы, действовавшие с Дьяволом по совместительству, как могли следовали моде: звериные шкуры, рога, хвосты... В отдельных племенах девушек обязывали уходить в лес, где их лишали невинности монахи-отшельники. Существовали целые братства, специализировавшиеся на дефлорации: человекобыки, человековолки, человекольвы и даже, как это ни прискорбно, человекокозлы. Так что традиция украшать обманутых мужей рогами имеет под собой реальную основу. Иные девицы, войдя во вкус, уже без принуждения бегали в лес к своим рогатым любовникам. В эпоху матриархата обряд дефлорации перекочевал на плечи женщин. В Перу девушку лишала девственности ее собственная мать. А на Филиппинах и в Центральной Африке дефлорацию производили старейшие женщины клана. И в том и в другом случае о романтике и речи быть не могло. Процедура производилась публично, с помощью ножа или других подручных средств вроде священных фигурок — предтечи современных фаллоимитаторов. В Индии девственницы отдавались Лингаму — сластолюбивому божеству в виде мужского полового органа. Родители отводили дочку в храм и оставляли там на ночь. К утру девушка становилась женщиной — было ли то заслугой фаллообразного Лингама или же происками храмовых жрецов, уже не имело значения. В Древней Греции, где интенсивная телесная любовь друг к другу прекрасно сочеталась с набожностью, девушки отдавались богу реки Скамандр. Ритуал, стоит заметить, чисто символический: достаточно было просто искупаться. Однако на берег многие купальщицы выходили уже не девственницами: в прибрежных кустах отсиживалось немало молодых греков, готовых явить наивной девице речного бога во плоти... Довольно часто право лишить невесту невинности принадлежало всему семейству. У арунта — австралийских аборигенов — девушку подвергали обрядовой дефлорации при помощи все тех же ритуальных ножей или фигурок. А затем доступ к ней был открыт всей родне мужского пола: дедушкам, мужьям сестер, двоюродным братьям... У фиджийцев самым долгожданным праздником в году является день обрезания юношей, достигших совершеннолетия. Пока молодые люди маются на своих циновках, племя предается неописуемому разгулу. Все, от мала до велика, одеваются в фантастические костюмы и до изнеможения отплясывают на деревенской площади. Гулянка длится несколько дней, и наивен тот, кто полагает, что она ограничивается только танцами до упаду. То, что творится на ней, европейские исследователи охарактеризовали метким словом "промискуитет". В занятиях сексом даже самые близкие родственные связи перестают быть преградой: мать с дедом, отец с дочерью, племянник с тетей и так далее. Что характерно, стоит празднику закончиться, в племени тотчас восстанавливаются все повседневные обычаи, среди которых в том числе есть запрет родным братьям и сестрам даже разговаривать друг с другом. Среди африканских племен существует обычай, который наверняка пришелся бы по душе женщинам, стремящимся к разнообразию. Невесту провожают в дом обожаемого жениха. А она возьми да как дай деру! Друзья будущего супруга, естественно, бросаются в погоню. Девственницу находят под ближайшим кустом, где она изображает, что спряталась. Друзья ее оттуда вытаскивают и ведут в дом к свекрови. По дороге девушка, если она уважает традиции, должна сопротивляться, цепляться за деревья, притворяться мертвой — всячески изображать, как ей это замужество поперек горла. Друзья жениха заводят беглянку в дом, где, видимо, из чисто дружеских соображений занимаются с ней любовью в течение пяти (!) дней. Только после этого жених забирает свою строптивую невесту, и играется свадьба. Вопрос о супружеской измене после подобного ритуала уже вряд ли встанет... Мужу, как ни странно, довольно часто отводится роль последнего в свадебном марафоне. На Маркизских островах участие в первой брачной ночи принимают вообще все присутствующие на свадьбе. Молодая супруга ложится, кладет голову на колени мужа. Тот щелкает пальцами, и гости выстраиваются в очередь. Напевая и пританцовывая, они в порядке старшинства и занимаемого в обществе положения вступают с новобрачной в публично-интимные отношения. Глубоко заблуждается тот, кто считает, будто подобные ритуалы характерны лишь для диких племен, остановившихся в развитии на уровне первобытнообщинного строя. "Цивилизованная" Европа славилась не менее масштабными праздниками. Вспомним хотя бы ночь на Ивана Купалу, где под благовидным предлогом — поиски несуществующего цветка — по лесам толпами носилась разудалая молодежь. А через девять месяцев чуть ли не в каждой избе появлялось по младенцу. Что же касается "права первой ночи", ранее принадлежавшего жрецу или вождю племени, оно дожило до времен феодализма, трансформировавшись в "право сеньора". Начиная с двенадцатого столетия оно приобретает юридический статус и становится чем-то вроде налога. В первую очередь ему подвергались крепостные. Накануне свадьбы жених был обязан предоставить свою девственно чистую невесту хозяину. Однако, как утверждает архив швабского монастыря Адельберг, относящийся к 1496 году, жертвы сеньорской похоти могли откупиться. Девственница в те времена оценивалась мешком соли или же деньгами. Коли ни того, ни другого не находилось, невеста могла заплатить за себя сковородой такого размера, чтобы она сама могла "усесться в ней задней частью". Так по кухонной утвари можно было понять, сколько и какого "калибра" водится крепостных девиц у данного сеньора... На Руси девичья непорочность ценилась достаточно высоко, чтобы скрывать, что ты потеряла девственность еще до замужества. Гулящих особ, которые не догадались обставить брачную ночь как "первую", при помощи пузырька с бычьей кровью, ждало суровое наказание. Если выяснялось, что невеста нецеломудренна, брак мог быть сразу же расторгнут. А в некоторых деревнях, где за целомудрием следили особо рьяно, такой девушке, а заодно ее родителям и свахе, вешали на шею хомут как символ женских гениталий. На Украине с нравами было попроще. Существовал обычай "подночевывания", когда парень, а иногда даже два-три, оставались с девицей до утра. Чем они там занимались до первых петухов, никого не касалось: в народе их по-прежнему считали девственниками. Зато связь с парнем из другой деревни строго запрещалась — разбазаривание кадров дальновидные украинцы не приветствовали. Самым загадочным из славянских обрядов остается дефлорация при помощи сучка. Если девушка не находила среди односельчан парня себе по сердцу, она уходила в лес, где находила подходящий сучок, и... Так что судьба наших предков была ничуть не менее трагична, чем у африканских девушек с их ритуальными каменными ножами. В настоящее время ритуальная дефлорация все еще практикуется в Африке. Жгучие африканские девушки кладут головы на колени мужьям, садятся на обрядовые статуэтки, симулируют побег со свадьбы и... продают свою невинность за деньги. Сразу после обряда бракосочетания жених выставляет девственность супруги на аукцион. Победитель торгов запирается с чужой невестой в хижине, а муж, пересчитывая хрустящие бумажки, кукует под дверями. Мифы, связанные с девственностью, давным-давно никого не пугают. Какой там таинственный, запечатанный сосуд! Старая дева — вот как это теперь называется. Мы возвратились к седым доисторическим временам, где наши предки в медвежьих шкурах записывали засидевшуюся в девицах соплеменницу в уродца, на которого до сих пор никто не позарился. Сейчас происходит то же самое: добродетель, сохраненная хотя бы к двадцати годам, превратилась в признак невостребованности в мужском обществе, сопровождаемый презрительным "Тю-у-у..." Что же касается ритуальной дефлорации, как ни удивительно, она сохранилась. "Право первой ночи", как свидетельствуют гинекологи, теперь зачастую принадлежит... неудачно введенному тампону. Если разобраться, тоже своего рода обряд. КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА: С дефлорацией у всех народов связано много различных мифов и предрассудков. На самом деле ничего мистического или особенно значимого в этом акте нет, хотя неудачный, болезненный первый половой опыт может надолго испортить юной женщине впечатление от секса. Вот что должны знать любовники, чтобы не испортить свою первую брачную ночь: n Насколько опасна для здоровья женщин кровопотеря во время дефлорации? В среднем женщина теряет не больше двух столовых ложек крови, хотя на белье пятна крови выглядят весьма впечатляюще. Опасности здоровью от такого кровотечения нет никакой. Другое дело — инфекции! Мужчина, дефлорирующий свою подругу, обязан использовать презерватив. Никакая, самая тщательная санобработка его гениталий не может гарантировать, что после разрыва плевы в открытую рану не попадет инфекция. Лучше всего после полового акта девушке обработать свои половые органы дезинфицирующим раствором фурацилина. n Как снизить боль, сопутствующую дефлорации? Девушку нужно подготовить к первому половому акту, предварительно разогрев ее ласками. И приступать к финальной части, только когда она сама будет достаточно разгорячена и возбуждена. В противном случае будущая женщина в ожидании боли может так зажаться, что у нее начнется спазм мышц малого таза, который действительно сделает боль нестерпимой. В исключительных случаях, когда гимен необычайно прочный, гинекологи советуют удалить его хирургическим путем. n Правда ли, что сохранять девственность после 30 лет опасно для здоровья? Наиболее благоприятный период для первого полового опыта — 18—25 лет. С возрастом плева утолщается и теряет эластичность. После 30 лет боль и кровопотери во время дефлорации могут быть намного значительнее (до 0,5 литра), чем в юности. n Может ли женщина остаться недефлорированной после первого полового акта? Гинекологи неоднократно сталкивались с тем, что им приходилось во время родов удалять гимен у беременных женщин. Объясняется это тем, что у них была очень прочная и вместе с тем растяжимая плева, которая во время полового акта не рвалась, а всего лишь растягивалась.



Партнеры