КАРАУЛ ОТСТАЛ

25 августа 2000 в 00:00, просмотров: 486

Моя милиция меня бережет. Эту фразу мы давно привыкли произносить с иронией. Но сейчас москвичи возлагают на людей в форме особые надежды. СМИ постоянно сообщают: "Столичная милиция перешла на усиленный режим несения службы". Что это такое? Это значит: сейчас руководящий состав проводит в кабинетах по 12 часов в сутки, без выходных, а рядовые сотрудники (кстати, к ним присоединилось до 70% "кабинетных" работников) — по 24 часа на "земле". Некоторые отдохнут 12 часов, поцелуют жену и детей — и вперед, на службу. Самое многочисленное подразделение московской милиции — Управление вневедомственной охраны (УВО). Именно на его плечах — основная ноша по предупреждению терроризма в городе. Руководство ГУВД бодро отчитывается о том, что у них все "усилено" и "взято под контроль личным составом и техникой". Насколько это правда, решил выяснить корреспондент "МК", который вместе с вохровцами патрулировал улицы и дома столицы. Когда-то вневедомственную охрану называли "ночной милицией" за то, что лишь ее машины патрулировали улицы после 18.00. До теракта на Пушкинской ежедневно по городу курсировали 350 экипажей УВО. Сейчас их на сто больше. Посты, охраняющие особо важные объекты (типа правительственных зданий), удвоили. В городе закрыты все доступы к объектам водоканала, даже к водохранилищам, где была разрешена рыбная ловля (Учинскому и Пестовскому). "Замурованы" и лазейки к газораспределительным станциям. Вневедомственники не только блюдут поставленные на сигнализацию квартиры (от сигнала "тревога" до прибытия на место по регламенту у них не более 4 минут), дворы и подъезды, но и проверяют паспорта, ищут угнанные авто, мирят разбушевавшихся супругов, ловят преступников и рискуют жизнью. Покатавшись несколько часов в экипаже 3-го отдела вневедомственной охраны при УВД Северо-Восточного округа, корреспондент "МК" понял: работенка у них — не приведи Господь. Техника за гранью фантастики Мы встретились возле станции метро "Алексеевская". Старший экипажа Миша Карпов, совсем юный сержант, мечтал работать в дежурной части. Но курсы пройти не успел: после осенних событий попал "под усиление". — Сейчас все "на усилении". Работаем по прошлогоднему сценарию: проверяем документы, заглядываем в подвалы и на чердаки, смотрим шахты метро, отрабатываем "тревоги". Но и обычный план с нас никто не снимал — 10 задержанных в день... Наденьте бронежилет и сферу, — жестко приказал он мне. Честно признаться, перспектива водрузить на себя 8-килограммовый жилет и 2,5-килограммовую сферу (каску) в двадцатиградусную жару на виду у всего честного народа меня не радовала. Однако о кокетстве пришлось забыть. Мы направились к стоянке возле гостиницы "Космос" проверять автомобили. Не успели вырулить на улицу Космонавтов, как раздался сигнал "тревога" с проспекта Мира, 81. Водила завертелся меж потоков автомобилей, и через 3 минуты мы были на месте. Оказалось, в квартире сработала сигнализация. За сутки бывает по сотне таких сигналов. Большинство — ложные. Иногда из-за того, что копают кабель, иногда по забывчивости хозяев, иногда... из-за погоды. Рекорд — 150 ложных тревог за смену в Центральном округе, после ливня. С сержантом Карповым мы поднялись на третий этаж пешком, в это время второй член экипажа, Дима, проверял чердак и выходы на крышу. С автоматом наготове Карпов подошел к квартире. Тут я почувствовала, что в тяжеловесном бронежилете действительно гораздо спокойнее. — Все в порядке, — сообщил Михаил. — Глазок сигнализации горит. Если б не горел, одно из двух: или кто-то в квартире, или неисправность сигнализации. — Чердак опечатан. Подвал тоже, — подтянулся Дима. Тревога оказалась ложной. А в это время рация разрывалась другой "тревогой", с улицы Корчагина, 4. Не успев очухаться, мы опять колесили по проспекту Мира. — У нас один сержант за альпинистом по крышам прыгал, как в американском боевике, — по дороге вспоминали ребята. — Между крышами расстояние — три метра, четыре семнадцатиэтажки так пропрыгали. Преступник-то тренированный, а наш... только потом понял, что сделал. Герою сначала поощрение вынесли, а потом наказание — за утерю служебного удостоверения во время прыжков. Кстати, альпинисты довольно часто становятся квартирными ворами. За полгода сотрудники УВО задержали десять альпинистов-домушников (особенно много их на юго-западе столицы). Один умелец с крыши шестнадцатиэтажного дома пробрался в квартиру... на третьем этаже. Чем не спорт? Впрочем, воры порой действуют неадекватно. В Юго-Западном округе двое загнанных воров на днях выпрыгнули из окна четвертого этажа. Один отделался легким испугом, второй переломал ребра. На Корчагина ситуация повторилась — один член экипажа побежал смотреть чердак, второй стоял возле квартиры. — Будем находиться здесь до выяснения причин, — сообщил шофер Андрей. Минут через пятнадцать к дому подрулил хозяин "тревожной" квартиры — накачанный кавказец с золотой цепью. Оказалось, в доме отключили свет, и поэтому включилась сигнализация (техника на грани фантастики). Затем мы решили проверить единственный охраняемый подъезд в 112-м доме по проспекту Мира. Дверь? Не верь! Скрипучая дверь в подъезд открылась легким нажатием руки (куда только домофон смотрит?). Но тут же выскочил всклокоченный мужичок-"консьержка": — Вы куда? Ах, пришли посмотреть, как подъезд охраняется, — старичок расплылся в хитрой улыбке. — А вот как! Дверная петля сломана уже неделю, код не работает, заявлений в домоуправление обписался. Петлю-то поменять — раз плюнуть! Всю ночь у двери стоял — а что от меня толку? Дубинка да свисток. Оружия не дают. — А как же кнопка экстренной связи с милицией? — удивились охранники. — Не работает ваша кнопка! Не ра-бо-та-ет! Телефона — и то нет. Платят мне 500 рублей, работаю сутки через трое. Четверо тут нас... Что мы можем сделать? Сейчас в Москве консьержки охраняют около 20 тысяч подъездов — примерно 10% от общего числа. Правда, московские власти божатся, что к концу этого (!) года в каждом подъезде Москвы поселится "бабушка" (деньги на это благое дело уже выделены). Дома, где будет консьержка, выбирают не жильцы, а ДЕЗы. Предпочтение отдают домам с широкими холлами, где можно оборудовать новое рабочее место. Если в подъезде нет места, строят "спецкаморки" или берут под охрану целый двор. Увы, пока таких дворов единицы. Точнее, 230 открытых (с пешими постами "спецвохровцев") и 20 закрытых (с шлагбаумом и входом по пропускам). На охрану каждого подъезда вневедомственникам выделяют 1002 рубля. Оклад консьержек — 500 рублей в месяц за дневные дежурства. Если жильцам хочется, чтобы их охраняли и ночью, они оплачивают "бабушку" в складчину (получается около 20 руб. с квартиры). Вневедомственники охраняют подъезды из расчета по человеку на каждые пять подъездов, а у частных охранных предприятий один человек охраняет 30 подъездов. Делайте выводы. Смотреть другие подъезды я поехала уже с другим экипажем, не простым — начальственным. На улице Королева, д. 4, кор. 1, слезы зависти потекли у меня в три ручья. Бронированная дверь с домофоном (исправным), ухоженная седая старушка в окошке (кнопка вызова милиции в полном порядке, "чуть что — приезжают, не успеешь оглянуться"). Внутри — ни пылинки. Вылизанный кафель, картинки с пейзажами на стенах, полка для книг (жильцы устроили библиотеку), даже специальный отсек на почтовых ящиках для рекламных буклетов — чтобы не сорили. Куча объявлений и призывов к бдительности. Жизнерадостная старшая по подъезду защебетала: — Есть и мужчины-консьержки, но бабушки бдительнее. За суточное дежурство мы доплачиваем по 30 рублей с квартиры. И о-очень довольны. Приблизительно то же самое ждало нас и на Аргуновской, 12. Комнату консьержки здесь устроили на месте бывших почтовых ящиков еще в 1996 году — замучили подростки-хулиганы. Жильцы принесли диванчик, два старых полуисправных телевизора. — Мы хотели было прекратить суточные дежурства, но передумали, — сообщила здешняя консьержка. — Мне не скучно, со мной внучок дежурит — вон у него и наручники (пластмассовые. — Авт.), и дубинка (игрушечная. — Авт.). Кнопка у меня работает, но подмогу пока не вызывали — повода не было. В обязанности консьержки входит даже "сообщение милиции о порче стен и подъездов" — это я вычитала в служебной инструкции. Но здесь не то что стены были чистыми — целая оранжерея "выросла" на первом этаже. Сериал "Менты уходят" Управление вневедомственной охраны — единственное подразделение ГУВД на самофинансировании — кормит всю столичную милицию. Их оснащение — предмет зависти "территориалов". К примеру, патрульные машины меняют каждые пять лет. А вот зарплата мизерная. — По закону на зарплату мы можем тратить 80% заработанных средств. Но по другому закону наши зарплаты не должны превышать оклады милиционеров-бюджетников, — говорит начальник третьего отдела Ринат Каримов. В будущем году российское правительство отменит все льготы для милиционеров (50%-я оплата комуслуг, бесплатный проезд и т. д.). Результат: рапорты посыпались, как листья с осенних деревьев. Вот только один пример: в первом полку, что охраняет особо важные объекты (музей Рублева, Исторический музей, водозаборник на Воробьевых горах) из 950 человек рапорты на увольнение подали 560. Наша милиция теряет самых грамотных и честных сотрудников. Мздоимцам отмена льгот по барабану. Уже сейчас в УВО некомплект личного состава — 8 тысяч. За это остальной "комплект" штрафуют. Нагрузка и без того двойная, многие не выдерживают и уходят частными охранниками в какой-нибудь банк. — Я приношу в семью в месяц 2 тысячи "рэ". Сейчас домой забегаю через сутки на ночь. Там — жена и четверо детей, даже помочь не успеваю. Если снимут льготы, я скорее всего уйду, — сказал мне шофер (кстати, бывший афганец) Андрей. Уйдет Андрей, уйдут другие. Кто будет нас охранять? Кто будет охранять государство? А за что его охранять?.. В прошлом году после взрывов усиленный режим несения службы продлился полгода. За эти полгода нашим милиционерам заплатили триста рублей премии. За все. Моя милиция меня бережет... Нас бережет нищая и голодная милиция. По мере возможностей. И результаты "усиленного режима" есть: количество происшествий в городе снизилось процентов на сорок. Как показывает практика прошлого года, такая картина продлится еще месяц.



Партнеры