ПРОТЕЗ ИЗ МУХИ

9 сентября 2000 в 00:00, просмотров: 882

Группа столичных ученых, в которую вошли биологи, генетики и нейрохирурги, не так давно осуществила уникальнейшую операцию, пересадив в мозг человека нервные клетки... мухи-дрозофилы. С помощью обычных мошек, какие тысячами роятся на рынках вокруг гнилых овощей и фруктов, врачи пытались победить страшную и неизлечимую пока болезнь Паркинсона. Результаты превзошли все ожидания: ткань насекомого оказалась просто незаменимым "протезом" для недолговечных человеческих нервных клеток. Десять безнадежных больных, лишенных возможности самостоятельно передвигаться и даже удерживать в руках ложку или зубную щетку, буквально через полтора-два месяца избавились от опостылевшей дрожи в конечностях. Не все в этой истории было гладко. Двое пациентов вскоре умерли — но, как выяснилось, по причинам, не связанным с операцией. Едва доктора успели оправдаться, как статья о "чудо-эксперименте с превращением человека в муху" (под таким соусом подал ее автор) появилась в печати и вызвала в рядах чиновников настоящую панику. Врачам тут же было отказано в финансировании. Репортер "МК" решил более подробно узнать о судьбе уникальных операций, на которые понадеялись было сотни больных, и встретился с одним из авторов проекта — руководителем лаборатории при Институте морфологии человека РАН доктором биологических наук Сергеем САВЕЛЬЕВЫМ. — Как вообще родилась идея о пересадке клеток мухи человеку? — Еще в 1982 году шведскими эмбриологами и нейрохирургами было доказано, что болезнь частично отступает, если в мозг пациента пересадить нервные клетки человеческого эмбриона (их брали у погибших в результате аборта зародышей). Ими и по сей день во всем мире пытаются заменить неработающие клетки пациентов. Но операции по трансплантации только человеческих клеток не принесли ожидаемых результатов. Спустя 2—3 месяца эффект снижался: в мозге больного выживало лишь около 1 процента пересаженных клеток. Виной тому рубцовая ткань, которая образовывалась между родными клетками больного и трансплантатом. Организм распознавал чужой "материал" и блокировал его разрастание прочным рубцом. В результате болезнь вновь возвращалась. Тут-то мы и задумались, а не использовать ли нам в качестве помощницы муху-дрозофилу. Это существо изучено гораздо лучше, чем другие. Начали с опытов по пересадке мушиной нервной ткани самым различным классам животных, начиная с лягушек и постепенно переходя к собратьям человека — мышам и крысам. Оказалось, что клетки эмбрионов мух не только способны приживаться в чужих мозгах, но и могут стать реальным средством для лечения многих болезней центральной нервной системы. Так возникла идея смешения клеток человеческого эмбриона с клетками эмбриона мухи. Продвижение проекта давалось с большим трудом. Как назло, когда мы добивались разрешения на проведение первой операции, на экраны вышел американский фильм ужасов "Муха". Если помните, его главный герой в результате мутагенных изменений постепенно превращается в гигантское насекомое. Люди непосвященные на нас и так поначалу смотрели, как на ненормальных, а тут еще эта фантастика масла в огонь подлила. Но в конце концов паника уступила место здравому смыслу. Решающим аргументом стали наши успешные опыты по трансплантации клеток мухи грызунам. И уже следующим шагом стала операция по пересадке смешанной (мушино-человечьей) ткани нашей первой 47-летней пациентке с 3—4-й стадией паркинсонизма. К счастью, у нее не выросло ни крыльев, ни больших, во всю голову, глаз — и наши оппоненты немного успокоились. — А не появятся ли у больного с пересаженной чужеродной тканью неестественные для человека инстинкты, свойственные животному-донору? — Приведу в пример самых первых наших испытательниц — лягушек. Во-первых, лягушата с мушиными клетками в голове растут в два раза быстрее. Во-вторых, во время эксперимента двум лягушкам, обычной и с пересаженными от мухи клетками, было предложено выбраться из вертикального водного лабиринта на поверхность. И тут выяснилось, что прооперированная лягушка гораздо меньше суетилась, использовав на решение данной проблемы вдвое меньше попыток, чем соседка. Тут явно сказалась генетически заложенная программа поведения мухи. — Вот-вот! А вдруг то же самое может случиться со временем и у людей, которым пересадили мушиные клетки? — Нет. Дело вот в чем: тут все зависит от размера мозга. Поведенческие изменения перестали проявляться уже в опытах на мышах и крысах, поскольку размеры их мозга в несколько сот раз превышали объем пересаженных тканей мухи. Думаю, что людям тем более не стоит волноваться о появлении у них потребностей летать или, скажем, регулярно совершать прогулку по потолку. Мозг работает по строгому принципу подчинения малого большому, поэтому мухи управлять нами не смогут никогда. Уникальность нового трансплантата в том, что рядом с ним человеческие клетки продолжают жить и взаимодействовать друг с другом длительное время, буквально омолаживая мозг. — Всем известны проявления болезни Паркинсона: дрожание головы, рук, ног. В чем причина недуга? — В генетической предрасположенности, возрастных изменениях, в редких случаях к ней приводят нервные расстройства. Что касается механизма... Вот, к примеру, мы с вами сидим сейчас спокойно, беседуем. Но это только видимое спокойствие. На самом деле организм, пронизанный нервными клетками, постоянно находится в состоянии перевозбуждения. Наши руки и ноги были бы готовы в любой момент поддаться бешеному ритму клеток и пуститься в хаотичный танец, если бы мозг вовремя не подбрасывал нам "успокоительное средство" — вещество дофамин, подавляющее излишнюю активность двигательных центров. Место его образования — так называемая "черная субстанция" мозга. Так вот, паркинсонизм и возникает тогда, когда она перестает вырабатывать "тормозящее" вещество. Его нехватку нейрохирурги и компенсируют клетками человеческого эмбриона. Нейроны мух помогают тканям зародыша прижиться на новом месте и не дают образовываться рубцу. — Гуманно ли использовать ткани неродившихся младенцев? Нельзя ли, скажем, мушиными клетками заполнить всю образовавшуюся в мозге больного "пустоту"? — Нельзя. Аналога человеческой ткани никто пока не придумал, если не брать в расчет попытки американских генетиков, которых также волнует проблема донорской ткани. Вместо человеческих они пересадили 12 больным паркинсонизмом нервные клетки свиней. И заметьте, никто не поднял паники, что больные вдруг захрюкают или обзаведутся очаровательным пятачком. К сожалению, и у них не все операции были удачными. — Почему бы вам сейчас не возобновить ваши операции? — Как у нас обычно водится, все упирается в отсутствие средств. Ведь только на подготовку операции, не говоря уже о ее проведении, требуется около 5 тысяч долларов. Кроме того, необходим специальный виварий для разведения млекопитающих и мух-мутантов. Опять россиянам ничего не достается от отечественного изобретения! Смешно, но мы умудрились "пролететь" даже с мухами в голове. Несколько больных, прибывших в Москву в 1994 году из разных уголков страны, чтобы получить "протез из мухи", после удачно проведенных операций эпизодически поддерживали связь с учеными, а затем контакты оборвались. Увы, пациентам стали не по карману дальние поездки в столицу. Ученые доказали, что нервные клетки, вопреки поговорке, все-таки можно если не восстановить, то хотя бы заменить новыми. Но делать деньги они так и не научились.




Партнеры