ТРАМВАЙ ДЛЯ ПРЕЗИДЕНТА

15 сентября 2000 в 00:00, просмотров: 607

Моих знакомых фотокорреспондентов их редакционное начальство несколько раз просило: сфотографируйте президентский кортеж. Просто для интересу: смотришь, как кортеж этот самый мимо проносится, дух захватывает. Прямо-таки ликует — по случаю гордости за нашу любимую отчизну. Такая фотография очень бы пригодилась — в целях увеличения поголовья наших патриотов. Фотокорреспонденты отказываются. Боятся. Еще, говорят, пристрелят. При исполнении служебного долга. Могут. Как вы думаете: с какой скоростью едет президентский кортеж? Да нет, не во время какой-нибудь там официальной церемонии, а когда Владимир Владимирович, скажем, из Кремля на дачу поспешает? Или, наоборот, с дачи в свой кремлевский кабинет торопится? Вот и я не знаю. Говорят, что скорость президентского лимузина и автомобилей сопровождения не должна быть меньше 140 километров в час. Больше — это пожалуйста. Но не меньше. А как же ПДД? — спросим мы. Ну правила эти самые, дорожного движения, которые многочисленные ныне автолюбители, а также шоферы-профессионалы должны знать как "Отче наш"? И не только знать, но и неукоснительно выполнять? Не будем наивными. Правила — они для нас. Но не для начальства. Это нас с вами гаишник (или как там теперь? ГИБДДшник?) может тормознуть, из кустов вылезши, где он с "пушкой" притаился, и сказать — вполне, впрочем, вежливо: "Скорость вы, гражданин водитель, превысили. На 12 с половиной километров. Желаете убедиться?" И убеждайся не убеждайся, выбор небольшой: водительские права или кошелек. А кто ж начальственный лимузин остановит? Кто осмелится скорость президентского кортежа замерить? А раз замера нет, то и нарушения ПДД нет. И получается, что президент наш — самый дисциплинированный. Нам всем пример. Конечно, все это — правила игры, которые не нами установлены и на которые нашего согласия никто не спрашивал. И не спросит. Одни правила — для нас, другие — для них. И ладно бы, у нас и без того забот хватает. Главное, чтоб не пересекаться, чтобы наша ущербность нам же самим не слишком в глаза бросалась. Но ведь пересекаемся. В прошлую субботу еду я по Рублевке, из гостей возвращаюсь. Кто не знает: шоссе это хорошее, но узкое, в каждую сторону — однорядное. И знаки через каждые полкилометра: скорость — "не более 60 километров в час" и "обгон запрещен". Ну вот еду я себе и еду. Спереди машины, сзади — тоже, особо не разгонишься. Да и ни к чему как-то: дорога извилистая, красивая, и потом — едешь все-таки, не ползешь, как в московских пробках. А и захочешь нарушить и обогнать, так гаишников (извините за старую терминологию) столько же, сколько знаков запрещающих. Тут, смотрю, впереди идущие машины притормаживают. Я тоже торможу и вижу: стоит посередине шоссе гаишник. Этаким, знаете ли, громадным камнем. Но без традиционной надписи — прямо-направо-налево пойдешь, туда-то попадешь. Вместо этого указывает нам гаишник своей полосатой палкой одно-единственное направление: через кювет на проселочную дорогу. Деваться некуда, чертыхаюсь, но сползаю. Вслед за другими. Которые за мной — тоже сползают. А там, между прочим, грязь непролазная. Развернулись потихоньку, стоим. Ждем. Из машин повылазили, интересно же. Ждем минут двадцать. Или полчаса. На шоссе — ни одной машины, ни в ту, ни в другую сторону. Пусто. И ни одного человека. Только гаишник тот самый вдоль дороги с жезлом стоит. И тишина. Наконец заурчало. И понеслось: джипы, джипы, потом длиннющий такой "Мерседес" с российским флажком на капоте, и опять — джипы, джипы... "Путин", — сказал кто-то. Барин проехал. Так сказать, растаял в туманной дымке. Хорошо хоть грязью из-под колес своей брички не окатил. Хотя сама-то Рублевка чистая. Моют, наверное. Ну а мы, быдло всякое, смерды, по телегам своим разошлись, вскарабкались на дорогу с обочины и все так же медленно в Первопрестольную покатили. И только тут выяснилось самое интересное. Выбравшись на дорогу, включил я приемник и слышу: дескать, как раз сейчас, вот в эти самые минуты, президент Путин в Кремле с какими-то там правительственными господами совещается. Здрассьте, думаю. Приехали. Это как же оно такое получается? Фигаро здесь, Фигаро там?.. И тут вспомнил я рассказ одного моего приятеля, причастного к "высшим сферам": будто бы таких кортежей президентских — не то три, не то четыре. Один настоящий, а другие — для отвода глаз. Ежели, значит, чего, так чтобы террористы предполагаемые все равно с носом остались. Соображения безопасности. Понимаю. Но тем более обидно. И без того времени на все это хамство жалко, а уж на камуфляж — жалко вдвойне. Чего уж там, скажете вы. Президент все-таки. Ему небось положено. В заграницах, так там и вовсе... Не скажите. Такого в заграницах не водится. Насчет фальшивых кортежей, правда, не знаю, но во всем прочем мы, как всегда, "впереди планеты всей". Не так давно Клинтон у своего друга Тони гостил. У Блэра. Премьер-министра Британской империи, между прочим. Ну там "Правь, Британия, морями" и всякое такое. Так вот. Пригласил г-н Блэр друга Билла в какой-то там ресторанчик. Пообедать или поужинать, не знаю я. Охрана, ясное дело, забеспокоилась, но никого из "простых англичан" вышвыривать из ресторана не стала. Представляете, как бы все это у нас вышло? Но это еще только присказка. Перекусив, Тони с Биллом сели в лимузин (или что там у них) и отправились в правительственную резиденцию. А она — на другом берегу Темзы. Надо, стало быть, по мосту проехать. И как раз на Темзе какая-то баржа случилась. Ну мост и развели. Прямо перед автомобилем с Блэром и Клинтоном. И что вы думаете? Шум, крики, стрельба по барже? Ничего подобного. Так и просидели президент с премьером в машине около часа. Пока баржа не проплыла. А она, зараза, медленно плавает. Вообще, говорят, передвижений премьер-министра Блэра по Лондону никто не замечает. Ни "мигалок" с сиренами, ни перекрытых улиц. Даже непонятно, когда и как он ездит. Может, за все время своего премьерства он из своего кабинета вовсе не вылазит? Правда, премьер-министр не первое лицо Великобритании. Второе. Там еще королева имеется. "Боже, храни королеву!". И вот когда она в город выезжает — ну там в магазин, к обеду чего купить, или на свои пять соток под Лондоном, — тогда конечно. Тогда и улицы для королевского кортежа перекрывают, и полиция повсюду. Чтобы англичане, влюбленные в свою правительницу, друг дружку не передавили. От восхищения и любопытства. Впрочем, царствующие особы в этом смысле тоже разные бывают. К примеру, датская королева Маргрете вместе со своим мужем (он почему-то принцем называется; ну у них там все через одно место) ездят по Копенгагену в автомобиле, но — в общем, как говорится, потоке. Автомобиль, ясное дело, хороший, "Роллс-Ройс", однако на красный свет светофора послушно останавливается. Как все. А норвежский король, ныне покойный Улаф Пятый, так тот и вовсе время от времени на трамвае ездил. Можете представить себе, граждане, Владимира Владимировича в трамвае? Вот сейчас трамвай к остановке подкатит, вы в него войдете, а там — Путин. А? Первый секретарь МГК КПСС тов. Ельцин Б.Н., утверждают очевидцы, ездил в трамвае. Потом, правда, перестал. Но Кутузовский проспект перекрывать, как сейчас для Путина, — полностью, с обеих сторон, чтобы "всенародно избранный" в гордом одиночестве (не считая охраны, понятное дело) по нему как раз посередке катил, — такого не было. Да и генеральный секретарь ЦК КПСС, наш дорогой Леонид Ильич, такого себе тоже не позволял. Вот, кстати говоря, последний случай. Из той же серии, но, похоже, с печальным финалом. Я имею в виду вечер минувшего понедельника, когда на очищенном от посторонних машин все том же Кутузовском проспекте, по которому с неизвестной скоростью следовал президентский кортеж, неожиданно появилась девятая модель "Жигулей" с двумя, как потом выяснилось, седоками. Как она там возникла, в общем-то не важно. Может, из двора выехала. Или из переулка. Охрана тут, конечно, недосмотрела. Не все перекрыла. Важно другое. Оказавшись поблизости от кортежа, да еще на колесах, лихие ездоки вроде бы решили... измерить его скорость. А как измерить? Правильно: ехать в том же направлении и с той же скоростью. Тут-то все и произошло. Один из джипов охраны ринулся на "Жигуленка", слегка его помял, оттирая к обочине, но "не справился с управлением" и опрокинулся. Сотрудники президентской охраны, слава богу, не пострадали. Зато тем, кто находился в "Жигулях", досталось. Но позже. Сначала их под дулами автоматов положили на асфальт, а потом вроде бы избили. Более того: согласно официальным сведениям, полученным неофициальным путем, оба "фигуранта" будто бы были несколько нетрезвы. Очень может быть. А иначе — в чем их обвинить? В нарушении "скоростного режима"? Тогда водителей президентского кортежа тоже привлекать нужно. А их привлечешь, как же. С другой стороны, пусть уж лучше эти лихачи пьяными окажутся. А то ведь могут и попытку теракта припаять. Объективности ради сошлюсь на мнение начальника Управления по связям с общественностью Федеральной службы охраны Сергея Девятова. По его словам, сотрудники президентской охраны водителя и пассажира "Жигулей" не трогали, а только препроводили их в милицию "в первозданном виде". Ну, может, не совсем в "первозданном", поскольку, сказал мне Сергей Викторович, кое-какие царапины и синяки у тех лихачей имелись. Но — лишь в результате ДТП. А уж что там в милиции происходило, ФСО не в курсе. И вообще, сказал г-н Девятов, теперь это не их юрисдикция и со всеми вопросами мне лучше обращаться в МВД. Я бы рад. Я вот и в этих заметках пользуюсь выражениями типа "вроде бы", "говорят", "по неофициальным сведениям"... Не от хорошей жизни. А потому что все сведения об этом инциденте в МВД и в ФСБ засекречены. Неизвестно даже, где сейчас эти двое и что с ними происходит. Но больше всего мне вот что любопытно: ехал ли в том кортеже в тот злополучный понедельник президент Путин? Или же он опять был фальшивый? Кортеж? Тогда тех двоих совсем уж жалко. Полагаю, впрочем, что мое любопытство так при мне и останется. "Закрытая информация". "Куда идем мы с Пятачком, Большой-большой секрет". Конечно, секрет. Потому что там, куда идем, мы уже были.



    Партнеры