БУНТ НА БОРТУ

21 октября 2000 в 00:00, просмотров: 464

Вообще-то, как мне кажется, — правильно поступил. Ведь почему американцев не любят? Да потому что они — повсюду. Где что ни случись, они тут как тут. Со своими деньгами, авианосцами и пониманием происходящего. Оно, может, понимание это самое, и правильное, временами и такое бывает. Но уж больно навязчивое. А навязчивых не любят. В свое время СССР за то же самое не жаловали. Вот поэтому, сдается мне, Владимир Владимирович на сей раз правильно рассудил. Зачем, чтобы к нам относились так же, как к американцам? Пусть уж одну Америку не любят. Без нас. К тому же президент привел весьма убедительный аргумент нашего нынешнего невмешательства в ближневосточные дела. "У нас, — сказал Путин, — своих проблем предостаточно". И ведь действительно: предостаточно. Проблема первая: одноногий Сильвер и другие Эта проблема главная. Похоже, на нашем судне назрел бунт. Губернаторский. А ежели бунт, все остальное — побоку. Потому как бунтовщики перво-наперво что делают? Правильно: капитана — на рею, команду — за борт, а груз — всем поровну. Коммунизм, одним словом. Тут сразу "Остров сокровищ" вспоминается. Одноногий Сильвер и "12 человек на сундук мертвеца". У губернаторов наших с ногами тоже не все в порядке. Сильно хромают. Сундук тоже имеется. И голов хватает. Это только пока — две: Россель с Рахимовым. Да еще примкнувший к ним Федоров. Остальные выжидают. Но ведь ежели что — свою лепту в противостояние с президентом внесут обязательно. Президент же наш в данном случае более всего напоминает не решительного капитана Смолетта, а прячущегося в бочке юнгу Хокинса. Это когда тот подслушал разговор о планах бунтовщиков. Подслушать-то подслушал, а сделать все равно ничего не смог. А нынче прятаться и подслушивать нужды нет. Все на виду. Пресс-конференция, микрофоны, телекамеры. Россель и Рахимов во всеуслышание заявили, что назначенные Кремлем чиновники им не нравятся. Надо понимать так, работать там этим чиновникам не дадут. Ну не силой, конечно, а вот не дадут, и все. У нас это умеют. Если я тут на стороне властей предержащих оказываюсь, так это невольно. Потому что как-то все это странно, граждане. Тот же Россель, к примеру. Помнится, недавно он себя этаким страстным монархистом проявлял: останки императорской семьи вывозить в Санкт-Петербург не дозволял, желал, чтобы их захоронили на его, так сказать, территории. Так вот. Попробовал бы г-н Россель, будучи генерал-губернатором при царе-батюшке, какому-нибудь царскому чиновнику подобную обструкцию учинить. Слетел бы со своего губернаторского места в два счета. Может, эти новые назначенцы — вполне заурядные личности. Или даже проходимцы. Допускаю. Ситуация с кадрами у нас аховая, и Путин — далеко не первый, кому приходится с ней маяться. Но ведь и аргумент г-на Росселя — дескать, раньше-то сей кремлевский ставленник "тремя курицами командовал", — аргумент этот и вовсе цыплячий. Губернатора, человека государственного, не достойный. А бунт между тем разрастается. К "самостийному" Уралу и "незалежной" Башкирии уже присоединилась Чувашия. И это только начало: похоже, сенаторы взялись за президента всерьез. Правда, методы, которыми они пользуются, не похожи на коварство одноногого Сильвера. "Всенародно избранные" пока что действуют цивилизованно, через суд. Дескать, конституционно ли прокладывает президент свою "властную вертикаль"?.. Конституции возжаждали те, кто в большинстве своем еще недавно были не в ладах не только с Основным законом, но и с банальным Уголовным кодексом. Не знаю, чья сторона — президентская или губернаторская — права в этом конфликте. Обычно в конфликте бывают не правы обе стороны. Но допускаю, что суд не станет фиксировать "боевую ничью" и присудит победу Путину. По очкам. В этом случае вполне возможно совсем другое развитие событий. Это когда капитану и его верным людям удается подавить бунт. И тогда зачинщиков — на рею, а примкнувших — за борт. Проблема вторая: относительно невмешательства Тут на днях любопытнейшее событие произошло. Кунцевский районный суд Москвы признал сведения, распространенные ФСБ, "не соответствующими действительности". То есть, иначе говоря, уличил наших доблестных чекистов во лжи. Ну не всех чекистов — на такое обобщение суд пока не отважился, — а только одного. Но очень даже высокопоставленного: начальника Управления содействия программ ФСБ генерала Здановича. Сразу после налета бойцов "Священного джихада" на офис "Медиа-Моста" генерал Зданович объявил по телевидению: дескать, все дело в том, что вышеупомянутый "Мост" занимается незаконной оперативно-розыскной деятельностью и торгует информацией о личной жизни наших сограждан. Поторопился генерал. Чего-то с кем-то не согласовал. Выждал бы пару дней, и стало бы ясно, что все дело, оказывается, в "Русском видео". А если бы тов. Зданович еще немного погодил, то выяснил бы, что и "Русское видео" тут ни при чем. А дело в финансах и долгах, к которым, как вы понимаете, ФСБ имеет весьма отдаленное отношение. Но генерал ничего этого не знал и поспешил объявить об очередном успехе своих сотрудников. А торговля информацией и прочее — это все было, так сказать, для затравки. Тогда, видно, еще не решено было, какую именно взрывчатку под опоры этого "Моста" закладывать нужно. Вот генерал и вляпался. Теперь извиняться нужно. А не хочется. Вот президент наш — тот правильно поступил. Когда скандал уже вышел за рамки, так сказать, местного самоуправления, Владимир Владимирович недвусмысленно объявил: дескать, негоже ему, президенту всея Руси, вмешиваться в сугубо хозяйственный конфликт между "Мостом" и "Газпромом". По-видимому, уже тогда президент Путин предвидел, чем все закончится. А закончилось, как мы узнали только теперь, мировым соглашением. Вот ведь интуиция у президента! Однако кое-что в этой истории все еще не слишком ясно. Ну хорошо: когда речь идет о финансовых взаимоотношениях двух частных компаний, вмешательство президента действительно было бы странным. Но ведь "Газпром" — структура государственная. По большей части. Однако помимо "Газпрома" "Медиа-Мосту" одновременно предъявили материальные претензии Внешэкономбанк и Сбербанк — тоже государственные структуры. И дело не в том, что "Медиа-Мост" брал у них в долг: это нормальное явление, когда компания берет кредит на свое дальнейшее развитие. А в том дело, что все три государственные структуры потребовали возврата долгов одновременно. Будто сговорились. Может, и вправду — сговорились? Даже самый устойчивый и надежный банк можно быстро сделать банкротом, если все вкладчики банка разом потребуют у него свои деньги. Именно это и попытались сделать с "Медиа-Мостом". А поскольку заимодавцы в данном случае — государственные организации, совершенно очевидно, что именно государство было заинтересовано в том, чтобы расправиться с непокорным холдингом. Высшее должностное лицо государства — президент. Посему возникает вопрос: какова доля личной заинтересованности Владимира Путина в готовившейся расправе? Мало кто поверил в широко разрекламированное "невмешательство" президента. Тем более что претензии к "Медиа-Мосту" были высказаны двумя высокопоставленными правительственными чиновниками, которые без одобрения президента слова не вымолвят. "Хозяйственную" часть досталось озвучить премьер-министру: "У Минфина имеются претензии", — заявил Касьянов. Ну, эта составляющая претензий более или менее известна. Но есть, оказывается, и другая. С ней к народу вышел министр печати Михаил Лесин: "Нельзя же так не любить свою Родину", — сказал он об НТВ. Это у нас завсегда. Ежели что — о "любви к Родине". И ведь кто говорит? Раньше такими заявлениями Паша-Мерседес славился. Теперь — Миша-Мерседес. Меняются только имена. Любовь к Родине и "Мерседесам" неизменна. Проблема "невмешательства" между тем не исчерпана. Да, соглашение вроде бы достигнуто. Однако, как мне известно, Кремль категорически настаивал на том, чтобы из НТВ ушел Евгений Киселев. В "публичном" соглашении между "Газпромом" и "Медиа-Мостом" такой пункт отсутствует. Может быть, имеется какой-то "секретный протокол"? А если его нет, означает ли это согласие Кремля на существование независимых от него СМИ? Судя по всей предыстории, поверить в это трудно. Проблема третья: "Союз нерушимый..." Памятник Железному Феликсу уже, можно сказать, вернули на Лубянку. Во всяком случае — вот-вот. Коммунисты додавят, они настырные. Кроме наших цепей, им терять нечего. К тому же Владимир Владимирович молчит. Как сказано в одной из коммуно-патриотических газет, молчит "одобрительно". И "пост №1" у Мавзолея практически тоже восстановили. Во всяком случае, путинский Госсовет вроде бы "за". В ближайшее время собирается рассмотреть и, как вы понимаете, одобрить. И как я понимаю, при все том же одобрительном молчании президента. Следовательно, два новых старых государственных символа уже имеются. Однако бог, как известно, любит троицу. И желательно, чтоб из того же ряда. Из восстановленного. Как храм Христа Спасителя. Памятник Дзержинскому, пост у Мавзолея и... Правильно: Гимн СССР. Заказ Главного Музыковеда композитору Александрову пропасть не должен. Слова — бог с ними, они и так дважды переписывались. А бог, как мы уже знаем, любит троицу. Все это будет забавно. "Пост №1" у входа в усыпальницу "вождя мирового пролетариата", указавшего стране путь к катастрофе, памятник основателю зловещей ЧК и "Союз нерушимый республик свободных...". И над всем над этим — двуглавый царский орел. В такой компании более всего нашему мутанту пойдут валенки на босу ногу. Грустно, граждане. Куда ж мы с вами топаем в этих валенках? Похоже, все туда же: к светлому будущему всего человечества. n n n Тут у меня всего три проблемы уместились. Всех-то их гораздо больше. Тех, которых у нас, по меткому выражению Владимира Владимировича, "предостаточно". Хорошо бы уже президенту высказаться. Относительно проблем. Или хотя бы их части. Ведь не зря же он на помощь нашим арабским братьям не поспешил.



Партнеры