Перекупи-поле

27 ноября 2000 в 00:00, просмотров: 855

Есть коровы без молока, но нет молока без коровы. В совхозе “Борец” не осталось ни одной буренки. А фермы напоминают развалины Парфенона.

Есть ли сам совхоз? Об этом не знают даже работники хозяйства.

— Он все нам наврал. Зря не послушались мы конторских...

— Он тогда сказал: “В конторе умы не работают. А работают только желудки и унитазы. Они едят мясо...”

Он — это Сергей Романов, избранный в 1996 г. большинством голосов директором “Борца”.

Если где и есть короткая память, так это в “Борце”. В 1997 г. на вывод там купили пять чистопородных скакунов и сразу забыли об их существовании. Лошадки ели совхозный сад, а потом и вовсе исчезли.

В 99-м только в середине июня директор вспомнил, что не посадили капусту. И издал приказ о выращивании рассады.

К тому времени в “Борце” не было уже ничего.

“Борец” до Романова:

коров — 2500 голов

надой — 4000 л в год

привес молодняка — 500 г в день

выход телят — 90 из 100

корма — 21 кормоединица на ус. голову

В канун снятия Романова:

коров — 300 голов

надой — 1530 л

привес — 90 г

выход телят — 54

корма — 10 кормоединиц.

Выписка из протокола от 17.03.00 г.: “Скотный двор на 200 голов в неудовлетворительном состоянии, стены дали трещины, одна стена наклонилась внутрь, в сторону стоящего там скота. Навозоудаление не работает, желоба затоплены навозом на глубину до 3 метров.

Жидкие фракции вручную двигаются скребками и выбрасываются за торец здания. Там все завалено жижей. Она стекает в жилой поселок и загрязняет водоемы.

Наличие кормов: сенажа — нет, силоса — нет, сена — 20 тонн...”

Подделка

По признанию крестьян, Романов человек добрый и мягкий. Хотел как лучше, а получилось, как всегда. Например, хотел поднять хозяйство, а на деле его угробил. Обещал довести зарплату до 100 баксов в месяц, а в течение трех лет ее и вовсе не платил.

Да что там экономика! До него в “Борце” работал подпольный цех по производству фальшивой водки. Он планировал сделать его официальным, а прибыль пустить на корма. Но даже этого у него не получилось. Вот какой он был директор.

В первый раз налоговая полиция прибыла в “Борец” в 1996 г., когда вдруг выяснилось, что диплом об окончании Санкт-Петербургского электротехнического института у Романова фальшивый. Контору оккупировали автоматчики в масках, трясли каждый стол, и вообще все было, как у Квентина Тарантино: бухгалтерш и агрономш поставили лицом к стене с задранными вверх руками. Женщины очень испугались.

Дело закрыли за давностью. Если вы себе нарисуете хоть гарвардский диплом и с того времени пройдет три года, вам ничего не будет.

Но отсутствие образования, конечно, скажется на экономике хозяйства. Первыми к этой истине пришли главные бухгалтеры. Говорю “главные”, потому что за два года правления Романова их было аж пять человек. А в последний — третий — год в “Борце” вообще не было главбуха: Сергей Александрович управлялся сам.

Везет на молокозавод продукцию, получает за нее деньги, а в кассу не сдает. Раз все вокруг совхозное — значит, все вокруг мое.

Торгует картошкой в Москве, а “нал” опять мимо кассы. На 800 тыс. рублей “Борец” продал овощей воинским частям, но деньги на расчетный счет поступили почему-то в Белгородский банк. Пока с Белгородчины они шли в Коломну, 200 тысяч где-то потерялись.

Кто пойдет сюда главбухом?

Хищения

Экономическая политика (и это признают сами совхозные экономисты) была построена не во благо, а против крестьян, т.н. акционеров. За аренду 150 га земли сельхозпредприятие “Ока-93” платило “Борцу” аж по тонне некондиционной картошки с каждого гектара, т.е. вообще ничего не платило.

Совхозные водители привозили подозрительно большие счета с АЗС, и им тут же компенсировали наличными. Хотя на заправках можно выписать любые счета.

Главные специалисты “поднимали” отрасли тоже за наличные: никто не проверял, сколько стоит то или иное оборудование и можно ли было купить его дешевле.

Главное — оно тут же разворовывалось. На глазах Романова с фермы сняли черепичную крышу и увезли в никуда.

Совхоз урожаями не блистал. Но и те жалкие показатели дирекция старалась занизить. Официально с 80-гектарного картофельного клина в 1999 г. “Борец” якобы снял по 64 центнера с гектара. (В действительности там было центнеров под восемьдесят.) Селяне грешным делом подумали, что дирекция разницу “толкнет налево”. Но нет! Вся картошка была неучтенной, ее уборку и реализацию никто не контролировал.

Коров не то что не кормили, но даже не поили. Автопоилки прохудились и работали как душ. Бедные буренки исхудали и мычали так, что их стоны были слышны даже в конторе соседнего хозяйства ОПХ “Непецино”.

Вот тогда Романова “взяли” за хищение совхозной собственности. Опять налоговики, автоматчики и маски. 80 тыс. рублей он вернул в кассу в ходе ревизии, их несколько месяцев не знали, как оприходовать. Хищения удалось доказать только на 35 тыс. рублей. Но Романов попал под амнистию.

Под амнистию, как выяснится позже, не попадет только совхоз “Борец”. Долги по зарплате тут составляют 353 тыс. рублей, Пенсионному фонду — 2,6 млн., разным организациям — 2,716 млн., по налогам — 4,8 млн. рублей. Итого хозяйство, которое не сеет и не пашет, должно уже 9,129 млн. рублей. И туда снова приезжают сотрудники Коломенского межрайонного отдела налоговой полиции.

При обыске у директора изымают обрез охотничьего ружья и запал от гранаты. Ему дают три года условно, но опять выходит... амнистия.

Захват

Когда мычание измученных “борцовских” коров стало слышно в конторе преуспевающего ОПХ “Непецино”, тамошний гендиректор Александр Николаев решил присоединить “Борец” к своему хозяйству. Взять, так сказать, и земли, и людей на свой баланс.

Многих в “Борце” это не воодушевило. Романов — свой парень. Можно работать, а можно и дурака валять, зарплату же все равно не платят. Но выделяют мясо на пропитание, молоко, комбикорма — для личного подворья. А уж если кто умрет, то Сергей Александрович не скупится, до 500 рублей дает на похороны.

А “Непецино” — не фунт изюма. Болеть там нельзя, иметь детей нежелательно, а работать спустя рукава — номер не проходит. Настоящее гестапо. Если неделю с ребенком посидишь — тащат на ковер к генеральному.

В общем, мнения разделились. В итоге длительной борьбы из 1900 га пашни “Непецино” отошли только 700 — индивидуальные земельные паи акционеров. Еще ОПХ увело с собой 300 голодных коров. Там они уже отъелись и дают по 20 литров молока в день.

Несгибаемые патриоты “Борца” (67 человек не отдали свои земельные паи и остались при особом мнении) утверждают, что крестьян и тут “кинули”. И что на общем собрании крестьяне зря опять не послушались конторских служащих. А ведь они правду-матку гутарили. Что еще недавно в их же Коломенском районе был аналогичный случай. Колхоз “Родина” так же вот купил земельные паи акционеров соседнего хозяйства. А когда те через пару лет решили отколоться от “Родины” (со своей землей), им сказали:

— Пожалте! Только заплатите по 8 тысяч рублей. Мы вам навоз на огород вывозили? Мы вам огороды вспахивали? Мы вам...

Так и остались те в “Родине”. Дурят их брата, как пить дать дурят!

В какой-то степени “конторские” и тут оказались правы. Почти все буренки в “Борце” были беременные. Значит, “Непецино” прихватило не 300, а 600 голов КРС — но никакого материального вспоможения людям не дало.

Земельные паи акционеров “другу и благодетелю” тоже достались малой кровью. Всем старухам Александр Николаев раздал “лимитки” на 1000 рублей. На эту сумму в деревенском магазине в течение года можно покупать колбасу, хлеб, молоко, творог. Но чтобы за год сумма не перевалила за эту самую тысячу.

За такую лимитную книжицу пенсионерка должна была добровольно пожертвовать своим земельным паем — 2,64 га. Представим уровень нищеты крестьян, если 300 человек отдали свою землю за “лимитку”, внесли пашню в уставный фонд “Непецино”.

Банкротство

Судьбоносное решение о переходе (вместе с земельными паями) в “Непецино” 300 акционеров состоялось 16 марта с.г. Однако уже на следующий день выяснилось, что присоединять, сливать, реорганизовать “Борец” никто не имеет права. Ибо 17 марта Арбитражный суд Московской области (за долг в 72 тыс. рублей “Универсалстрою”) принял решение о полном и безоговорочном банкротстве “Борца” — с распродажей собственности кредиторам.

— Кредиторам мы были должны 2,7 млн. рублей, — возмущается одна из пяти бывших главных бухгалтеров “Борца”, Мария Новичкова. — А нас с молотка — за какие-то 70 тысяч?..

Но если совхоз разоряется — значит, это кому-то выгодно. 1000 га (из 1900) принадлежали району. Они по закону передавались хозяйству безвозмездно в бессрочную аренду. Как только “Борец” приказал долго жить, район тут же эту землю изъял. И тут же ее кому-то продал. Известно только, что “за особые заслуги” из той тысячи га прежний глава района Горностаев пожаловал Сергею Романову 34 гектара.

Итоги

Их пока подводить рано. Ясно только, что совхоз “Борец” прекратил свое существование и его судьбу теперь решает внешний управляющий, присланный из Москвы. Его задача — продать собственность кредиторам. А уж люди и земля его нисколько не интересуют.

История “Борца” — это жизнь не отдельно взятого совхоза в Коломенском районе, а драма всего отечественного АПК. Им нынче управляют сомнительные личности по фальшивым дипломам и паспортам. И хотя они абсолютно ничего не соображают в производстве и финансах, с легкостью необыкновенной пускают хозяйства по миру.

На десятом году реформ мы скатились в средневековье. Вряд ли крестьяне “Борца” чем-то отличаются от своих предков XVIII века. Ведь у них не то что земельных паев в натуре, даже письменных свидетельств на них не было. Конечно, так можно прикупать по 3 га земли за “штуку”. Селяне воздух продавали, свои собственные участки вряд ли они бы уступили за такую цену.

Откуда же у нас взяться хозяину земли? Да он нам и не нужен, без него удобнее. 1000 га уплыло от “Непецино”, которое могло бы пустить землю в севооборот, заставить работать. 67 акционеров, не пожелавших идти в “рабство”, и не думают обрабатывать свои паи.

Этим летом там росли одуванчики. Что, собственно, и требовалось доказать.

Коломенский р-н.



    Партнеры