Буш потянул одеяло на себя

28 ноября 2000 в 00:00, просмотров: 637

-Последний бюллетень! — воскликнул председатель счетной комиссии избирательного округа Брауорд, подняв над головой пуншировочную карту. Часы показывали полночь. Счетчики с налитыми кровью глазами от многодневной бессонницы напоминали мавра, который сделал свое дело и может уйти.

Последний бюллетень был подан за Гора. Но символика сия счастливой для кандидата в президенты от демократической партии не оказалась. Когда в воскресенье, 26 ноября, госсекретарь Флориды госпожа Кэтрин Харрис объявила окончательные засвидетельствованные и удостоверенные результаты выборов во Флориде, Буш победил с перевесом в 537 голосов.

Путь к этому объявлению, которое состоялось в 7 часов 30 минут вечера в подвальном помещении флоридского Капитолия, где обычно заседает кабинет штата, был насыщен крутыми поворотами случайностей, которые высокопарно именуются Судьбой. Если бы не перевес в 630 голосов военных, голосовавших за рубежами страны; если бы не трусость счетной комиссии округа Майами-Дэйд (три человека, из которых два демократа), которая отказалась пересчитать 650 тысяч бюллетеней; если бы не отказ госсекретаря Харрис предоставить счетчикам округа Палм-Бич дополнительные два часа, чтобы они могли закончить свою работу, и ее отказ принять от них частичные результаты; если бы не “бабочкины бюллетени”, введшие в заблуждение десятки тысяч избирателей — сторонников Гора; если бы не 27 тысяч бюллетеней, каким-то образом оказавшихся неучтенными; если бы не несколько тысяч бюллетеней, которыми воспользовались лишенные права голоса преступники, граждане иностранных государств и даже “мертвые души”; если бы не куча еще других “если бы”, то победителем во Флориде и новым, 43-м президентом США стал бы, несомненно, Альберт Гор.

Думаю, что на какой-то краткий промежуток времени Джордж Буш стал правоверным марксистом-диалектиком, согласным с формулой Энгельса, что случайность — форма проявления необходимости. Правда, в данном случае речь шла о необходимости победы для Буша любыми правдами и неправдами. Поэтому и вышеперечисленные случайности были не столько диалектическими, сколько политическими...

На церемонию сертификации госпожа Харрис явилась вся в красном. Вместе со своими коллегами (все трое республиканцы) она подписала пять экземпляров протокола, удостоверяющего результаты выборов. Один пойдет на еще одно подписание — губернатором Флориды Джебом Бушем, братом Джорджа. Второй будет передан в исторический музей штата, а три остальных возьмет себе на память подписавшая их троица. Да, это вам не чубайсовские ваучеры. Их можно будет выгодно обменять на теплые местечки, когда и если Джордж Буш въедет в Белый дом.

Церемония сертификации закончилась высокопарным пассажем, почти что пропетым госпожой Харрис: “Это новый триумф демократии. Победило правление закона”. (Здесь я невольно вспомнил путинскую “диктатуру закона”.) Затем госсекретарь поблагодарила всех своих болельщиков, присылавших ей в эти тяжелые дни “письма, факсы, электронную почту и цветы”.

Не успела госпожа Харрис сойти с трибуны зала заседаний флоридского кабинета в Таллахасси, как на другую трибуну, установленную в вашингтонском отеле “Хэй-Адамс”, который находится в двух шагах от Белого дома, поднялся кандидат демократов в вице-президенты Джо Либерман. Он с ходу объявил результаты голосования во Флориде “неполными и неточными”, нарушающими правило “один избиратель — один голос”, и заявил, что Гор и он вынуждены будут оспорить эти результаты в соответствующих судебных инстанциях.

В своем поспешном заявлении Либерман заявил, что он и Гор “оспорят” результаты выборов во Флориде. Это — юридическая тонкость, влекущая за собой вихрь судебных разбирательств. Если бы Гор и Либерман решили протестовать, то их песенка была бы спета. Но они вместо протеста (protest) потребовали “contest” (оспаривание). А это значит, что суды, начиная с низших инстанций, обязаны приступить к рассмотрению этого самого “contest” в десятидневный срок. Протест подразумевает или проведение новых выборов, или еще один пересчет бюллетеней, на что суды явно не пойдут. Оспаривание-contest подразумевает проверку уже поданных бюллетеней, но не счетчиками, а самими судьями. Теперь настанет их черед смотреть до покраснения глаз в дырки, полудырки и выпуклости — “беременные бюллетени”, держа бюллетени против света.

В девять тридцать вечера в Остине из своей губернаторской резиденции выступил Джордж Буш. Его речь изобиловала общими местами о демократии и призывами к сотрудничеству во имя блага народа. Обращаясь к Гору, Буш напомнил ему слова Томаса Джефферсона, сказанные им своим соперникам: “Мы расходимся во мнениях, но мы не расходимся в принципах”. Нельзя жить вчерашним днем, продолжал Буш, нужно работать на завтрашний.

Но в декламационном море выделялись три айсберга. Во-первых, Буш недвусмысленно заявил, что он и Чени берут на себя обязанности президента и вице-президента страны. Во-вторых, Буш сказал, что поручает Чени вступить в контакт с президентом Клинтоном, чтобы приступить к упорядоченной передаче власти. И, наконец, в-третьих, Буш, как он выразился, “уважительно” попросил Гора пересмотреть свое решение оспорить результаты выборов во Флориде.

Как только Буш произнес свою тронную речь, демократы стали сравнивать его с Наполеоном Бонапартом, который самопомазался на императорство, вырвав из рук Папы Римского корону в кульминационный момент церемонии и водрузив ее на свою голову. Одновременно демократы стали призывать Клинтона не передавать ключи от Белого дома в руки “узурпаторов и самозванцев”.

Что касается призыва Буша не втягивать страну в судебную волокиту, то здесь он может оказаться жертвой своей сверхосторожности. Опасаясь нежелательного для него исхода пересчета бюллетеней вручную, Буш решил перестраховаться и подал иск на Верховный суд Флориды в Верховный суд США. Тот принял дело к рассмотрению и назначил слушания на пятницу, 1 декабря. Теперь выясняется, что Буш не перестраховался, а переперестраховался. Это обстоятельство дает Гору передышку, чтобы, перестроив свои ряды, начать процесс оспаривания-contest с самого начала — с низших судебных инстанций — с перспективой вновь, по второму кругу, дойти до Верховного суда страны. Если это произойдет, то впервые в истории Соединенных Штатов президент страны будет избран не народом, не конгрессом, а судом.

Раскрутка пружины этой умопомрачительной интриги будет набирать не менее умопомрачительную скорость, ибо весь процесс определяют жесткие конституционные вехи: 12 декабря должен быть окончательно определен состав коллегии выборщиков; 18 декабря они должны официально избрать президента страны; 6 января их решение закрепляется конгрессом и, наконец, 20 января происходит инаугурация нового президента.

Выступая вчера в Таллахасси, главный толкач Буша, бывший госсекретарем при его отце, Джеймс Бэнкер сказал: “Юриспруденция восторжествовала. Юристы могут разойтись по домам”. Но юристы расходятся не по домам, а по судам.



Партнеры