ЖЕНАТЫЙ НА ИСКУССТВЕ

2 декабря 2000 в 00:00, просмотров: 373

  С незапамятных времен слово “богема” принято ассоциировать со словом “разврат”. Слухи о невероятных любовных похождениях людей искусства не перестают будоражить общество. Не избежал этой участи и Никас Сафронов — художник, чьи картины украшают особняки сильных мира сего и чьи многочисленные романы с калейдоскопической скоростью сменяют друг друга.

    

     Роман №1.

     Воздушный

     Он увидел ее еще почти девочкой. На предложение друзей познакомиться с ней он ответил отказом. Она была слишком воздушной и неземной. Смешная и трогательная, маленькая, без каблуков, она шаркала ботинками, курила, красила ногти красным лаком. Известный покоритель женских сердец Михалков-Кончаловский называл ее Красной Шапочкой, которую уже съел Серый Волк. Тогда судьба не дала Никасу приблизиться к Елене Кореневой...

     — Много лет спустя я повстречал красивую, но немного уставшую женщину. Лена никак не отреагировала на меня, но я уже был более уверенным в себе человеком и предложил ей свой номер телефона. Она сказала, что очень занята, и мы сошлись на том, что я брошу открытку с моими координатами в ее почтовый ящик. Вскоре она перезвонила: “А чем вы сейчас занимаетесь? Заходите, если хотите”. “С удовольствием”, — безропотно ответил я. Мы встретились. Потом она влюбилась, потом страдала. Однажды позвонила и сказала, что хочет прийти, а у меня в это время была девушка. Вместо того чтобы приехать через час, как и было условлено, Лена явилась тут же. Тогда мне было ее очень жаль...

     Лена Коренева вспоминает о начале их романа немного иначе:

     — Никас — талантливый человек. Он живет тем, что рисует. Когда он встречается с женщиной, то она становится необходимым материалом для его творчества.

     Мы познакомились на съемках какой-то театральной передачи. Рядом с Валей Гафтом сидел молодой человек с очень интересным лицом, похожий на Сурикова или Леонида Андреева. Я несколько раз оборачивалась и смотрела на него. Потом Никас сам подошел и представился. Пригласил меня посмотреть его работы. Как-то он оставил мне открытки со своими репродукциями. Вскоре позвонил и сказал: “Лена, я вас люблю”. Короче говоря, он уговорил меня пойти погулять, потом — зайти к нему в гости...

     Вообще-то он Овен, а я — Весы. Это два плохо совместимых знака. Нам было сложно друг с другом. В то время у меня умер отец, и наши отношения отошли на второй план.

     Даже сам Никас не мог тогда подумать, что спустя годы страсть будет доводить его до безумства, что ради любви он будет готов на все. Поэтому неудивительно, что несколько лет назад в жизни Никаса появилась женщина, которая назвала его отцом своего ребенка...

     — Как вы узнали о своем “новом” сыне?

     — Как-то раз я выступал по телевидению, и вдруг в прямой эфир позвонила женщина. Она назвала свое имя и спросила, помню ли я ее. Мне ничего не пришло на ум, и я попросил, чтобы она перезвонила мне домой. Выяснилось, что у нее есть четырехлетний сын, и будто бы я его отец. У меня сразу же возникла мысль, что раз люди так внезапно объявляются, то, наверное, они хотят от меня материальной помощи. Я спрашиваю: “Наверное, деньги нужны?..” Она отвечает: “Да дело не в этом, хотя, конечно, деньги тоже не помешают. Просто я бы хотела, чтобы ты встретился с сыном”.

     — Вы на самом деле встречались с этой женщиной?

     — Я очень долго вспоминал ее и наконец все-таки вспомнил. Женщине было уже за тридцать, и ей настала пора иметь ребенка. Выбрала меня. Лучше уж рожать не от урода-мужа, а от нормального, интересного мужчины!

     Роман №2.

     Пьянящий

     Татьяна Васильева взволновала его своей яркой внешностью. Никас повстречал знаменитую актрису в Доме кино. Сначала она отнеслась к нему довольно сухо. Но сопровождавшая ее подруга-американка, узнав художника, стала расточать кучу комплиментов в его адрес и с восхищением обрисовала Васильевой его образ. На следующий день они снова встретились. Сафронов растерялся и не знал, как ему себя вести с этой необычной женщиной. Она тоже не могла понять, чего Никас от нее хочет. Лишь на третий день он стал осторожно подводить дело к главному. В ответ Таня удивленно произнесла: “Что же вы так долго ждали?..”

     — И что же было дальше? Вы увиделись с мальчиком?

     — В течение двух лет я отправлял этой женщине деньги для парня. В какой-то момент она рассказала, что он играет на фортепьяно, очень способный мальчик, ездит на разные конкурсы...

     Сам я долго был психологически не готов к встрече с ним, но, понимая, что вкладываю в него определенные средства, решил все-таки увидеться. Передо мной предстал совершенно не похожий на меня мальчуган — круглый и упитанный.

     — Вы сами верите до конца, что это ваш сын?..

     — Я сталкивался с огромным количеством подобных ситуаций, поэтому совершенно спокоен. Общество всегда склонно рубить сплеча. Я же отношусь к этому философски.

     — А мальчуган считает вас своим отцом?

     — Он относится ко мне так же, как Тарковский — к своему отцу Арсению. У него есть какая-то ревность, и отсюда возникает некий внутренний дискомфорт.

     Я же со своей стороны всегда стараюсь разговаривать с ним очень строго. Если Стефано (моему сыну от итальянской жены Франчески) я позволяю все, то ему даю ровно столько, сколько нужно в плане воспитания.

     Сыну Никаса Стефано — восемь лет. Он посещает королевскую школу в Лондоне, в которой учатся дети Виндзоров и различных мировых знаменитостей. Естественно, что обучение стоит недешево (шесть тысяч фунтов за три месяца), но несколько особо одаренных воспитанников учатся бесплатно. В том числе и Стефано. По словам отца, он самый способный в этой школе. Владеет английским, итальянским и французским языками. Сейчас изучает русский. Играет в школьном театре. Упражняется на скрипке. На вопрос: “Кем ты хочешь стать?” — Стефано ответил, что он пока еще маленький и не знает, кем хочет быть. В отличие от отца, интереса к живописи не проявляет.

     — Видимо, парень попался боевой...

     — Несомненно. На этот счет есть интересная история. Его мама работала в Институте культуры. Как раз в тот момент к ним в институт приезжал Мстислав Ростропович. Естественно, что все родители выдвигают вперед только своих детей. Поэтому она узнала об этом совершенно случайно. Но ей все-таки удалось попасть вместе с сыном на званый обед, на котором присутствовал маэстро.

     Ее коллеги выразили крайнее недовольство. Одна полная дама даже попыталась ответить на “такое нахальство” едкой колкостью. Мальчик отреагировал на это совершенно по-своему. Он залез под стол и, когда дама произнесла какую-то “неприятность”, укусил ее за ляжку. От внезапной боли она вскочила со стула и перевернула стол с едой. Ростропович вначале растерялся, а когда он понял, в чем дело, улыбнулся, пригласил хулигана к себе и спросил: “Ты кто такой?” Тот громко назвал свое имя. Ростропович: “Завтра придешь — будешь мне играть”. В общем, мальчик умеет постоять за себя!

     Роман №3.

     Странный

     Несколько лет назад судьба свела мастера с Ириной Понаровской. Перед его глазами предстала шикарная женщина. Он решил подавить ее своей славой: представился как только что прилетевший из Лондона на ее день рожденья художник и понес какую-то ахинею. Ирина не смутилась и тут же пригласила его на собственный концерт в Ленинград, что было равнозначно отказу. Подобное неожиданное предложение шокировало художника и распалило его чувства. Он, сдерживая себя, ответил, что визит в северную столицу, к сожалению, не входит в его планы. По приезде Понаровской в Москву они стали встречаться. А через год все как-то само собой закончилось, хотя дружба продолжается до сих пор.

     — Со своим английским братом парень все-таки поладил?

     — Когда Стефано показывал ему свою боевитость, то он никогда об этом не забывал. Один раз Стефано ударил его ногой, показывая прием карате. Так тот подождал несколько часов, а потом чуть не оттяпал “врагу” пол-пальца.

     — Это уже мстительность...

     — Скорее стремление утвердить свое право на пребывание на этой земле. У мальчика очень большие амбиции. Он везде хочет быть первым. Однажды я спросил его: “Ты знаешь, кто твой отец?”. Он ответил: “Да, знаю. Мой папа — гений. Я тоже буду гением. Я буду первым”. Несколько дней спустя он неожиданно заявил: “Хотя знаешь, Никас, наверное, первым я все-таки не стану. Я узнал, что в Карнеги-Холл тоже берут взятки. А я хочу стать первым по праву”.

     — Интересно, а мальчик как-то пытается бороться со своей полнотой?..

     — Он так быстро увеличивается в размерах, что всерьез мечтает стать борцом сумо. Мама держит его в строгости. У нее он все время играет на фортепьяно и ест лишь урывками. Я же вполне спокойно отношусь к этой его слабости.

     Когда Никас рассказывает о своих победах, он никогда не забывает о своей первой любви — нежной и удивительной, жестокой и трагичной. Наверное, именно она наделила художника той дьявольской силой, с помощью которой он с успехом завоевывает женские сердца...

     Роман №4.

     Магический

     Женщина, которая научила его любить, заметно отличалась от стандартного образа подростковой музы. Ей было тридцать лет. Она поражала отсутствием всяческой красоты — конопатая, худущая, с небольшими глазками и зачесанными назад волосами. Однажды она пригласила юного романтика к себе домой. После стандартной программы — выпивка-закуска — разновозрастная пара оказалась в постели. Наутро Никас был очень удивлен тем, что ощущение от секса было для него вовсе не омерзительным, а наоборот — довольно приятным. Они стали встречаться. Эта женщина обладала какой-то магической силой, она умела обольщать — жестоко и убийственно. Она привязывала к себе мужчину крепко-накрепко. Одним из способов удержать партнера при себе она считала измену. Никас колотил ее, ревновал, резал себе вены, хотел покончить с собой... После армии начинающий художник захотел расстаться со своей “дурнушкой”. Ему казалось, что для нее это не станет большим потрясением. Но все вышло совсем наоборот. Она стала рыдать, схватила его за ноги, разорвала паспорт...

     Говорят, что Никас — несчастный человек, который безуспешно пытается найти свой идеал, скрывая свои страдания под блестящей маской Казановы. Он травится ядом, калечит соперников, внезапно бросает своих любовниц, доводит их до самоубийства... Может быть, это и так. Но не надо забывать, что он художник. Он “женат” на искусстве и именно поэтому не может полностью принадлежать ни одной женщине мира.



Партнеры