КИЛЛЕР В РОЛИ САНТА-КЛАУСА

22 декабря 2000 в 00:00, просмотров: 484

  Эта история началась на Рождество 1940 года в Нью-Йорке, а закончилась Рождеством 80-го, там же. Ее главным действующим лицом был Фрэнк Синатра.

     Для нас Рождество сугубо религиозный, пуританский праздник с ликованием духа по поводу рождения Младенца. Для католиков — это праздник плоти. В этот день принято также рассказывать всякие жуткие истории, открывать поросшие мхом тайны, искать ответы на всякие давние загадки.

     Мало кто знает, что с середины 70-х мистер “lover of America”, как называли Фрэнка, владел компанией по производству макарон. В конце 70-х боссы “фабрики спагетти” задумали выпускать “макароны для красных”. Добавлю сразу, из этой затеи ничего не вышло, но замах был сильный. Руководство макаронной компании пригласило несколько видных советских чиновников, занимающихся экспортом-импортом с США, на рождественскую вечеринку. В числе приглашенных был и недавний выпускник одного из престижных московских вузов — Федор Иванович Гриньков, который и рассказал мне эту историю.

     Праздник отмечали в отеле “Плаза”, в Нью-Йорке. Придя в назначенный срок, Федор Иванович обомлел — среди макаронных баронов сидел Фрэнк Синатра, мило всем улыбался и беспрестанно шутил.

     Когда пробило полночь, отшумели первые здравицы, люди разбились на группки. Федор Иванович оказался в той, что сидела вокруг Синатры. Посыпались какие-то вопросы, кто-то затронул тему мафии. Замечательный певец живо разговорился...

     * * *

     На протяжении почти всей жизни кумира американской публики часто упрекали в связях с мафией. Это утверждение стало даже общим местом, так как конкретнее никто ничего не пояснял и не обвинял.

     Выходец из Италии, Синатра вырос в таком обществе, где каждый третий парень в пору мужания уходит в мафию, как раньше уходили в Красную Армию.

     Началом своей карьеры Синатра был обязан “крестному отцу” чикагского синдиката Дону Кастелло. Именно этого господина в блистательном романе “Крестный отец” автор Марио Пьюзо вывел под именем Дона Корлеоне. Этот Дон сыграл значительную роль в жизни певца.

     В том же романе есть маленький эпизод, как некоему продюсеру, который не желал продвигать молодого певца-итальянца, ставленника Дона, подкладывают в постель отрезанную голову любимой лошади. После этого продюсер моментально подписал с певцом контракт. Утверждают, что прообразом этого певца и послужил Синатра. Однако за слухи не осуждают. Если за что осуждали Синатру, так это за его связи с женщинами. Каким-то непостижимым образом ему практически всегда удавалось выходить сухим из всех “морей” своих любовных похождений.

     В последний для Америки предвоенный, 40-й год, Дон Кастелло пригласил в “Плаза” на Christmas самых знаменитых людей Нью-Йорка. К нему пришли писатель Ремарк со своей женой актрисой Полетт Годар, Чаплин с новой пассией, первая эротическая красавица Голливуда Мэй Уэст, и даже великая затворница Грета Гарбо, уже год как переставшая сниматься в кино. Были также приглашены Синатра и молоденькая звезда Голливуда, будущая мать Лайзы Миннелли Джуди Гарланд — новая пассия Дона Кастелло. Интрига заключалась в том, что в избранницу своего покровителя был также влюблен Синатра.

     Кастелло сделал все возможное, чтобы его гости запомнили тот праздник надолго. Ветераны-репортеры светской хроники писали, что не припомнят более пышного сочельника.

     P.S.: Подробный материал читайте в цветном воскресном выпуске “МК”.

    



Партнеры