Новогоднее похмелье

4 января 2001 в 00:00, просмотров: 477

Рождественские номера американских газет трафаретны: папские послания — для души, рецепты против похмелья — для плоти. Эти две рождественские ипостаси роднит их удручающая неэффективность. Папские призывы о мире на земле и о помощи обездоленным остаются гласом вопиющего в пустыне. Рецепты против похмелья помогают как мертвому припарки.

Нынешнее Рождество исключения, к сожалению, не составило. Мира на земле не было. Даже в Вифлееме, где родился Христос. Пустовали комнаты в отелях. Знаменитое фиговое дерево на Менгер-сквер украшено не было. Иллюминацией служили лишь взрывы бомб и трассирующие пули.

Больной дух был заточен в больное тело. Автор фундаментального труда “Алкогольное похмелье” доктор Джеффи Вайс в статье, опубликованной в журнале “Анналы внутренней медицины”, меланхолически замечает: “Изучение похмелья — очень одинокая профессия”. Согласно статистике, из 4700 книг, посвященных алкогольному отравлению и опубликованных только с 1965 года, проблему похмелья затрагивают лишь 108. Ученые предпочитают держаться подальше от греха, ибо не знают, как с ним бороться.

Если изучение похмелья — одинокая профессия, то само похмелье — состояние массовое. По данным исследования группы врачей Калифорнийского университета в Сан-Франциско, похмелье обходится стране ежегодно в 148 миллиардов долларов, или в 2000 долларов в среднем на каждого работающего американца. (Прогулы и недоброкачественный труд как следствие похмелья.)

Финансовый фактор подхлестывает американских эскулапов посильнее фактора здоровья. По словам доктора Майкла Шлипака, “тот, кто изобретет лекарство от похмелья, сэкономит стране миллиарды и заработает миллионы”. Как видим — стимул налицо. Орды терапевтов, диетологов, химиков, даже антропологов (!) занимаются ставшей совсем не одинокой профессией, но от трубного гласа стены похмельного Иерихона даже не колеблются. Конечно, кое-какие лекарства против похмелья в американских аптеках продаются. Например, травяная настойка доктора Пьера Свааба, препараты “Собр-К”, “Хэнговер Элиминэйтор” и некоторые другие. (“Хэнговер” — “похмелье” по-английски). Но, во-первых, эти препараты не прошли строгого клинического испытания, а во-вторых, толку от них мало. Их эффект скорее чисто психологический. (Раз лекарство — значит, должно помочь!)

Нельзя лечить болезнь, не зная ее причин. Вы можете сказать: какие еще здесь нужны причины — злоупотребление алкоголем, и все тут! Но это эмоции, а не наука. Наука придерживается нескольких теорий на сей счет. Наиболее распространенная и общепринятая — обезвоживание организма. Но сейчас наука пытается проникнуть глубже. Причину похмелья ищут в воспалительных процессах, аналогичных насморку и простуде. Сторонник этой теории — канадский биохимик и токсиколог Мануэла Нейман. Ее специальность — лечение печени, разрушаемой алкоголем. Название ее теории — ситокинез. Ситокинезы — это маленькие молекулы, подающие организму сигналы о воспалительных процессах. Многие симптомы похмелья и простуды совпадают. Но это открытие доктора Нейман меня лично мало вдохновляет, ибо наука бессильна и против насморка с гриппом. Их, как и похмелье, лечит исключительно время.

Ученые открыли также связь между степенью похмелья и цветом и вкусом алкогольных напитков. Чем бесцветнее и безвкуснее алкоголь, тем слабее похмелье. Вот почему от водки его меньше, чем от коньяка или вина. Но главным виновником-злодеем, посылающим на наши головы похмелье, современная наука считает ацетальдегид (acetaldehyde) — химическое вещество, образующееся в нашей печени в результате проникновения в нее алкоголя. Бьет алкоголь и по глюкозе. Отсюда похмельные шум и легкость в голове, общая слабость и рвотное состояние. Похмелье затрагивает сердце и мозг человека. Оно усиливает выделение похожих на адреналин гормонов, что повышает давление крови и создает угрозу инфаркта. Алкоголь подавляет активность мозговых клеток, что мешает нам сосредоточиваться, притупляет нашу реакцию. Вот почему пьяным и похмельным нельзя садиться за руль автомашины и тем более — за штурвал самолета.

Классические средства от похмелья — вода и кофе, оказывается, способствуют лишь тому, что мы чаще бегаем в туалет. Кофе дает лишь мимолетное облегчение, но затем усиливает похмелье, ибо способствует еще большему обезвоживанию организма. Сахар и кофеин — друзья, а не враги похмелья.

Интернет советует принимать от похмелья большие дозы витамина С накануне выпивона. Не верьте Интернету! “Витамин С — единственный витамин, который немедленно покидает организм с мочой, если принимать его в больших дозах”, — говорит доктор Нейман. Не помогает и витамин В. Фруктовые соки не помогают ни до, ни после выпивки. Во всяком случае, так считает наука. Не помогает и вода, простая и газированная. Вода и соки, изволит хохмить канадский токсиколог, помогают только в том случае, если вы их пьете вместо алкоголя. Хлеб, мучные изделия, жирная пища лишь несколько задерживают впитывание алкоголя организмом, но от похмелья не спасают.

Лучом света в темном царстве похмелья ученые считают смесь традиционных китайских трав, с которыми сейчас экспериментируют в Медицинском центре Торонто. Подает кое-какие надежды и аминокислотный L-глутамин. Что это такое, откровенно говоря, не знаю. Но тем не менее приветствую, поскольку, как класс у Маяковского, я тоже выпить не дурак.

Автор “Алкогольного похмелья” доктор Вайс предсказывает, что борьба с похмельем, видимо, должна идти по линии пресечения распространения ситокинеза в организме человека. А пока он советует пресечь злоупотребление алкоголем, что мы уж давно проходили, хотя и не усвоили.

В “Анналах внутренней медицины” мне не удалось обнаружить огуречный рассол, который в отличие от спутника, перестройки, Калашникова и молотовского коктейля не проник ни в словарь, ни тем более в желудок американцев. Не нашел я в “Анналах” и простокваши, которой спасаются от похмелья братья (каины) — поляки. Много лет назад я встречал Новый год в Варшаве. Утром вся польская столица припадала к кефиру. Вот это и впрямь была Солидарность!

Да что там альтернативные огуречный рассол и простокваша — в “Анналах” нет даже респектабельного “Алка-Зельцера”! Помню, мне приходилось возить эту “алку” для кавказских друзей-алкашей буквально чемоданами. Сначала из Англии, затем из Америки. То был сизифов труд (с моей стороны), не облегчавший танталовы муки (с их стороны). Низкопоклонство перед западными препаратами до добра не довело. Как сказал мне в сердцах один из взалкавших “алки”: “Дорогой, твой “Алка-Зельцер” помогает лишь против фруктовых вод Лагидзе!”

Итак, куда ни кинь — всюду клин. Не потому ли алкаши клин клином вышибают — опохмеляются? Как говаривал великий мастер парадоксов Оскар Уайльд, “если хочешь отделаться от соблазна, поддайся ему”. Вот и ходим мы после рождественских и новогодних праздников поддатые, похожие на искаженный пороками портрет Дориана Грея. Того же Оскара Уайльда.

Поскольку наука все никак не может ни разрубить, ни развязать гордиев узел похмелья, то можно, конечно, и завязать. Но прогибишн на праздники — это погибишн. В вине по большому счету все-таки истина, а не похмелье. Да, пить надо уметь. До дна, но на дно не скатываясь, кляня алкоголь перекатную.

Да, забыл сказать: наука, правда, не медицинская, а социальная и психологическая, по-прежнему считает самым тяжелым похмельем то, что в чужом пиру, когда по усам течет, в рот не попадает, а наутро голова раскалывается. Иногда даже в прямом смысле слова.

Но поскольку и Рождество, и Новый год — наш пир (без намека на пиррову победу), то я поднимаю бокал с чистым, как водочная слезинка, сердцем и провозглашаю:

— С Новым годом, друзья! С новым гимном, товарищи!



Партнеры