Умираю, но не сдаю...

11 января 2001 в 00:00, просмотров: 435

В каждом вузе обязательно есть два-три предмета, о сдаче которых среди студентов ходят обросшие бородами и небылицами легенды. Типа: “скинуть” с первого раза его практически нереально... Бедные студиозусы заранее готовятся к пересдачам и мысленно прощаются не только со стипухами, но даже и с вузом. В технических университетах, например, такой “несдаваемой” дисциплиной традиционно считается “сопротивление материалов”. Есть даже студенческая поговорка: “Сдал сопромат — можно жениться”. В том смысле, что молодая жена вдовой уже не останется... Корреспонденты “МК” решили выяснить, какие еще предметы, кроме пресловутого сопромата, являются для студентов самыми-самыми.

Однако это тоже оказалось делом непростым. Первое, что приходит на ум: посмотреть, сколько “двоек” выставляется на экзамене по тому или иному предмету. Однако количество “неудов”, как выяснилось, является чуть ли не самой засекреченной информацией в учебных заведениях. Практически все деканаты, куда мы обращались, скрывали любые сведения о собственных двоечниках. К тому же личный опыт подсказывал, что количество “бананов” на конкретном экзамене связано не только с объективными условиями (сложностью предмета) и известными субъективными факторами (знаниями сдающего), но и личностью экзаменатора. Студенческая мудрость гласит: “Даже полное знание предмета не является ни необходимым, ни достаточным условием для его успешной сдачи”.

И все-таки путем опроса “МК” удалось определить наиболее трудносдаваемые дисциплины. В технических вузах (МАИ, МАДИ, МГТУ им. Баумана, Университет путей сообщения, Строительный университет и т.п.) таковыми явились теоретическая механика и сопромат.



* Борис Назаренко, декан факультета фундаментальной науки “Бауманки”:
“На первом курсе студент сталкивается с одной из самых сложных фундаментальных дисциплин — теоретической механикой. Ему нужно освоить большой материал, научиться практически применять знания, полученные на лекциях по высшей математике и физике. Для бывшего школьника это огромная нагрузка — нужно помнить десятки сложных формул, знать способы решения сотен задач. Не всем это оказывается по плечу. Но обойтись без этого предмета нельзя: он является вступительным для любого человека, желающего стать инженером”.

Для будущих филологов, лингвистов и журналистов “неподъемными” дисциплинами оказались история русской и зарубежной литературы. Понятно почему: за семестр студент должен прочитать около сотни художественных произведений (15—20 тысяч страниц) и к экзамену не только помнить их содержание, имена (около тысячи) всех главных и второстепенных героев, но и хорошо знать время написания, литературное направление, к которому принадлежал автор, даты его жизни и еще кучу всяких дополнительных сведений. Далеко не у каждого хватает терпения и усидчивости читать объемные и нередко занудные творения гениев прошлого. Испытанный прием в таких случаях — распределить между одногруппниками весь список литературных произведений. Каждый читает примерно одну десятую от всего необходимого объема (на это уходит обычно 3—4 полных дня), а потом пересказывает остальным краткое содержание и основные сюжетные линии доставшихся творений. Такая “выжимка” обычно легко запоминается и здорово выручает на экзамене.

Математики, как выяснилось, больше всего боятся предмета с совершенно непонятным для неспециалистов названием — уравнения частных производных. Его сдают на 4-м курсе. После этого считается, что студент фактически вышел на финишную прямую своего обучения. Для физиков же нет предмета страшнее, чем общая физика. Ее зубрят целых пять семестров и отчитываются по ней аж пятью экзаменами! Те, кто связан с химией (МИСиС, РХТУ и др.), опасаются физической химии. После нее все другие предметы кажутся легкой забавой.

Студенты медицинских вузов (РГМУ, ММА им. Сеченова, Медико-стоматологический университет им. Семашко) единодушно назвали самым сложным предметом анатомию человека.

Для студентов экономических и финансовых университетов и академий (ГФА, Российская экономическая академия им. Плеханова, Академия народного хозяйства, Университет экономики, статистики и информатики и т.п.) камнем преткновения является социально-экономическая статистика. Сложные вычисления, абстрактные понятия, трудновыговариваемые термины... Есть от чего прийти в состояние перманентного стресса, плавно перетекающего в продолжительную депрессию и отчисление...

Что касается субъективного фактора, то преподаватели, по мнению студентов, условно делятся на две категории: либералы и консерваторы. Первые относятся к студентам достаточно демократично, на экзамене особенно не гоняют, могут “войти в положение” и поставить “трояк” просто так, за красивые глазки. Они ценят юмор, готовы простить незнание каких-то разделов или тем, если студент найдет оригинальную “отмазку”, объясняющую, почему не смог прочитать учебник или присутствовать на лекциях. Сдавать им легко и даже приятно.

* Академик Михаил Сапин, заведующий кафедрой анатомии человека Московской медицинской академии им. Сеченова: “Преподавание анатомии человека идет у нас целых три семестра — весь первый и половину второго курса. Объем изучаемого материала очень большой. Студенту нужно вызубрить название и местоположение всех органов, мышц, костей. Сотни наименований! Если студент что-то недоучил, его отправляют на пересдачу. Причем пересдача по анатомии допускается только одна, затем следует отчисление. Это, может быть, и жестоко, но справедливо: врач-терапевт или хирург обязан знать “назубок” строение своего пациента. Иначе какой же он врач? А студенты иногда раскачиваются по полсеместра, пропускают лекции, семинары, потом уже трудно наверстать упущенное. На экзамене присутствует целая комиссия, и будущий врач обязан правильно назвать ту или иную кость, мышцу, а затем и найти ее. Вот тут начинается самое интересное: ищут мышцы спины на шее, а кости руки — на ноге”.

Вторая категория — это преподы, считающие свою дисциплину самой главной в вузе (иногда, впрочем, это соответствует действительности). Они требуют знать все, заставляют зубрить учебник от корки до корки (особенно если он написан самим экзаменатором). Незнание каких-либо второстепенных правил или неверное цитирование запутанных формулировок рассматривается ими как смертельный грех, искупаемый двумя-тремя пересдачами. Они видят в студиозусах прежде всего потенциальных лентяев, так и норовящих проскочить экзамен на халяву. Их любимая фраза: “Ну как же вы этого не знаете! Какой же из вас получится инженер (менеджер, филолог, журналист и т.д.)!” Всякие ссылки на сложное семейное положение или смертельное заболевание не имеют для них никакого значения. С такими преподавателями лучше не спорить, в дискуссии не вступать, а смиренно просить поставить хотя бы “троечку”. Иногда срабатывает.

Ни пуха ни пера!



Партнеры