Страшная месть

13 января 2001 в 00:00, просмотров: 583

Не далее как позавчера президент Путин приветствовал Всероссийское совещание прокуроров.

Зал был полным и синим. Прокуроры по большей части полные. Начиная с Генерального. А мундиры у них, у прокуроров, синие. Пока еще не голубые (“И вы, мундиры голубые...”), но, похоже, к этому идет полным ходом.

Собственно, плавный переход от синего к голубому подтвердил и президент Путин, заявив с трибуны: дескать, в обществе идет широкая дискуссия о месте и роли Генпрокуратуры, а Конституция оставила этот вопрос открытым и “действующее законодательство о прокуратуре не прикрывает эту брешь”.

Действительно: не прикрывает. Да и как прикроешь? Это ведь даже не брешь, а огромная пробоина, через которую бьет мощная струя прокурорского “надзора”. И уже слышны отдельные вопли некоторых несознательных наших сограждан: “Спасайся, кто может!”.

С чего начал свою речь Генпрокурор Устинов? А вот с чего:

“Разрешите выразить искреннюю признательность и благодарность Президенту Российской Федерации Путину Владимиру Владимировичу. Полагаю, что не нарушу особой тайны, если скажу, что работать в таких условиях мы можем только благодаря президенту Путину”.

Тайну Генпрокурор не нарушил. Да и какая тут тайна? Разве что лишний раз расписался г-н Устинов в своей непомерной любви к президенту.

И условия, созданные президентом для прокурорских, поистине замечательные. Как же тут не поблагодарить отца родного!..

А на следующий день, то есть вчера, сразу после совещания президента с прокурорами, произошли два знаменательных события, как нельзя лучше иллюстрирующих напряженные будни наших “стражей Закона” и причину их благодарности президенту. Утром газета холдинга “Медиа-Мост” “Сегодня” вышла с информацией о том, что дочь заместителя Генпрокурора Василия Колмогорова была задержана 8 января в аэропорту “Шереметьево” с контрабандной валютой — всего на сумму более 5 тысяч долларов США. Дочь везла валюту, по ее словам, в Швейцарию, в уплату за обучение. Что и зафиксировано в протоколе задержания. Зачем нужно было везти ее, эту валюту, контрабандно — непонятно. Да и не важно это. А важно другое.

Документы из “Шереметьево”, говорят, затребовал к себе “сам” Генпрокурор Устинов. Спустя два дня вроде бы они были возвращены в авиатранспортную прокуратуру с личным указанием г-на Устинова: расследовать, но в возбуждении уголовного дела — отказать.

Но и это еще ладно бы. Собственно, мы в таком исходе и не сомневались. Тут другое интересно. На какие такие шиши, позвольте вас спросить, заместитель Генпрокурора Колмогоров обучает свою дочь в Швейцарии? Небось денежки те — плата не за весь курс обучения. И даже не за год. Швейцария — страна дорогая.

Вот теперь истоки прокурорской благодарности Президенту России становятся понятны. И вправду: работать в таких условиях — одна благодать.

Газета вышла утром. Несколько часов прошли во вполне оправданном ожидании: нужно было, чтобы г-н Колмогоров осилил заметку в газете, выписал постановление, то да се... А в полдень начался очередной обыск в “Медиа-Мосте” — в кабинете начальника финансового управления холдинга Антона Титова. Формально — по “делу Гусинского”. Но это только формальная сторона, согласно которой Титов — свидетель. Однако одновременно с обыском в кабинете господа прокурорские приехали к Титову домой. А там у него — больная мать, которую как раз вчера нужно было отправлять в больницу. Она не открыла, и тогда “стражи Закона” начали взламывать дверь.

Вопрос господам из прокуратуры: дозволяет ли УПК действовать подобным образом в отношении свидетеля? Не обвиняемого и даже не подозреваемого, а — свидетеля?

Но УПК нашей Генпрокуратуре явно не указ. Похоже, они получили индульгенцию у президента, причем на все. На учебу своих деток в дорогих западных вузах (это при прокурорских-то зарплатах!), на откровенные нарушения законодательства (что охраняем, то и имеем) и на всякое другое.

Ну и на месть, конечно. Прокурорские — они ведь тоже люди, их можно понять. Они ведь мстят не только потому, что задели одного из начальников их “головной конторы”. Они мстят тем, кто позволяет себе идти не в ногу.

Этого допустить нельзя. Таким лучше ноги переломать. Чтобы строй не портили.

P.S. Cам факт задержания за правонарушение дочери высокопоставленного прокурорского работника бросает тень на личность зам. генпрокурора, курирующего, как известно, вопросы следствия.

До августа 1999 г. Василий Колмогоров, занимавшийся в Генпрокуратуре вопросами обжалования вступивших в силу приговоров, был совсем незаметной фигурой. И лишь после того как Колмогорову поручили следствие, он обрел известность. А в последний год его имя просто не сходит с первых страниц газет. Именно он санкционировал арест Гусинского, грозил кулаком Березовскому и ездил в Швейцарию на консультации по делам “Мабетекса” и “Аэрофлота”.

Кстати, в связи с развалившимся делом “Мабетекса” следует вспомнить, что главным фигурантом по нему проходил Павел Бородин, земляк и близкий друг Колмогорова (до 1994 г. Колмогоров был прокурором Якутии).

Еще один интересный факт. На днях экс-министр юстиции Валентин Ковалев, обвиняемый в крупных хищениях, заявил, что собирается огласить новые данные о коррупции в Генпрокуратуре и, в частности, о незаконной деятельности Колмогорова.

Похоже, тучи над Василь Василичем сгущаются. И происшествие с его дочерью — еще один камень, кинутый в сторону известного “борца с олигархами”. Ведь без соответствующей “наводки” таких контрабандистов у нас не задерживают.




Партнеры