СВОЙ СРЕДИ СВОИХ

5 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 196

  Отпраздновал юбилей живой классик кино, “глыбище-человечище” и просто классный мужик — сценарист Эдуард Володарский. В сценарном мире он возвышается, как Эверест, поскольку именно с его сценариями въехали победителями в большое кино и Никита Михалков, и Алексей Герман. Автор четырех романов. Друг Высоцкого, ученик Габриловича, бывшая замоскворецкая шпана. За большую жизнь его и выгоняли, и отчисляли, и давали 15 суток, но он шел по ней не сгибаясь, неуемно, как только мы, русские люди, и умеем. Таким и остался.

    

     — Эдуард Яковлевич, сколько всего сценариев вы написали? Навскидку...

     — Семьдесят.

     — Из них непоставленных?

     — Девять.

     — У вас что, 61 фильм?

     — Да, серьезно.

     — Сколько раз работали с Германом, Михалковым, Говорухиным?

     — Два фильма с Германом — “Проверка на дорогах”, “Мой друг Иван Лапшин”. С Говорухиным один фильм — “Белый взрыв”. С Михалковым мы три сценария написали, но он поставил только один — “Свой среди чужих, чужой среди своих”.

     — Какие сценарии сейчас в работе?

     — “Дневник самоубийцы” по моему роману — исповедь моего поколения. Его будет ставить Дмитрий Месхиев, уже ищет актеров. 1О серий — “Охотник за черепами” — тоже по моему роману для режиссера Александра Буравского. Еще сценарий “Западня”, я его написал с начинающим сценаристом Сергеем Братчиковым — о войне в Чечне, — его хочет ставить Николай Стамбула.

     — Любите ли вы молодых?

     — Какого пола?..

     — В смысле — с ними работать?

     — В общем, это интересно, но часто бывают проколы.

     — Вы работаете в сценарной комиссии и читаете много сценариев молодых. Что вас в них удивляет?

     — Очень низкий уровень профессионализма. И что меня просто поразило: я прочитал сейчас 15 сценариев, и — ни одного про любовь. Всякие криминальные истории, бизнес, неудавшиеся, непонятные человеческие взаимоотношения, но чтобы парень влюбился в девушку — такого ни одного.

     — Ваши звания?

     — Заслуженный деятель искусств России.

     — Премии?

     — Государственная премия СССР за “Проверку на дорогах”, Государственная премия России за “Мой друг Иван Лапшин”, Государственная премия Украины за “Красных дипкурьеров”, Золотая медаль им. Довженко за картину “Убит при исполнении”, и еще — премия КГБ за фильм “Люди в океане” Павла Чухрая. Андропов сказал: “Картина не советская, но хорошая”, — и вручил нам с Пашкой по премии.

     — Какой из ваших сценариев больше всего — про вас?

     — “Кому на Руси жить...”, там дебютировал Леша Булдаков. Герой превыше всего ставит свободу, и эта свобода у него зачастую доходит до анархии. Буйный человек, трудноуправляемый, но хранящий в душе какую-то великую справедливость. Человек, который умеет дружить, любить, работать. Таких, как правило, советская власть и гнобила. Они не могли ходить в строю, имели на все свое мнение. Такая натура — неуемная.

     — Эдуард Яковлевич, первые итоги жизни?

     — Что она уже прожита.

     — Что огорчает?

     — Возраст.

     — Что радует?

     — Тоже возраст.

     — Ваши недостатки?

     — Ой, их много.

     — Алкоголь, сигареты, женщины?

     — И алкоголь, и сигареты, и женщины. Все, что выдумало человечество, все во мне вместилось.

     — Самые хулиганские поступки?

     — Драки. До 4О лет я страшно дрался. По любому поводу. Особенно когда выпивши. Тогда меня было очень трудно удержать.

     — Вы умеете дружить?

     — Я думаю, что да.

     — А ненавидеть?

     — Думаю, что да. Если бы я взглянул на мир с высоты своей ненависти, то он бы испепелился весь.

     — О каких ушедших друзьях вы вспоминаете?

     — О Володе Высоцком и операторе Гоше Рерберге.

     — С кем вы дружите дольше всего?

     — С Никитой Михалковым.

     — Что вас больше всего удивляет в Михалкове?

     — Запас энергии, агрессивность, подвижность. Количество дел, которое он успевает сделать за один день, иногда меня просто повергает в ужас.

     — Что такое молодость и что такое 6О лет?

     — Молодость — это всегда “вперед и с песней”, а 6О лет — это невеселые раздумья о том, что натворил, когда “вперед и с песней”.

     — Вы не устали писать?

     — Пока нет, но каждая страница дается уже с большим трудом.

     — Ваша мечта?

     — Чтобы не было похмелья.



Партнеры