КУДА ПРЫГНЕТ БИМОН?

8 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 528

  “Сто лет тому вперед”. Именно так называется фантастический роман Кира Булычева, по которому затем сняли культовое для советских подростков 80-х — моего поколения — кино “Гостья из будущего”.

     Я догадываюсь, почему этот фильм получил такую бешеную популярность. Всякому любопытно узнать — как там будет на Земле (и в космосе!) через сотню-то лет. Всякому хочется заглянуть далеко вперед — пускай одним глазком.

     И мы с вами, господа спортивные болельщики, наверное, не исключение...

     Ну правда: разве кому-то из вас не интересно — за какое время будут пробегать и проплывать стометровку в 2100-м? Какие скорости покорятся велосипедистам и конькобежцам? Какой вес — штангистам?

     Вот мы и решили подготовить такую полосу, посвященную рекордам XXII века. А в качестве экспертов выбрали известных спортсменов и тренеров.

    

     Достижения в конькобежном спорте

    

     l Лидия СКОБЛИКОВА, шестикратная олимпийская чемпионка по конькам:

     — Конечно, рекорды будут устанавливаться и в дальнейшем. И предела тут не существует. Ну а как же иначе? Ведь будет совершенствоваться экипировка спортсменов, сами коньки, методика подготовки...

     — И насколько сильно вырастут мировые достижения?

     — Думаю, значительно. Я не берусь предполагать, к каким секундам подойдут бегуны поколения-2100, но эта цифра сейчас показалась бы нам невероятной. Я ушла с дорожки 30 лет назад и вижу: сейчас результаты женщин на “пятерке” совсем немного уступают нашим показателям на “тройке”. А это же почти в два раза быстрее! Мужчинам нашего поколения — и тем такие результаты не снились.

     Возможно, появятся новые дворцы с искусственными дорожками и с такой аэродинамикой, о какой сегодня и не мечтают.

     — Лидия Павловна, Россия будет причастна к рекордам будущего?

     — Без сомнения. И уже лет через пять мы с вами убедимся в этом.

     l Валерий Муратов, главный тренер сборной России по конькам:

     — Думаю, рекорды будут обновляться постоянно. Например, благодаря модернизации катков: новые бортики, призванные защитить спортсмена от травм, разгрузят его психологически. Плюс качество льда, над которым постоянно работает наука. И, наконец, чисто спортивные аспекты — улучшение коньков, совершенствование тренировочного процесса. Взять прохождение поворотов. Если подходить к этому научно, можно выиграть немало времени...

     — Но бывает ведь и так: установит кто-то феноменальное достижение — и все начинают комплексовать перед магией цифр.

     — Да, к примеру, голландец Ромме побил рекорд на 5000 м. Пройдет немало времени, прежде чем кто-то сможет к нему приблизиться.

     — А если пофантазировать и представить себе рекорд отдаленного будущего? Скажем, на дистанции 500 метров лет через 50—100?

     — Мне кажется, в ближайшее время заметного роста достижений не предвидится, но через пятьдесят лет технические нововведения позволят мужчинам сбросить с нынешнего рекорда на 500-метровке пару секунд.

     — У нас будут свои рекордсмены?

     — Главное, чтобы в России появился каток, где новые таланты смогут получить нормальные условия для тренировок.

    

     Достижения в велоспорте

    

     l Вячеслав Екимов, двукратный олимпийский чемпион:

     — Как считаете, средняя скорость в шоссейных гонках в этом веке может перевалить за 50 километров в час?

     — Что такое 50 км/ч, мне пришлось почувствовать уже на “Тур де Франс”-96. Честно говоря, если гонщик не готов к этой скорости, ему лучше вообще не стартовать. Но вот станет ли она когда-нибудь средней? Боюсь, нам уж точно не дожить до этих дней...

     — За счет чего скорость может увеличиваться в дальнейшем?

     — Не думаю, что в производстве велосипедов произойдет какая-то революция. “Машина” стоимостью семь тысяч долларов, которую делают сейчас, уже практически не может быть усовершенствована, тем более под жестким регламентом УСИ (Международный союз велосипедистов. — “МК”). Да и на первом месте все-таки остается человеческий организм. А вот медицина, возможно, будет на другом уровне. И здесь, конечно, скрыты резервы. Но как сегодня “аптека” не всем по карману, так и через сто лет она не будет бесплатной.

     l Наталья Марковниченко, двукратная чемпионка мира:

     — Через сто лет сегодняшние спринтеры будут казаться тихоходами?

     — Мне кажется, до космических скоростей и у них не дойдет. Думаю, сегодняшние рекорды на спринтерских дистанциях (до 1 км. — “МК”) реально улучшить лишь на несколько десятых секунды.

     — Для такой мизерной прибавки в скорости не потребуется никаких суперновинок?

     — В ближайшее время, пока руководство УСИ не сменится, ни о каких новинках в конструкции велосипеда не может быть и речи. Может, даже запретят еще что-нибудь.

     l Зульфия Забирова, олимпийская чемпионка (шоссе):

     — Какие технические новинки могут появиться?

     — Не знаю, как мужчины, а женщины скоро наверняка оденутся в комбинезоны наподобие того, в котором бежала легкоатлетка Кэти Фримэн в Сиднее, снимут каски, будут перед гонками стричься наголо, а также мазаться специальными кремами и гелями. А еще я верю в новые методики тренировок — пока, во всяком случае, наши тренеры каждый год что-то придумывают.

     l Владимир Рева, тренер Забировой:

     — В конце века велосипедные скорости будут несравнимы с сегодняшними. Людям надоест гоняться так тихо, соревноваться будут под 100 км/ч.

     — На шоссе будет уже не асфальт, а другое покрытие?

     — Не исключено. Но вот в чем на сто процентов уверен, так это в том, что появятся новые конструкции велосипедов. В последнее время УСИ сдерживает прогресс, запрещает новинки, но это не может продолжаться долго. С другой стороны, к концу века проблема допинга в велоспорте будет решена. И тренеры, и спортсмены поддерживают УСИ в борьбе с использованием запрещенных препаратов. Но никто не решается первым отказаться от легкого пути, потому что не доверяют конкурентам. Получается замкнутый круг, но кто-то обязательно разорвет его!

    

     Достижения в плавании

    

     l Виктор АВДИЕНКО, главный тренер сборной России по плаванию:

     — Рекорды будут расти всегда. Почему? Во-первых, наука не стоит на месте: уже сейчас разрабатываются новые методики подготовки спортсменов. Известно, что жизнь пловца можно условно поделить на несколько периодов — к каждому из них подойдет своя система тренировок. Таким образом удастся задействовать резервы человеческого организма.

     Вообще, наука будет занимать все большее место в нашем виде: призовые-то растут как на дрожжах. И в победах будущих Поповых и Панкратовых заслуги штатных фармакологов будет не меньше, чем тренеров. Разработка специального, наиболее грамотного питания для пловца будет их основной работой.

     — Экипировка у пловцов конца XXI века будет другой?

     — Конечно. Уже сейчас есть облегающие костюмы, которые используют австралийцы. Появятся приспособления, способные помочь спортсмену сконцентрироваться на той группе мышц, которой он в данный момент хочет уделить особое внимание.

     — А каким будет в 2100 году рекорд мира на дистанции, скажем, 100 м вольным стилем?

     — Так далеко загадывать боюсь. Но если говорить о мужчинах, то, думаю, уже где-то через десять лет самые быстрые будут проплывать эту дистанцию за 46,5—47 секунд. Благодаря питанию может получиться так, что к тому моменту все пловцы будут не ниже двух метров. А рост тоже очень сильно влияет на результат.

    

     Достижения в легкой атлетике

    

     l МАКСИМ ТАРАСОВ, олимпийский чемпион по прыжкам с шестом:

     — Через 100 лет, я думаю, люди смогут прыгать выше 6 м 50 см, но ниже 7 метров. За счет чего? В первую очередь, благодаря... дальнейшему процветанию политики коммерциализации спорта. Повысятся материальные стимулы у спортсменов, тренеров и прочих заинтересованных лиц, что, в свою очередь, приведет к тому, что произойдет техническая революция в изготовлении инвентаря и оснащении спортивных арен. За счет новых композитных материалов будут изобретены новые шесты, появятся новые дорожки. Покрытие дорожек, мне кажется, будет деревянным, поскольку деревянная дорожка разбега срабатывает как подкидной мостик. Вспомните, что свой прыжок на 6 м 14 см Сергей Бубка установил на деревянном покрытии, уложенном на траву. Зимний рекорд на 6 м 15 см был тоже показан на этом покрытии.

     l АЛЕКСАНДР БУРТ, заслуженный тренер России:

     — Я не знаю, каким будет мировой рекорд в прыжках в высоту ни через сто лет, ни даже через десять, потому что живу сегодняшним днем. В одном лишь уверен, что нынешний рекорд кубинца Хавьера Сотомайора — 2 м 45 см — до следующих Олимпийских игр в Афинах не доживет, но будет не выше 2 м 50 см.

     l ИРИНА ПРИВАЛОВА,

     олимпийская чемпионка в беге:

     — Если в ближайшие десять лет американка Мэрион Джонс не улучшит мировой рекорд на 100-метровке своей соотечественницы Флоренс Гриффит-Джойнер — 10,49, то он, мне кажется, продержится до конца XXI века. Но в том-то и дело, что Мэрион уже вплотную подходит к этому результату и, думаю, все-таки его побьет. Тогда это действительно будет выдающееся достижение, которое никогда не будет улучшено. Говорю так, поскольку у меня есть некоторое сомнение относительно честности рекордного результата Флоренс (пусть земля ей будет пухом). Мне как-то попалась в руки статья специалиста, который провел детальное расследование рекорда Гриффит-Джойнер и пришел к выводу, что в тот день на стадионе в Индианаполисе был неисправен ветромер и на самом деле спортсменка пробежала за 10,6. Не знаю почему, но я ему верю...

     l СВЕТЛАНА КРИВЕЛЕВА, олимпийская чемпионка в толкании ядра:

     — У меня такое ощущение, что нынешний рекорд 22 м 63 см не будет побит и через сто лет. Вот если бы правила изменили и вес ядра уменьшили до трех килограммов... Думаю, что в конце концов это и будет сделано — популярность и зрелищность нашего вида спорта надо повышать, иначе он рискует не дожить до следующего века. Надо менять и технику толкания. Мне кажется, что тут на правильном пути находятся американцы. Вы видели их технику толкания с круговыми движениями, как при метании диска? Вот с такой “метательной” техникой, на мой взгляд, вполне реально послать трехкилограммовое ядро до отметки 25—30 метров.

     l ЕВГЕНИЙ ЧЕН, рекордсмен мира в тройном прыжке:

     — Новый Бимон теоретически может появиться в любой момент. Впрочем, одного таланта, на мой взгляд, мало. Вспомним, как родился его рекорд. Во-первых, сам спортсмен потенциально оказался готов к такому прыжку. Во-вторых, это было высокогорье (свыше двух тысяч метров над уровнем моря), где рекордные результаты случаются, как известно, чаще. В-третьих, попутный ветер был идеальным, предельно допустимым — 2 метра в секунду. В-четвертых, в момент прыжка начал накрапывать дождь, и Бимон оказался в положении нашего прыгуна в высоту Сергея Клюгина в Сиднее, когда вопрос стал ребром: сейчас или никогда! В-пятых, у американца получилось идеальное попадание на планку. И, наконец, в-шестых, нельзя не учитывать психологический фактор. Бимон, считавший себя безоговорочным фаворитом, сделал два заступа во время квалификационных соревнований и попал в финал только после третьей попытки. Поэтому на решающие попытки он вышел предельно мобилизованным... Другими словами, должно совпасть несколько факторов, чтобы получился мировой рекорд. Каким он будет через 100 лет, сказать не берусь, а вот через 50 — рискну предположить. Думаю, кому-то удастся “долететь” до отметки 9 м 50 см (больше не могу себе просто представить, поскольку сам прыгал на два с лишним метра меньше). Естественно, к тому времени будет другая, более скоростная дорожка. Что касается тройного прыжка, тут я согласен с профессором Николаем Озолиным, считавшим, что в обозримом будущем прыжок на 19 метров вполне реален. При совпадении многих факторов, безусловно.

     l ТАМАРА БЫКОВА, чемпионка мира по прыжкам в высоту:

     — Я даже не хочу фантазировать на тему: “Каким будет мировой рекорд через сто лет”, потому что почти наверняка знаю, что нынешнее высшее достижение болгарки Стефки Костадиновой — 2 м 09 см — установлено на века. Это, если хотите, маячок с “эффектом горизонта”, к которому в XXI веке будут стремиться все прыгуньи. В свое время профессор Кузнецов много говорил о том, что женщина способна прыгать на 2 м 20 см, со своей теорией о предельных возможностях человека ездил по миру, читал лекции, но мы, спортсмены, откровенно говоря, называли его науку “трепологией”. Потому что знали истинную цену этой теории на практике. Что уж говорить о 2 м 20 см, если даже 2 м 10 см выглядели для нас несбыточной мечтой. Эту высоту могла покорить только одна спортсменка в мире — Костадинова. И раз уж она это в свое время не сделала, теперь не сделает никто.

     l СВЕТЛАНА СТЫРКИНА, заслуженный тренер России:

     — Через 100 лет, естественно, многое изменится. Появятся новые дорожки с каким-то суперпокрытием, ведь не знали же мы о тартане, когда бегали по гаревым дорожкам. Возможно, будут изобретены шиповки с сотнями “гвоздей” и какие-то сверхобтекаемые костюмы... Однако не думаю, что все это принесет какой-то существенный прогресс в бег на средние и длинные дистанции. На мой взгляд, это те легкоатлетические дисциплины, где менее всего будут расти результаты — уж очень велики тут тренировочные нагрузки. Посмотрите, рекорд Ярмилы Кратохвиловой в беге на 800 метров (1,53,28), установленный на Олимпийском стадионе в Мюнхене, отметит в июле 2001 года свое 18-летие!

     Тем не менее все же рискну предположить, что, если не будут изобретены какие-то фантастические, разрешенные правилами медицинские препараты, способные в корне изменить наши представления о возможностях человека, через 100 лет мировой рекорд у женщин на дистанции 800 метров будет равен 1,51,00, а на 1500 метров — 3,35,40.

    

     l Алексей МЕДВЕДЕВ, знаменитый

     советский тяжелоатлет:

     — Расти рекорды, конечно, будут, но не так стремительно, как до 1992 года, когда был введен строгий допинг-контроль спортсменов. Думаю, теперь лишь немногим удастся перекрыть старые достижения сразу на 8—10 килограммов.

     Примечание “МК”. В тяжелой атлетике вообще сложно спрогнозировать динамику результатов — постоянно меняются, если можно так сказать, правила игры. К примеру, пятьдесят лет назад самого сильного человека планеты определяли по сумме трех упражнений — толчка, рывка и жима. А сегодня про жим уже и не вспоминают. К тому же одно время мир штанги сотрясли допинговые скандалы. Это привело к тому, что все без исключения рекорды были аннулированы. Так что едва ли правомерно сравнивать, положим, лучший олимпийский результат 1976-го в супертяжелом весе (440 кг в сумме двоеборья) и победный показатель Сиднея-2000 — 472,5 кг иранца Резазаде. Не будь сегодня столь масштабных проверок на допинг, тяжелая атлетика за четверть века, несомненно, шагнула бы дальше...

    



Партнеры