Возбужденный член Мосгордумы

27 марта 2001 в 00:00, просмотров: 438

Есть такой старый цирковой анекдот. Клоун, который вечно по уши в опилках, рассказывает, какой классный номер он придумал: “В центре арены стоит центрифуга с дерьмом, она начинает быстро-быстро крутиться, и дерьмо забрызгивает всех зрителей. А потом — выхожу я. Весь в белом...”

Мосгордума — цирк необыкновенный, законодательный. И там на днях был поставлен знаменитый номер из анекдота...

Выборы в Мосгордуму приближаются неминуемо, как срок родов. Но предвыборная гонка началась задолго до декабрьского “разрешения”. Депутаты ходят на танцы к одиноким старушкам, читают лекции о пользе православия, наконец, просто дарят избирателям кильку в томате...

В гордуме, чего греха таить, немало странных людей. Но на последнем заседании депутаты обсуждали документ, который даже им показался ну очень странным. Все равно как в зюзинском ЖЭКе голосовали бы за Буша-младшего.

На трибуну поднялось нечто доселе неведомое: “уполномоченный представитель жителей Москвы”. Депутаты пристально уставились в неизвестность. Но, приглядевшись, признали “народного трибуна”. Ба-тюш-ки! Это был до боли знакомый им депутат Московченко! Просто в таком “белом костюме” он решил двинуть на суд коллег постановление “Об увековечении памяти Героя Советского Союза Талалихина...” В нем предлагалось поставить на пересечении улиц Талалихина и Малой Калитниковской памятник летчику, совершившему в небе над Москвой первый ночной таран в Великую Отечественную войну. А также закрепить за памятником 2,3 га “зелени”. Дабы не допустить строительство на этом месте жилого дома.

При чем тут человек “в белом”? Это он, лично и публично, пообещал избирателям-ветеранам похлопотать о герое. Но сделал это не просто так, а попросив немощных стариков собрать необходимые для постановки вопроса в Думе 10 тысяч подписей под петицией. И старики ковыляли по городу, тряся подписными листами и не зная о том, что депутат “забыл” им разъяснить главное: таких решений гордума не может принимать по закону. Вопросами возведения памятников занимается в Москве только Комиссия по монументальному искусству, а судьбу земельных участков решает только городское правительство. Ветераны, естественно, сами не знали юридических тонкостей. И, поверив своему слуге, собрали даже не 10, а 15 тысяч подписей. А их представители пришли в Думу поддерживать благодетеля вместе с учениками 480-й школы. И представление началось.

“Клоун”, видать, долго готовился к бенефису. Его речь была возбужденной, пестрила обличениями в адрес равнодушных коллег по Думе и такой правдой-маткой, от которой только у него не краснели уши. Типа: “Бегал лось по лесу, подвергся некоей операции. И вот ходит теперь по лесу просто лось. Так вот и у нас — просто Дума!” Кроме того, “клоун” подробно рассказал биографию летчика-героя и потребовал увековечить его память в сжатые сроки, то есть до выборов. “Вот Юрию Никулину, — мотивировал он, — очень быстро построили”.

— Почему только по поводу этого памятника вы хлопочете? Почему не по другим? — удивлялся представитель мэра в Думе Петров. А чего удивлялся-то? Собрал бы под петицией за памятник, например, Гюго Московченко столько подписей? Вот и весь фокус.

И тут выяснилась “удивительная” вещь: оказывается, Комиссия по монументальному искусству уже дала “добро” памятнику Талалихину. О чем “уполномоченный представитель” вроде как не знал. А потому и устроил трехчасовое (!) шоу для (и с участием) избирателей и представителей СМИ. Номер прошел: речь благодетеля старики сопровождали бурными аплодисментами. Они верили, что за их права действительно борются. Они даже плакали... Они же не знали, что пришли в цирк.

— Ему удалось обмануть огромное количество москвичей, которые собирали подписи за уже принятое решение, — сказал корреспонденту “МК” сам слегка офигевший от “номера” коллеги спикер Думы Владимир Платонов. — Обманывать людей, тем более стариков, подло...

А еще — цинично и умно. Памятник Талалихину в Москве все равно построят. И для стариков-избирателей это будет значить одно: депутат их не подвел. По крайней мере 15 тысяч подписей избирателей, считай, в кармане у “клоуна”.



Партнеры