ЮБИЛЕИ: МЕДЛЕННО И ПЕЧАЛЬНО

3 апреля 2001 в 00:00, просмотров: 504

  “Мы будем говорить с Путиным не только о настоящем и будущем Союза, но и о прошлом”, — сказал президент Белоруссии, едва ступив на российскую землю. А потом произнес коронную фразу: “К сожалению, в деле создания единого государства сделано меньше, чем ожидалось”. Уже пятый год с этого вступления начинают отмечать день рождения Союза Белоруссии и России. И в самом деле — пять лет мы вместе, но до сих пор у нас нет даже общего флага и гимна. Не говоря уже о более значимых вещах. На сегодняшний день у двух стран существует 3800 разногласий в законодательстве — на одну только “унификацию” можно жизнь положить. И все же юбилей отмечали торжественно, с речами, концертами, бурным застольем. Не скрывая надежд, что теперь у нас все будет по-другому. Будет ли?

     Насмешка судьбы: в тот миг, когда в Москве, в Колонном зале, отзвучали фанфары по поводу пятилетия “единения Белоруссии и России”, Нью-Йоркский суд приступил к вопросу об экстрадиции госсекретаря Союза Пал Палыча Бородина. Достойный финал торжества. Впрочем, чего и ожидать от “юбиляра”, появившегося на свет на исходе Дня дурака... Уже пятый год 2 апреля мы отмечаем наше “единение” и пытаемся подводить итоги. Но все парадные реляции сводятся к одному: союз у нас есть, но его вроде как бы и нет. Есть куча подписанных документов, масса совместных программ, а начнешь разбираться на деле — пшик один. Как автомобиль на пляже: колеса крутятся, песок летит — а вперед никак...

     Раньше такая “задержка в развитии” была понятна: высшее должностное лицо Союза — Б.Н.Ельцин — больше времени проводил в больничной палате, чем в делах союзных. Теперь — ситуация иная. Оба президента пышут здоровьем, активности хоть отбавляй, а бурной деятельности как не было, так и нет. И дело даже не в Пал Палыче, который волей судьбы оставил Союз в переходный момент. А в том, что Россия наконец определилась, чего она хочет от сближения с Белоруссией. И для нашего “союзника” Александра Лукашенко эта “определенность” оказалось не слишком приятной. Раньше, как ни крути, он был ведущим — постоянно подталкивая неповоротливого партнера к каким-нибудь шагам. А теперь роли распределены четко: что и в какой последовательности делать — определяет Россия. Общая валюта — российский рубль — к 2005 году, не раньше (а выборы у Лукашенко уже этим летом). Эмиссией заправлять будет Москва, она же будет управлять экономическими реформами в “союзнице” Белоруссии. Именно такое условие поставлено Правительством России. Не будет реформ - не будет поддержки Лукашенко на выборах. По сути, Россия по отношению к Беларуси берет на себя роль МВФ в разгар российской “перестройки”. А тех, кто дает деньги, но при этом диктует условия, — не любят.

     Экономика уходит под Россию, налоги, таможенные сборы унифицируются. И что же остается в управлении Лукашенко? Только политические дрязги с собственной оппозицией, в которые России ввязываться не резон... Раньше Александр Григорьевич каждые полгода покрикивал “эге-гей”, призывая к действию. А теперь помалкивает. И уже белорусская сторона говорит, что сближение — процесс непростой, нечего, мол, его подгонять. Все идет своим чередом...

     А что же думают о перспективах и достижениях Союза сами “строители”? “МК” попытался выяснить это в аппарате Госсекретаря Союза.

     Игорь СЕЛИВАНОВ, исполняющий обязанности госсекретаря Союза Беларуси и России.

     — Чем может похвастаться Союз? Над чем предстоит еще работать и работать?

     — Предусмотрено создание единого экономического, таможенного, валютного и информационного пространства. Кое-что уже нами выполнено. Например, сейчас при пересечении границы с Беларусью происходит лишь таможенное оформление грузов, но налоги не взимаются. Третий год принимается бюджет, и основная его часть уходит на построение западной таможенной границы. В то же время много есть недоработок. У нас разные ставки подоходного налога, разные базы для исчисления акцизов, остаются определенные проблемы со взиманием НДС при поставке товаров в Белоруссию. У нас также расходятся размеры таможенных платежей на одни и те же товары на более чем три тысячи позиций при импорте-экспорте с другими странами. Необходимо все это унифицировать.

     — Что дает Союз рядовым гражданам наших стран? Чем облегчает им жизнь?

     — Первым делом надо вспомнить постановление о равных правах на получение образования. То есть российская молодежь может свободно обучаться в белорусских учебных заведениях и наоборот. Прорабатывается соглашение по медицине, чтобы были равные принципы для белорусских и российских граждан — уровень взаимных соглашений ограничивается пока лишь оказанием неотложной медпомощи. На базе единых подходов к трудовому законодательству уже действует КЗоТ Беларуси. Насколько я знаю, наш новый КЗоТ, подготовленный правительством, базируется на тех же принципах.

     Анатолий БОНДАРЕВ, заместитель Госсекретаря и член Постоянного комитета Союзного государства (от Беларуси):

     — Складывается впечатление, что дела в Союзном государстве не столь хороши, чтобы устраивать пышный юбилей. Как вы полагаете?

     — В таких исторических вопросах видимые результаты проявляются зачастую через годы, а на практике идет повседневная работа органов Союза, которая по понятным причинам бывает скрыта от глаз широкой общественности. Например, до перевыборов функции парламента Союза выполняет Парламентское собрание Союза Беларуси и России. Уже подготовлены положения о предстоящих выборах.

     — Приходится слышать, что и в России, и в Беларуси недовольны процессом сближения...

     — Недовольны. Тем, как они медленно решаются. Я думаю, дефицит у нас общий. Для экономики наших государств не хватает инвестиций, для исполнителей — культуры в работе и дисциплины. Первый дефицит ликвидируется только объединением усилий при работе с деньгами, полагаясь в основном на собственные силы, но не избегая и иностранных инвестиций. А второй дефицит можно быстро ликвидировать только наведением самого обычного порядка. Кадров и информационно-технического обеспечения для этого достаточно.

     — Путин, как говорят, придерживается жесткой политики в отношении Беларуси, типа “Мы союзники — но за газ платите”. Как вы это оцениваете?

     — Путин тверд и последователен сам по себе. Беларусь тут ни при чем. А пример типа “Мы союзники — но за газ платите” ни о чем не говорит. В условиях рынка и внутри России субъектам Федерации приходится рассчитываться за все, в том числе за газ.

     Вы, видимо, имеете в виду более широкий аспект — твердую позицию российского президента в отношении неукоснительного соблюдения согласованных союзных договоренностей. Да, это так. Но что тут особенного? И белорусский президент придерживается точно такой же твердой политики. Но исполнение этих договоренностей во многом тормозится пробуксовыванием аппарата Союзного государства. Здесь нужна твердость в скорейшем наведении кадрового, исполнительского порядка, и такую позицию можно только приветствовать. “Экономическая часть” вашего вопроса имеет ответ в самом Договоре, где говорится о едином экономическом пространстве, единой валюте, едином эмиссионном центре, о своих системах управления.

    



Партнеры