Крепостные Коха

23 апреля 2001 в 00:00, просмотров: 546

Изрядно потертая теннисная ракетка Бориса Немцова, пупс, которым в детстве забавлялась Ирина Хакамада, известный фолиант “Приватизация по-российски” с подписями авторов — Коха, Мостового и Чубайса, ваучер с автографом того же Чубайса... Все эти лоты плюс предметы искусства распродавались в субботу на благотворительном аукционе (в пользу детей-инвалидов Иркутска) в арт-галерее “Дача”.

Раскошеливаться на иркутских больных должен был, естественно, бомонд. Особые надежды организаторы возлагали на господ Коха и Йордана (последний явился с супругой, которую больше, впрочем, заинтересовала живопись Поленова и Левитана, на аукцион не выставленная, а просто висевшая в соседнем зале). Публика к лотам подошла весьма избирательно. Каждый выбирал то, что было близко его идеалам. Кох не обратил внимания ни на антикварные ковры, ни на люстры позднего модерна. Зато скупил оптом несколько картин с портретами русских мужиков середины прошлого века — у них были откровенно красные носы, набрякшие подглазья и нечесаные бороды. “Я посчитал, что могу потратить здесь стоимость двух “Волг”, — комментировал Альфред Рейнгольдович покупку. И потратил. А его сотоварища по НТВшной эпопее Бориса Йордана очаровала картина “Собрание акционеров”, склеенная из кусочков старых купюр. Обошлась она ему в цену подержанных “Жигулей”... Владелец “Рэдиссон-Славянской” Умар Джабраилов, явившийся в “облаке” модельных нимф, дал понять, что его цель — коммунизм. Он выложил кругленькую сумму за эскиз художника Бродского к тарелке “Ленин” и за пепельницу “Кепка Вождя”. Политолог же Сергей Караганов выторговал пикантность из фарфора: когда с фигурки снимали накладное одеяло, появлялась аппетитная попа.

Что до “политических” предметов, то дешевле всего — долларов в триста — публика оценила “Приватизацию по-российски”. Один из авторов, Кох, откровенно волновался, ожидая реакции зала на дорогой его сердцу лот. Но вот — не оценили. Наверное, поэтому он злорадствовал по поводу продажи немцовской ракетки (стартовая цена — 1 доллар, ушла за 500): “Это фаллический символ Бориса!” Ирина Хакамада, напротив, была счастлива — ее куклу в ползунках приобрели за $1100. Ну а все рекорды побил ваучер с подписью Чубайса. Выставлен он был тоже за доллар, а купили его аж за 8500. Нам бы так свои — без подписи — продать...



Партнеры