ПоговориМ

7 мая 2001 в 00:00, просмотров: 282

  Двенадцать месяцев в году,

     Считай иль не считай.

     Но самый радостный из них —

     Веселый месяц май.

     Но, однако, сказано: кто родился или женился в мае — век будет маяться. Почему бы это? А снег в мае? Об этом гениально написала Анна Ахматова на все века.

     Майский снег

     Прозрачная ложится пелена

     На свежий дерн и незаметно тает.

     Жестокая, студеная весна

     Налившиеся почки убивает.

     И ранней смерти так ужасен вид,

     Что не могу на Божий мир глядеть я.

     Во мне печаль, которой царь Давид

     По-царски одарил тысячелетья.

     Он каждый раз новый — этот месяц. И все-таки остаются инварианты. Я тоже видел снег в мае, разве что не помню, в каком году. (Я был тогда моложе и глупее.)

     4 4 4

     Конечно, померзли немного.

     С ворчанием — не без того.

     Но к лету выводит дорога,

     Тепла впереди еще много,

     На каждого хватит его.

     Погода куражится очень

     И путает все времена,

     Как будто напомнить нам хочет,

     Что так и не покорена:

     Ведь ливня секущие плети,

     Спаленное солнцем жнивье —

     Последние десятилетья

     Для самоуправства ее.

     И будет отглажен и вымыт,

     Очищен от всех мелочей

     Полезный и правильный климат

     Рассчитанных дней и ночей.

     Но, что-то свое вспоминая,

     Вдруг бабка вздохнет из угла:

     — Под снегом мы встретились в мае...

     Какая погода была!

    

     БЫЛ

     МЕСЯЦ МАЙ...

    

     Еще май для меня — это день рождения моего отца. Он служил капельмейстером в духовом оркестре, командиром музвзвода в Воронежском училище связи.

     Парковый триптих

     1.

     Вечер на меридиане,

     Вечер в переулке.

     Время переодеваний,

     Сборов на прогулки.

     От торжественности хмурый,

     Глаженый и бритый,

     Вытекает в парк культуры

     Отдых деловитый.

     Что мерещится тем часом

     На невидном месте

     Человеку с “эсным” басом

     В духовом оркестре?

     2.

     Не поверил раньше сам бы —

     Осознал впервые:

     Мне, пожалуй, всех ансамблей

     Ближе духовые.

     Марш военный! Как он четко

     Выбит и откован!

     Как чугунная решетка

     Сада городского.

     В нем не только гром орудий,

     Грохот наступлений —

     Часть лирическая будет

     Во втором колене.

     Это ведь увидеть надо,

     Оценить и взвесить.

     Над боями, над парадом

     Одинокий месяц.

     Труб нежнейшее касанье,

     Хроматизм кларнета...

     А в музвзводовской казарме

     Душно было летом.

     Вздох валторны в этом месте

     Скажет остальное —

     И напрасно капельмейстер

     Разлучен с женою.

     Далеко ушла разведка

     Сквозь разрывы дыма...

     “Эсный” бас ступает редко —

     Где необходимо.

     3.

     Полька, вальс напропалую.

     Танцы, пиво, танцы.

     Я не пью и не танцую,

     Не влюбляюсь, не ревную —

     Что же я остался?

     Как понятны зверь и птица

     Для специалиста,

     Я хотел бы научиться

     Понимать басиста.

     Поменяться с ним местами —

     Что-то вроде жажды.

     Встать за нотными листами,

     Оглядеть однажды

     Шар огромный, двухполярный,

     Космос, все творенья

     С этой, малопопулярной,

     Редкой точки зренья.

     Вспоминается что-то легкое, маленькие клейкие листочки Достоевского. Много детворы на улицах. Прыгалки, классики, велосипеды. Экзамены, каникулы... А я пишу стихи...

     Майская песенка

     Я иду по красивой земле,

     Улыбаются кошки и дети.

     В мае месяце и на рассвете

     Я иду по красивой земле.

     Даже странно, что где-то опять

     По расчетам ползут интегралы

     И чужие не спят генералы,

     Собираясь меня убивать.

     В этой утренней голубизне

     Слышен птиц нарастающий говор,

     И в усталых объятьях другого

     Вспоминает жена обо мне.

     Это очень приятно — идти

     Здесь, на улицах, там, на тропинках,

     В мае месяце, в новых ботинках,

     Кто бы там ни стоял на пути!

     4 4 4

     Вот город. Полдень. Сто машин.

     И ветер улицу полощет.

     Покачиваясь, через площадь

     Плывет сирень. Она курится.

     Ее огонь растормошил.

     А за углом, как за кулисой,

     Стоят и смотрят сто машин.

     А вы не встретите того,

     Что стало старыми словами,

     Что может быть сто раз мертво,

     И все-таки осталось с вами?

     И сколько жизней наугад

     Меня по городу носило

     Цветоскольженье, цветосила,

     Цветоворот и цветопад!

     Нет, так нельзя. Я постарел.

     Я выдохся. Я слег опрятно.

     Уйди, не жди меня, сирень,

     Не жги меня. Вернись обратно.





Партнеры